У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

коты-воители: раскол

Объявление

► навигация

► администрация

Со всеми вопросами, просьбами, комментариями и замечаниями вы можете обратиться к Ягнятнику.

► актуальная информация

В обновлённой хронологии событий можно ознакомиться с последними событиями в игре. Учитывайте, что эта игровая ночь будет Ночью половины луны. Всё ещё нуждаемся в котах Сумрачного леса.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители: раскол » ► принятые анкеты » Акция #1 Тучевод


Акция #1 Тучевод

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://funkyimg.com/i/2A72d.png http://funkyimg.com/i/2A72c.png
ТУЧЕВОД

[indent] ► племя: племя Ветра.
[indent] ► должность: воитель.
[indent] ► возраст на момент смерти: 80 лун.

[indent] ► чистокровность: чистокровный.
[indent] ► причина попадания в сумрачный лес:
преследуя идею «идеальной армии», доводил своих учеников до смерти.


[indent] ► описание

Греет душу чужое горе,
Я смеюсь, а причины нет.
То ли в ссоре я сам с собою,
То ли в ссоре я с белым светом.

[indent] Высокий, но худой кот с длинными лапами и тонким хвостом, короткой темно-серой шерстью и глубокими зелёными глазами. Донельзя злопамятный и мстительный, злорадный и не знающий мер, Тучевод причиняет боль не затем, чтобы добиться конкретной цели, но затем, чтобы самоутвердиться. Острый на язык, насмешливый, немного чудаковатый и сам себе на уме, Тучевод индивидуалист и не жалует ни работу сообща, ни толпу саму по себе.

[indent]  Тучка с детства был слабым, часто болел и страдал от насмешек ровесников посильнее. Родители не слишком его опекали, полагая, что он должен научиться сам давать отпор, однако последнее заняло время. Наставником Тучелапа был вспыльчивый, требовательный воитель, который откровенно запугивал ученика, заставлял его тренироваться до упаду и даже травм. Когда Тучелап пожаловался на жестокость наставника, его не восприняли всерьёз: с другими воитель вёл себя добродушно и спокойно, — и жалобу Тучелапа, который запомнился всем слабым и больным котёнком, восприняли как нежелание тренироваться.

  [indent] Тучелап стал Тучеводом, избавившись от гнёта наставника, а вместе с ним он оставил позади образ зашуганного котёнка. Тучевод стал превосходным охотником и опасным противником, гибким, проворным и безразличным к боли. В племени начали уважать его, относиться куда благосклоннее, но Тучевод не забыл ни детские насмешки, ни недоверие старших к жалобам замученного оруженосца. Когда  ему дали ученика, еще маленького, но крепкого и активного, Тучевод поблагодарил предводителя за оказанное доверие и пообещал приложить все усилия, чтобы оруженосец стал достойным воителем племени Ветра.

  [indent] Ученик погиб через две луны: его утащил ястреб. Тучевода утешали, а он громко корил себя за это — лишь на словах. В гибели оруженосца был виноват он сам: сражаясь с ним в полную силу, он сломал ему шею. Тучевод не испытывал жалости: ученик был сам виноват в том, что не выдержал и пропустил удар. Тучелап ведь как-то справился? А ведь его считали все слабаком. Вот тебе и весь хвалёный талант котят, что ходили в любимчиках у всего лагеря только потому, что родились чуть более сильными, чем другие.

  [indent] Ему дали ещё одного оруженосца — тот умер позже, в десять лун, опять на тренировке — опять при трагических обстоятельствах для племени. Тучевод уже открыто расхаживал возле детской, общаясь с котятами — особенно теми, что были посильнее, — однако королевы начали бояться отдавать ему своих детей на обучение. Прошли луны, прежде чем ему достался новый ученик, однако в этот раз Тучевод не добился желаемого: во время одной из тренировки он едва не задушил оруженосца, но их заметил один из воителей и бросился на помощь. Взбесившийся Тучевод накинулся и на него, но в ходе стычки был убит.

