У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

коты-воители: раскол

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители: раскол » личные эпизоды » [01.18] sold my soul to sweet melody


[01.18] sold my soul to sweet melody

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

sold my soul to sweet melody
Солнечница & Тучевод

— тип эпизода:
закрытый

— условия:
Сумрачный лес
Сезон Голых Деревьев, некоторое время после первой встречи Тучевода и Ягнятника

— сюжет эпизода:
[indent] Одинокие, но не стёртые со страниц истории. На ветхих страницах ещё есть их имена, выцветшей кровью прописанные на жёлто-бурой поверхности листа. Их будут помнить, будут бояться, будут уважать. И пускай однажды они потерпели поражение, но смерть - не конец всего.
[indent] И даже после смерти можно подняться с земли, вдыхая её терпкий, мшистый запах, и, устремляя взгляд в далёкие макушки деревьев, бродить в тумане Сумрачного леса, думая о мести. Сладкой, как давно выцветшая кровь на страницах.
[indent] Об этом могла размышлять Солнечница до того, как увидела Тучевода, наблюдавшего за очередными оруженосцами из их общих, вечных угодий.

Отредактировано Солнечница (2018-04-22 23:05:04)

+1

2

[indent] Когда-то они называли Лес Беззвездным Местом — Местом-Без-Звезд. Когда-то давно сюда низвергались души котов, которые стали неугодны предкам, когда-то здесь бродили озлобленные и преданные, не ставшие мириться с мирскими законами воины, целители и даже оруженосцы — одни, обреченные на вечные одинокие скитания, и до тех пор, пока в мире смертных не останется ни одного кота, которые бы помнили их — тогда они исчезали навсегда, как говорили прочие — в бесконечную, зудящую пустоту. Место-Без-Звезд было пристанищем для грязи, трусости, и, самое главное — слабости. Оно воспринималось, как нечто противоположное Звездному племени, где беспечный пир на границе счастья и процветания должен был стать усладой и наградой для тех, кто хорошо и верно служил Закону и племенам. Хорошая игра, плохие актеры. Предки вмешивались в дела смертных так, будто и не умирали.

[indent] Иногда Тучеводу казалось, что смертные слишком огромное значение придают каким-то темам, каким-то словами, которые, на самом-то деле, такого уж невероятного значения не имеют. Например, смерть. Смерть. Раньше было два места, о которых ты знал, что попадешь после смерти туда — Лес и Звездное племя. Сейчас остался только Лес. Может, есть миры и еще, только коты там умнее прочих, и не помнят своего смертного пристанища, не возвращаются взглядами туда, откуда начали. Это умно, и, самое главное, — надежно. Тучевод вздохнул.

[indent] Смерть — это лишь остановка бьющегося сердца, лишь окончание тленности смертного тела, освобождение для тех, кто чего-то достоин. Если бы живые больше внимания уделяли тому, что их ждет потом, они были бы готовы принять вечность и непрекращающееся течение времени, хранителями которого они должны были стать. Но они становились его жертвами — барахтающимися и прозрачными, как сизые дымки поутру над орошенными травами и вересками. Тучевод еще помнил поросшие этими лиловыми кустарниками холмы Ветров. Там не было свободы, но было безграничное небо, и иногда Тучевод ловил себя на мыслях о нем.

[indent] Он нахмурился. Змеиный хвост извивался на самом кончике, олицетворяя недовольство угольно-серого кота. На фоне густого, как разлитое по воздуху молоко, тумана Тучевод казался контрастно-черным.

[indent] Кажется — шагнешь в это живое безглазое облако, что когда-то отделяло земли звездных предков от Леса, и провалишься. Может, не вниз, может, наверх — там будет неясно, там-то ничего не видно и ничего не разобрать. Эта граница — бывшее предупреждение для тех, кто хотел ее пересечь. И не важно, с какой стороны.

[indent] Теперь за ней — омертвевшие, иссохшие и искривленные в своем увядшем, как гнилое яблоко с сединой поверх кожуры, великолепии земли, некогда принадлежавшие правильно прожившим предкам. Тем, кто даже после ухода со смертных владений гордился тем собой, который лишь когда-то жил. Лишь когда-то давно, множество лун или пару дней назад — но уже нет, и Тучеводу лучше всего известно, как на самом деле меняется и искажается душа, оставленная навечно собирать когтями белый песок безвечного времени. Никто из них не принимал безвременье по-настоящему. Никто из них даже не представлял, что такое — поколениями бродить в одиночестве шумящего Леса, принимая, осознавая и понимая. Они пытались быть живыми, хотя давно уже были мертвыми.

[indent] Слишком много цены для слишком короткой и бессмысленной жизни.