  [indent] Когда он открыл глаза, его уже окружала темнота Сумрачного леса.

[indent] ► пробный пост

https://78.media.tumblr.com/a45f58134fd7c0bde21f4094f0ceb38d/tumblr_or1pfnkxew1uocsx1o1_500.gif

Скрипели древесные сухие ребра, отпадающие, выпирающие уродливо с полых стволов, остреющие в сумерках мертвого леса. Скрипели, расходились по швам и что-то неразборчиво шептали, трясли мшистыми гривами своими гнилыми. Мелкие насекомые, мерзостные колонии непонятных существ, разбегались из-под лап и падали откуда-то сверху, путались в шерсти. Их едят и давятся ими те, кто еще сохранил привычку охотиться и питаться.

Тот, кто еще помнит, как это — жить.

Деревья шатались и ломали друг об друга железные ветки. Они будто сражались друг с другом, и лениво размахивали копьями, лениво спускали стрелы, лениво кололи мечами, лениво защищались — их война не закончится никогда, их битва будет длиться всю вечность. Они все скрипели, разверзая свои ребра-костьи, сбрасывая черную броню, словно змеиную чешую, и, сколько бы ты здесь не бродил, сколько бы блуждал, никогда не сумеешь разобрать того, что они тебе говорят. В воздухе будет пахнуть насмешкой и пропащим чьим-то безумием, откуда-то донесется чужой неназванный страх, а чаща все будет шептать и шептать о чем-то своем, неизведанном и бесконечном, о чем-то, чего сначала будешь бояться до приступов паники, но после нескольких десятков лун — ждать.

Ведь тишина гораздо страшнее слов. И коты, нашедшие себе пристанище в Сумрачном лесу, об этом знают лучше всякого.

У Тучевода шерсть бесцветную ерошит промозглый здешний ветер, и теперь — теперь это уже дань уважения, приветствие сильного, поклон мертвой чащобы тому, кто сумел научиться говорить на незнакомом языке и выбраться оттуда, откуда не выбираются. Такие, как он, пишут новые законы и смеются черным над старыми. Такие, как он, лучше всего знают, что такое пустота снаружи — и что такое пустота внутри.

Зияющая. Попробуйте распороть ему брюхо и посмотреть — под грудиной пусто, совсем ничего нет, там пыль тремя слоями осела, и иссохшие птичья перья рассыпаны. Конечно, просто попробуйте, ведь это так легко. Конечно, попробуйте, и вспорют брюхо вам.

У Тучевода глаза зеленые, вроде той зелены, что поднимается в воздухе над гнилыми болотами, и ею по-настоящему подвиться можно, она и задушит, и ослепит, и даже оглушит — мертвенные издыхания бурых трясин. Он смотрит больно и вязко — еще чуть-чуть, и погрязнешь в этом сам. Он смотрит также, как воют волки, и говорит то, чего ты бы и в жизни, и в смерти слышать не хотел. И, наверное, когда встречаешь его здесь, невольно думаешь — не родился ли он в этом лесу, не родился ли вместе с ним? Может, когда-то давно, когда только взрастал восходами мир, и когда солнце отвернулось от этой черной чащобы, вышел отсюда и Тучевод, разбуженный и пробужденный. Может, так он на самом деле здесь появился — верее, был здесь всегда — а не пришел из смертных земель, где был покаран за грехи перед законом и племенем?

Может, и так — Тучевод не расскажет, конечно же, никогда. Он блуждает средь мертвых деревьев, как блуждают призраки, и, кажется, голос Сумрачного леса слышит лучше, чем любой другой. И сам думает о том, что был в живых землях рожден лишь для того, чтобы умереть и возродиться здесь — в истинном владении, в своем настоящем пристанище, там, где должен был быть и должен быть сейчас.

Ему здесь — удивительно — спокойно.

И сейчас он сидит посреди иссохшей тропы, а чаща лесная клубится вокруг него липким серым туманом. Если б можно было назвать ее сестрой — Тучевод бы назвал, и сложно дать имя тому. Он в ожидании замер, и в своей еле колыхаемой недвижимости был похож на те ребристые деревья, что стремились разорвать бездонное небо в клочья. Тучевод — сын этих троп и брат здешних ветров, он тот, кому было не суждено жить спокойно и довольствоваться тем, чем довольствуются обычные коты — зато ему было суждено другое.

Теперь он ждет, закрыв глаза, и странным черным пятном его фигура возвышается посреди тропы. Будто и не сам он сюда забрел медленным своим движением, а будто бы лес взрастил его здесь, вырастил там, где слишком пусто. Наверное, у здешних котов не бьются сердца. Им отведено слишком много времени на существование, и потому — потому был однажды ниспослан сюда Тучевод. Чтобы воспользоваться этим временем сполна, и чужим — тоже.

Неуверенные шаги. Чаща шептала неумолимо, всем сейчас своим существом сосредотачиваясь на этой лесной тропе, и, кажется, стало еще темнее, чем было. Тем, кому страшно — таким здесь не место.

Туман пропускает в свои ладони еще одну, маленькую и сгорбленную, тень. Она озирается и жмется к земле, будто нерадивый птенец, выпавший из гнезда, и идет, идет, идет, а куда — сама не знает. Лес вокруг гудел, звенел железными ветвями, грозился выколоть ей сердце, только тень на этом языке еще ничего не понимала — и предостережениям не внимала. Оруженосец, что лег спать, и проснулся среди черных сгустков мертвой чащи — вот, кем была эта тень. У нее сердце все еще билось. И грохотом отлетало по воздуху, оно было слышно каждому обитателю этих ветвистых иссохших троп.

Тучевод открыл глаза. Болотная зелень теперь блестела, и тень дергается. Замирает. Но когда вдруг распрямляется и поднимает голову — видит лес, Тучевод самодовольно усмехается.

— Кто ты?

Он знает, как много сил приходится прикладывать оруженосцу к тому, чтобы его голос не дрожал и не скакал на нотах, как у сорвавшегося соловья. Ему это слишком хорошо известно.

— Где я?

У него получалось, и Тучевод не отводил взгляда. Он знает, что их устрашает, когда им не отвечают сразу. Он выучил это слишком давно, кажется, много лун назад, когда еще был живым и умел дышать — со своими первыми учениками. Они все были между собой похожи, и этот — этот не исключение. Трясущийся комок шерсти неопределенного цвета, который пытался быть смелым. Хотя бы пытался.

Туман стал блеклым.

— А ты и сам не знаешь? — Тучевод нахмурился, дергая кончиком хвоста. Они всегда спрашивали одно и то же.

Когда его рычащий голос перестал вибрировать по мертвой земле, Тучевод развернулся к оруженосцу спиной и пошел прочь. Раздраженные деревья скрипели и шумели, а ветер — сухой ветер прошелся по котенку лапой насквозь, и тот, им гонимый, побежал за Тучеводом следом.

Никто из живых не понимал в полной мере того, что раньше этот воитель делал. Никто из них не оценивал его труды по достоинству, все были слишком верны глупому старому закону, что писан безглазыми и давно лишенными чувства юмора предками. Никто не хотел прозреть и начать видеть — все из поколения в поколение подчинялись одному и тому же, и, видит лес — как это беспечно, как наивно. Слабость, овладевшая племенем, распространялась, будто болезнь, и передавалась по наследству. Ты смотришь, как глупо и расточительно тратится сила, смотришь и видишь, что это ведет в сплошное небытие. Гораздо, гораздо хуже, чем Сумрачный лес — есть и кое-что похуже, есть омертвлённая пустота. Ты помнишь, как они поступали с твоей слабостью, помнишь, что тебе этого не прощали — а другим сполна.