[indent] Об этом думал Тучевод, сквозь молочно-седой туман наблюдая за очередной тренировкой оруженосцев с их наставниками. Они принадлежали стране смертных, и сумрачный кот намеренно не вслушивался, что будущим защитникам четырех племен рассказывали настоящие защитники. Те всегда говорили одно и то же. Из поколения в поколение — один и тот же бред сивого ежа.

[indent] Он усмехнулся, мельком вспоминая, какие отличные от этих речей речи говорил он своим беспечным ученикам. И тут же отмахнулся от воспоминания.

+2

3

Что такое смерть? Кто-то говорит, что после неё нет ничего, лишь бесконечная пустота, которая тянется паутиной через луны. После смерти нет ни солнечного света, ни родного тепла, ни эмоций. Радостные улыбки, горькие слёзы, ноющая тоска в самом сердце - всё это становится бесполезным, никчёмным по ту сторону.

Солнечница была лишена этого при жизни.
Полупрозрачной тенью кошка скользнула меж лиственных деревьев, в сером, густом тумане шагая по тропам, которым не было конца. Она ступала мягко, осторожно, будто бы едва касаясь земли белыми лапами. Она не испытывала страха, когда попала сюда. Ни единого сомнения, ни толики грусти. В её сердце всегда было холодно, будто бы вечный Сезон Голых Деревьев припорошил её душу пеленой из белоснежного снега, что сейчас хрустел у неё под лапами. Но целительница не ощущала холода.

Это всегда было удобно: притворяться. С самого детства Солнечница поняла, что может добиться чего угодно, если только пожелает сотворить на своей мордашке то или иное выражение. Все вокруг верили ей безоговорочно, и каждый раз она добивалась всё больших вершин. С детства милая и послушная, в ученичестве - способная и ответственная. Оруженосцы подшучивали над ней, желая стать лучшими для племени. добиться вершин. Хвастались друг перед другом, - дураки, - говорили, что она слабенькая, что ей не понять чувства погони за белкой.

Но Солнечница заранее знала, что эти воители никогда не станут "кем-то", в отличие от неё. Их желания растворяться в общем омуте, и каждый из них так и останется обычным воителем. И лишь она, будучи целительницей, сможет показать себя.

Она всегда была такой, какой её хотели видеть, и именно поэтому никогда не ошибалась, добивалась желаемого. Соплеменники не чаяли в ней души, и всё могло закончится совершенно по-другому, если бы однажды кошка не доверилась кому-то.
Ох, ею двигал лишь интерес, двигало желание оставаться той, кем она была, однако она оступилась, и с того самого дня поклялась.
Хочешь сделать дело, делай его своими лапами. И тебе не нужны союзники.

Силуэт кота привлёк её внимание, и кошка навострила пёстрые уши, вглядываясь в туман. Тёмно-серый, практически чёрный, этот силуэт, пускай здесь было несчётное количество котов, Солнечница не спутает ни с каким другим.
Впрочем, его-то она и искала.

- Уверена, что тебе чихалось здесь, - ровный, безэмоциональный голос, будто бы лишённый всяких натянутых струн, - Ведь как только тебя не называли на собрании. Впрочем, ты явно и сам отвесил себе несколько комплиментов, в числе которых - ум, раз не явился на него... Оу, что это у нас здесь?
Кошка склонила голову, взглядываясь в туман, разглядывая светло-серую шерсть, изборождённую более тёмными и белыми пятнами. Котёнок перебирал лапами травы, мордочки его было не разглядеть, но Солнечница сразу узнала эту фигуру.
- Ка-аак он тебе? - протянула кошка, и в её голосе дрогнули те самые чувства, что всё это время хранились под надёжным замком, - Кто бы мог подумать, что в Речном племени наконец-то появится такое...

Она взглянула на Тучевода сквозь полуприкрытые веки, мягко улыбнувшись, прищуриваясь.
- Ты наверняка хочешь сказать мне "спасибо": целителя в твоих рядах ещё не было.

Отредактировано Солнечница (2017-12-12 19:42:01)

+2

4

[indent] Хоть они все и умерли, хоть и считали друг друга (и, конечно, себя) мертвецами, хоть не хотели ни есть, ни пить никогда, хоть и могли показывать котятам трюки с задержкой дыхания на несколько суток, по-настоящему до конца из них никто не верил в собственную смерть. Естественно, все осознавали свою участь в полной мере, но если ты можешь продолжать думать, как раньше, говорить, как раньше, вести себя, как обычный живой кот — разве можешь ты быть в достаточной мере уверен, что мертв?

[indent] Во всяком случае, со стороны сумрачные коты не выглядели заправскими мертвецами, которых ни за что, даже спросонья не перепутаешь с мертвецами. И тот факт, что все они продолжали возвращаться мыслями и взглядами к миру живых, только подтверждал мысли Тучевода. Нет, смерть  — понятие субъективное. Даже после нее ты не перестаешь быть собой. Сколько бы лун, сколько бы не проходило времени — а время здесь текло сквозь когти — ты оставался чуть ли тем же самым, каким умер. С какими-то поправками, но такими минимальными, что они почти и не воспринимались.