Ты был слаб. Лес послал тебе наставника, который выжрал ее из тебя, не простил, не дал поблажки, не снизошел — и лес точно также пошлет тебя наставником другим. Слабость не прощается. Если не простилась тебе — не простится другим, и это — единственная истина, которую несли с собой те, кто задирал в детстве и издевался на подобии стервятников. Только вот отчего-то никто этого не понимал.

Ты служил своему племени. Ты хотел сделать его сильным и как никогда влиятельным, чтобы одно только упоминание о воителях Ветра — которых, похоже, принимали больше за охотников на кролей, нежели за настоящих воинов — становилось бы устрашением.

Идея идеальной армии зародилась в голове Тучевода еще в детстве.

— Мышиный помет! Да куда мы идем?

Тучевод резко остановился и посмотрел на нетерпеливо встрепывающегося оруженосца рядом с собой. Ему вспомнилось... что в родном племени они всегда говорили «Кроличий помет!», пока все остальные использовали традиционное ругательство. Он мотнул головой.

Кажется, этот котенок уже несколько раз спрашивал что-то, но Тучевод не слышал. Со своей высоты ему это нелепое живое создание казалось еще более жалким, чем издалека. Он слышал, как колотилось его маленькое сердечко.

— Ты слаб, — сухо заметил кот, возобновляя движение. — Труслив. Глуп и наивен. Наверняка, тебя задирают в племени.

Оруженосец хотел что-то сказать, но Тучевод, взглянувший на него свысока и нахмурившийся, пригвоздил беднягу к месту. Не столько сумрачный кот был страшен, сколько сам этот бедолага боялся.

Лес надменно молчал.

— Ты здесь, потому что ты жалок. А я здесь, чтобы сделать тебя достойным воителем. Ты забудешь, что такое слабость и насмешка в чужих глазах. Скажи мне свое имя.

Тучевод остановился. Они стояли на перепутье тропы, и она, словно разбитое камнями речное русло, растекалась в разные стороны. Она не имела конца и не имела начала. Эти дороги никуда не вели, лишь в призрачную пустоту, обрекая чужеземцев на беспокойные блуждания и скитания среди деревьев-могильников. Тропы — змеи, и они умели менять свое направление, умели путать, умели завлекать туда, откуда даже такому сильному духом коту, как Тучевод или Чертополох, не выбраться.

Он посмотрел на оруженосца со своей ястребиной высоты и сощурил зеленые глаза.

— Чешуйник. Меня зовут Чешуйник. — Голос у Чешуйника был тихим и робким. Сумрачный кот с зелеными глазами подавлял его и заставлял чувствовать никчемным одним лишь своим присутствием.

В этом лесу обостряются все твои страхи и потайные слабости. В этом лесу все, что в тебе не так, выставляется напоказ, выпирает из-под шерсти, как выломанная кость, теперь мешающаяся, неуместная, болезненная и уродливая — если ты ничего не сделаешь с этим, лес оставит тебя плутать в самых темных своих чащах, оставит на вечный страх и ужас из-за собственного бессилия. Только те, кто способен вправить кость обратно, выбираются из этих вечных пут.

Тучевод знает, что страх и слабость — лишь травмы, нанесенные кем-то когда-то в детстве или переданные по наследству, и они лечатся. Лечатся так, что становятся силой, и тогда никто уже не посмеет посмотреть на тебя свысока. Сумрачный лес раскроет ладони и примет, как собственного сына.

Он смотрит на Чешуйника и думает, что тот справится. Сквозь боль и страдания, сквозь тяжесть и рыдания — справится, и именно за тем он и был послан сюда. Именно за тем когда-то поверил в Лес.

— Ты слаб, — вновь отозвался Тучевод. — Может быть, ты один из самых слабых и жалких котов, что я видел. Но чем ты слабее, тем сильнее ты можешь сделаться.

Чешуйник взглянул на него в смешанных чувствах. Он боялся, как никогда еще и ничего не имел радости бояться, и оттого шерсть его дыбилась в волчьем оскале.

— Ведь ты уже знаешь, что такое — быть униженным и проигравшим. Чем горче этот вкус на твоих губах, тем слаще будет потом тебе вкушать плоды своей победы. А ты вкусишь эти плоды, Чешуйник. Ведь в этом лесу ты встретил меня.

Тучевод усмехнулся. Он, как никто другой, знал, как больно это — выигрывать. Знал поражение по запаху и имени, знал, каково это — восставать из пепла и учиться жить так, как до этого не умел. Воспитывать в себе того, кого никогда на свете не существовало. Он знал цену, но и то, что следует за победой — знание. А знание делает нас подчас сильнее любого великого воителя.

— Меня зовут Тучевод. И я покажу тебе, что такое — быть сильным.

Лес одобрительно шумел.


[indent] ► связь

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Тучевод (2017-12-07 19:51:49)

+5

2

https://78.media.tumblr.com/794afbba2f782f85e76b653257d0020c/tumblr_nqulkiMX5F1s6uscuo1_500.gif


ОТНОШЕНИЯ


Это продиктовано чувствами. А чувства помогают манипулировать.

https://78.media.tumblr.com/995e49842cbc67c1b9531adc2857e876/tumblr_ormata4VQz1uyjjcco1_500.gif

Во мне не было ясных эмоций, только алчность и, кажется, безграничное отвращение. Я обладал всеми свойствами живого существа — плотью, кровью, кожей, волосами, — но разрушение моей личности зашло так далеко, что способность к обычному состраданию исчезла, — я намеренно медленно уничтожил ее. Я был просто подделкой, грубой копией живого существа, функционировал лишь слабый кусочек моего мозга. Происходило что-то ужасное, но я не мог понять, что именно и почему происходит.

Потом я поддался этому влекущему потоку, и больше никогда не был прежним.


Сомневаюсь, что я способен чувствовать так, как чувствовал когда-то. Я и раньше-то отличался особенным, первобытным безразличием, но теперь — теперь время выжрало из меня все, что могло.

И ты хочешь знать, что я о тебе думаю? Видит Лес, ответ не обрадует тебя.


ВОСПИТАННИКИ


[indent] Курган.

[indent] Излишняя жестокость. Цепкий ум и острый язык. Пропитанная ядом жизнь.

[indent] Тебе всего десять лун, парень. Откуда все это взялось? Белый — ты замаранный, запачканный, забрызганный плевками собственных демонов. Ты им то ли глотки вспорол, то ли животы, и я все смотрю, смотрю, разглядываю с тонким прищуром — что из тебя вырастет? Слишком много амбиций, слишком много разговоров — слишком неустойчиво, по самому краю шагаешь, столкнешь сам себя или дождешься кого-то другого. Гордости предостаточно, лиц восковых — тоже, они обязательно отекут, не переживай, сломаются. Ты так эмоционален — воздух дребезжит, этим манипулировать очень уж просто, но мне привычнее подавлять.

[indent] Попал в те самые лапы, которые должен был — мои. Верен Лесу, мне и идеологии — тебя проще воспитывать, чем кажется. Жестокость будет звенеть по жестокости, меч по мечу, ты мне не противостоишь — учишься, слушаешь, терпишь, встаешь, продолжаешь, делаешь, карабкаешься. Сначала я думал, что ты ничего не стоишь, но, вероятно, я ошибался.

[indent] Полынь.

[indent] Может, с другими я излишне жесток, и это оправдано, то с тобой — нет, на тебя не жаль потратить чуть больше времени, чуть больше, чем на остальных. Мне не жаль, потому что у меня этого времени — вся вечность, куда больше, чем твоя жизнь, и тебе повезло, что я мертв.