[indent] Разве что, смертная жизнь успевала почти всецело забыться, и умершим котам оставалось только пытаться восполнить эту пустоту чем-то новым.

[indent] Нет. Тучевод нахмурился сам себе, щелкая зубами. Ты меняешься, искажаешься, становишься уродливым, грязным, насквозь черным — больным. И становишься какой-то поддельной копией того себя, которым рождался. Которым становился при жизни. Это сложно. Сложно понять и... еще сложнее — объяснить.

[indent] Он еле заметно дернулся от неожиданности, когда услышал знакомый голос. Слегка развернул голову в сторону говорившей целительницы, что изволила прервать его странные и, честно говоря, излишне запутанные мысли.

[indent] Солнечница иногда много говорила и зачастую — не по делу. Странно, что Тучевод — с его любовью к молчанию и редким едким фразам — особенно не был против, и даже, бывало, вслушивался в то, что говорила целительница. У нее был на удивление приятный голос и достаточно интересная манера вести диалог. Тучеводу нравилось наблюдать за тем, как она притворяется. Он никогда не верил чужим эмоциям, и в общении с Солнечницей это пошло на пользу — иначе стал бы очередной жертвой ее умелой игры. Она вела ее всегда, столько, сколько Тучевод ее знал.

[indent] А знал он ее уже довольно-таки давно.

[indent] — Сказать тебе «спасибо»? — переспросил он с язвительной усмешкой в голосе. — За этого наглеца и болвана?

[indent] Тучевод оскалился в кривой улыбке.

[indent] Он вспомнил, как уже уходил с их «поля боя», если маленький пустырь, затерянный среди железных деревьев, можно было таковым назвать, и как Ягнятник, этот, казалось бы, слабенький малец с излишним упрямством и излишним самомнением, впился ему в хвост.

[indent] — Не знаю, что из него может получится. Он навязчив, строптив и настырен, как навозная муха. Своеволен и непослушен. — Тучевод раздраженно хмурился. Хвост его извивался змеей по земле.

[indent] — Возможно, у целителей такое поведение — верх всякой похвалы, но для воина важна дисциплина. Дисциплина, — повторил он и шумно выдохнул.

[indent] Проявление эмоций карается. Проявление эмоций всегда идет во зло, ибо оно играет с котами злую шутку. Тучевод это знал, и потому слишком редко позволял себе даже малейшую искренность в том, что чувствует. Будучи мертвым, ему это удавалось с завидным мастерством, и лучше в эмоциональных играх была, разве что, Солнечница.

[indent] Именно поэтому с ней можно было позволить себе злобно повздыхать и похмуриться, когда попадался особенно дерзкий ученик. Еще и, к тому же, целитель.

+3

5

Реакция Тучевода была предсказуемой, впрочем, как и слова Солнечницы для него. Кошка вскинула брови, смотря на тёмно-серого воителя, после чего слегка дёрнула ушами, когтями на лапах слегка взъерошив землю.

Ты обо всех так говоришь, — подытожила пёстрая, смотря в глаза Тучеводу, ровным тоном обращаясь к воителю, — А успехи если и признаешь, то только в своей голове.
Солнечница вслушивалась в слова Сумрачного кота, изредка позволяя фальшивой улыбке коснуться губ.
Впрочем, тебе и не следует знать, что может в полной мере из него выйти. Это ведь моя прерогатива, разве нет? Я просто попросила помощи, как это говориться..., — она призадумалась, смакуя в голове подходящие слова, демонстративно поморщив нос и прищурившись, — "По-дружески"? Мы ведь друзья.

Кошка обратила взгляд бледных в тумане глаз на кота, вновь улыбаясь. Его фигура подобно каменному изваянию, отточенная с особой небрежной изящностью, красовалась среди теней высоких сосен и елей, что своими кронами устлали темно-синее, практически черное небо, а холодный взгляд отталкивал каждого, кто смотрел в него, внушая неподдельный страх.

Хм, — она притихла, вновь задумавшись, —Дисциплина...
Солнечница поднялась со своего места, обойдя край водного омута, что мутным, поцарапанным временем зеркалом отражал Ягнятника и то, что происходило вокруг него. Её взгляд не сходил с фигуры котенка, в то время как тело стало ближе к Тучеводу, а хвост уже касался его спины.
Одно неровное движение, и всё племя страдает от зелёного кашля, — промурлыкала кошка, лукаво, с заботой глядя на отражение, а после — изменяясь в выражении, полностью стирая и след от прежней эмоции, с пустыми глазами глядя на Речного целителя, — Одно неровное движение, и каждый воитель мучается от отравления. Их животы разбухают, как огромные снежные шары, лапы дрожат от боли, белки в глазах желтеют, отражая всю боль и желчь. Побелевшие языки, что в попытках лишний раз глубоко вздохнуть пытаются ухватить воздух перед собой. Они вынуждены испражняться под себя, не в силах двигаться, не в силах удержать в себе эту грязь и падаль.