[indent] Такие, как ты, верят в звезды, но шагаешь по черным тропам Леса, знаешь уже этих змей-удавов по изголовьям, и я буду усмехаться в усы каждый раз при встрече. Милая, в других я силу всаживаю почти насильно, взращиваю, жду ее появления, а в тебе — в тебе она уже была взращена, с самого начала была, и я могу ее лишь крепче сделать, оформить, дать ей имя, вылепить из этого что-то красивое, правильное, идеальное. С тобой по-другому, и я всегда забываю, что тебе лишь двенадцать лун.

[indent] Эта твоя преждевременная мудрость, видит Лес, приведет тебя в самые недра страданий, в пасть чернеющую и клыкастую, она сомкнется над головой и сжует тебя — я буду наблюдать, милая, а пока — пытаться ответить на те странные вопросы, что ты все время так некстати задаешь.

[indent] Шорох.

[indent] Я смотрю на тебя и не могу избавиться от навязчивых воспоминаний о прошлом. Они слишком туманны и уже слишком давно мною забыты — не придаю им значения, но ты — ты похож на меня. Когда-то я тоже думал, что смогу избежать боли.

[indent] Ты поплатишься за то, что до сих пор так думаешь. Я выбью из тебя всю ту дурь, что сидит внутри и не дает нормально дышать, я выжру из тебя эту слабость и боязнь, как когда-то выжрал из меня мой наставник — пытаешься играть, пытаешься притворяться, пытаешься действовать по-другому, но разве денешься куда-нибудь от этой реальности? Уходи и будь один, если не можешь справиться, но если можешь — справляйся. Я буду втаптывать тебя лицом в землю, потому что меня тошнит, просто коробит от этого проклятого сходства, и моя жестокость станет тебе лучшим уроком.

[indent] Ты думаешь, что можешь сбежать, но ты не сбежишь. Лес шумит и зовет. От него не спрячешься.

[indent] Пыль.

[indent] ~

[indent] Ягнятник.

[indent] Парень, у тебя полночные огни в глазах шумят-голосят, и мне интересно, какой пожар всполохнёт над чужими домами, когда повзрослеешь.

[indent] Говорят, что целители — это те, кому не удалось стать воителями. Ты попытаешься доказать обратное, зубами землю взроешь, если потребуется, будешь на два лагеря учиться — мой и тот, где властвует Солнечница, а я только усмехаюсь себе и тому, какой серьезный ты ко мне раз за разом приходишь. Без поблажек, парень — ты знаешь, откуда рождается сила, знаешь, чему следуешь, кто тебя зовет, кому ты верен — а я знаю, что это сыграет Лесу на пользу. Знаю, что ты будешь нам полезен, а еще мне хорошо известно, что ты — синий-непонятный под кожей, скрываешь в себе чьи-то глаза, и мне пока не разглядеть, чьи же.

[indent] Ты, может, предателем вырастешь — и тогда я найду, выверну тебя наизнанку. С умным лицом слушаешь, даже не представляешь, что тебя здесь будет ждать — посмотрим, хватит ли тебя надолго, проверим тебя на прочность, испытаем на дух. А слабых Лес карает моими когтями.

[indent] Громозев.

[indent] Темные тени, что ты видел с самого детства, хороводами кривыми-касательными рядом кружились, и ты не боялся, угнаться пытался за теми, кто по черным тропам этим бродил — не мог, они смеялись и исчезали, будто вымысел твой собственный развеивались, а потом являлись вновь, и вновь исчезали, влекли тебя, звали, имя твое знали, и, может, ты думал, что это лишь дурные сны. Может, так оно все и было, только в одно мгновение кружащаяся тьма вдруг в одном худом теле сосредоточилась и назвалась с усмешкой Тучеводом.

[indent] Я наблюдал с самого рождения, с самого твоего появления на свет. Был рядом и шептал на ухо всегда неразборчиво, чтоб запутать тебя, свести с ума, душонку твою котячью-бесстрашную оцарапать играючи, и ты всегда дыхание Леса слышал неотчетливо, неразборчиво, верил — и это все, что мне нужно. Маменькин сынок, болтливая мелюзга, несамостоятельный ребенок — так о тебе говорят? Я помогу это исправить, а в обмен заберу твою душу.

[indent] Мне сломать тебя изнутри будет не так легко, но и не так сложно. Выгрызу из тебя детскую легкость и всажу стальные ребра в глотку, чтобы дышал правильно, так, как хочу я — так, как того требует Лес. Ты — теперь мой ученик, я — теперь твой учитель, и ты не дождешься, никогда не дождешься поблажки.


ПОСЛЕДОВАТЕЛИ


[indent] Соль.

[indent] ~

[indent] Ветрогон.

[indent] ~

[indent] Огнецвет.

[indent] Ты мне никогда не нравился, никогда, поэтому и учеником моим не был, поэтому тебя Лес не звал. Смеялся, и, видит небо черное, что я в своих сумерках слышал этот звон, морщился и плевался настоящим змеиным ядом. Сколько-то лун так было, а теперь — не так, и в груди твоей воют надрывно волки; я им ту луну освечу, чтоб выть не прекращали никогда.

[indent] Был собой, а стал — другим, подделкой настоящего Огнецвета, того, что улыбался и отшучивался, под солнцем гулял и видел весь мир вокруг, кажется, слишком чистым, слишком блестящим. Беспокойство иного существа в старом теле — я наблюдаю, как пытаешься притворяться, пытаешься стать тем, кем был, надеть старые лица и говорить старыми словами. Теперь это лишь плохая игра, фальшивая постановка с единственным актером без таланта, и я откровенно смеюсь.

[indent] Таким ты мне нравишься больше. Я жду, когда горный твой поток скалы пробьет и затопит, наконец-то, чужие — столь неугодные мне — поселенья.


СОРАТНИКИ


[indent] Солнечница.

[indent] Мы жили в разное время, и умерли — тоже в разное. Ты как-то сказала, что сама съела смерть-ягоды — я тогда позабавился. Нам теперь и говорить, разве что о том, кто как умер и почему. Считаешь, это занимательно? Мне больше нравится молчать.

[indent] Я могу слушать тебя и не говорить ничего. Ты можешь говорить, не ожидая, что я что-нибудь отвечу. Достаточно одного понимания, что слушаю? Это уже что-то значит. Я слишком редко слушаю других, поэтому лучше бы тебе это ценить. Мне остается ценить хотя бы то, что не ждешь от меня натянутых слов.

[indent] Мы по одну сторону баррикад, одной идеологии, одной веры. Мы в рядах той армии, которую сами же и создаем, мы там, где быть должны, но, окажись врагами — вскрыли друг другу бы глотки. Есть какое-то скрытое облегчение оттого, что все-таки таковыми не являемся, но это так мимолетно, знаешь, у этого нет названия и никогда не будет. Мы не близки, но мы друг от друга и не далеко — я и не разбираюсь, я и не думаю. Не думай тоже. Лучше расскажи мне что-нибудь еще — я послушаю.


Я мертв. Когда-то казалось, что это не имеет значения, но теперь я не могу даже вспомнить, какого это — быть живым. Со стороны выглядит просто дико.

Отредактировано Тучевод (2017-12-12 01:23:20)

+4

3

https://78.media.tumblr.com/e87b2639f0aabb1a63a1f9837d5dc369/tumblr_op6svxDxJV1ukalfso1_500.gif


ХРОНОЛОГИЯ


Чтоб ты знал, мертвые никуда не спешат. Я подожду.

https://78.media.tumblr.com/eebd86b6d61b63e7f4becd2b50c3394e/tumblr_oxuoisOJzg1vnxm5yo1_500.gif

Нет, я не помню. Я давно уже забыл того себя, который жил много лун назад. Забыл имена, лица, забыл родителей и братьев, забыл сестер и ту, в которую был подростком, вероятно, влюблен. Ты смотришь на меня и не веришь, что когда-то по земле той же самой, что и ты сейчас, ходил — я теперь кто-то, кто на смертного не похож, хоть и выглядит также. Это притворство, мой друг, это игра, это обман зрения, и ты вдохнешь воздух поглубже, разверзая ребра, — пахнет дождем, пахнет землей, пахнет деревьями, пахнет ничем — только не жизнью. Не теплотой. Ты не услышишь бьющегося сердца. Ведь оно не бьется уже слишком давно.

Время стирает скалы в порошок. Когда-нибудь оно сотрет и меня, но до тех пор я воспользуюсь им, как и подобает мертвецу — сполна.


Древние предупреждали нас, что Время подобно живому существу. Оно дышит. Оно могущественно. Оно прекрасно. И в то же время оно жестоко. Лишь оно может усмирить самое грозное войско, воздвигнуть самые неприступные горы и обратить все океаны в песок.
Но даже Время может быть уязвимо. Обязательно найдутся те, кто стремятся завладеть им. Например, я. И, когда я добьюсь того, чего хочу, вы будете благодарны за силу, которая дарована вам. Вы будете благодарны мне.


ЧУЖИЕ СНЫ



Наваждение ◄

тучевод & курган •

неделю назад •

[indent] Я наблюдал и ждал. Сопровождал тебя днем и щурился от солнечного света — непривычно его терпеть. Мое имя тебе еще незнакомо, но теперь, когда ты готов — впрочем, вы никогда не готовы — сизый туман наконец разойдется по обе стороны тропы и уступит тебе ее. Откроет то, чего ты еще не видел.

переход → эпизод

You’ve been uninvited ◄

ягнятник & тучевод •

спустя неделю после смерти облачницы •

[indent] Ты пришел ко мне, потому что хочешь быть сильным. Хочешь доказать, что ты сильный. Хочешь таковым стать. Только я тебя в ученики не выбирал.

переход → эпизод

На мертвых тропах ◄

полынь & тучевод •

несколько недель назад •

[indent]Здешние земли уже давно сгнили и иссохли под дуновеньями тысячелетий. Сколько здесь уже брожу я, гонимый безвременьем, и откуда явилось сюда это вязкое безначалье?

[indent]Такие, как она, не приходят сюда. Такие, как она, верят в звездных предков и по ночам вылезают из палаток, чтобы сосчитать весь серебряный бисер, сыпанный по небосводу. Но вот — она стоит передо мной, готовая сражаться в полную силу, и знает, что не побоюсь переломить ей хребет. Не робеет. И задает странные вопросы, на которые, видит Лес, ответов не найду даже я.

переход → эпизод


ЭПИЗОДЫ



Sold my soul to sweet melody ◄

cолнечница & тучевод •

cезон голых деревьев, некоторое время после первой встречи тучевода и ягнятника •

[indent] Одинокие, но не стёртые со страниц истории. На ветхих страницах ещё есть их имена, выцветшей кровью прописанные на жёлто-бурой поверхности листа. Их будут помнить, будут бояться, будут уважать. И пускай однажды они потерпели поражение, но смерть - не конец всего.

[indent] И даже после смерти можно подняться с земли, вдыхая её терпкий, мшистый запах, и, устремляя взгляд в далёкие макушки деревьев, бродить в тумане Сумрачного леса, думая о мести. Сладкой, как давно выцветшая кровь на страницах.

[indent] Об этом могла размышлять Солнечница до того, как увидела Тучевода, наблюдавшего за очередными оруженосцами из их общих, вечных угодий.

переход → эпизод


КВЕСТЫ


~


Я охотился за правдой, но открыл нечто другое. Я обнаружил то, что мои чувства не в силах показать. Я нашел истину, которая молча таилась в неизвестности.

Отредактировано Тучевод (2017-12-12 22:34:15)

+3


Вы здесь » коты-воители: раскол » ► принятые анкеты » Акция #1 Тучевод