Солнечница остановилась, проведя хвостом по позвоночнику Тучевода, а после обратила взгляд стеклянных глаз на воителя.
Что ты знаешь о дисциплине?

Туман медленно сгущался, будто бы укрывая этих двоих от чужих глаз, и, стоя к нему так близко, Солнечница, казалась, чувствовала биение сердца воителя. Могла бы его почувствовать, если бы...

Жаль, — кротко, но с уловимой долей досады в голосе мурлыкнула кошка, — Я подумала, что именно ты сможешь дать Ягнятнику то, чего ему не хватает. Но, раз тебе это в тягость, то я продолжу сама обучать целителя...
Она многозначительно вздохнула, трагично отводя взгляд, отступая на шаг от тёмно-серого кота.

Отредактировано Солнечница (2018-01-12 23:44:47)

+2

6

[indent] Железные деревья гудят. Если они — души первых котов, попавших на эти мертвые пустоши, тогда Тучевод с Солнечницей здесь не одни.

[indent] У деревьев есть глаза. У деревьев есть уши. Я умею их слышать, а они — меня.

[indent] Кот, чья фигура остроносым копьем вонзилась в землю, болотными глазами смотрел на многошкурую кошку, что стояла рядом с ним и рассуждала вслух. Она вела многие речи и многие переговоры, и всегда создавалось впечатление, будто она здесь одна. Ты ей не нужен. Эта некогда прекрасная целительница (теперь уже, конечно, нет — ее шерсть выцвела, как выцветают на морозе цветы) и камень бы уболтала сделать то, что ей нужно. Тучевод невольно вслушивался, хоть и чувствовал себя третьим лишним. Или вернее сказать — вторым.

[indent] Невольно вслушивался и невольно, ворчливо отвечал:

[indent] — Ты и сама знаешь, что мы не друзья.

[indent] Ни у кого здесь их нет.

[indent] Ему куда больше нравилось наблюдать за ней, нежели ее слушать. О, это правда — точность в исполнении каждой эмоции была хирургична, поразительна, и, если бы Тучеводу довелось быть здесь чуточку меньше, чем он был — то определенно бы стал жертвой ее игры. Очередной картой в рукаве, очередным ходом, очередной лукавой усмешкой, что, бывала трескалась по лицу Солнечницы, да, просто ее желанием или разрешением — все, с кем она имела дело, таковыми становились. Все, кроме тех, кто знал ее слишком давно.

[indent] Кто-то вроде Тучевода, которого было, вероятно, слишком просто разозлить. Слишком просто — не так просто заставить его показать.

[indent] Ну же, мишка, покажи клыки.

[indent] — Что ты знаешь о дисциплине?
[indent] — Все.

[indent] Иногда Тучевод был честен с окружающими и самим собой. Иногда — чаще он лукавил тоже, и, может, не так искусно; его тактика заключалась не столько в притворстве, сколько в самодисциплине и самоуправлении. Что ты скажешь, кошка? Он лучший. Один из лучших, и даже ты не сможешь с этим поспорить.

[indent] Кот перевел на нее раздраженный взгляд.

[indent] — Солнечница, — это что, предупреждение? Конечно, послушай, Солнечница. Хватит играть со мной. Я знаю правила твоих розыгрышей, — никогда еще я не отказывался от своих обязанностей из-за того, что было мне в тягость. Мертвым не в тягость ничего.

Его глаза — туманные зеленые полумесяцы, что подцепят тебя за глотку и вскроют вдоль.

[indent] — Ты и сама знаешь, что это необходимость. Дело в нем. Он слаб. Если он ходит по тропам Леса, то таковым не имеет права быть.

+2

7

Тучевод, как обычно, был сдержан и серьёзен. Ему не было дела до её игр, что не удивляло. Она такая, какая есть, а самым главным было то, что своими качествами она добивалась многих результатов, добивается их до сих пор. Ягнятник ли тому не доказательство? Будь она более чувственной, возможно, считала бы весь Сумрачный Лес обязанными ей, ведь во многом их судьба сейчас зависела от этого серо-белого целителя.

Фразы Тучевода проскользнули мимо подобно ужу, едва ли коснувшись её лап. Конечно же, Солнечница услышала его, но внутри не была ни согласна, ни раздражена его откровенностью.

Хм, — мурлыкнула кошка, задумчиво взглянув на воителя, — Знаешь поговорку? "Рождённый ползать летать не может". Как думаешь, это применимо к тем, у кого в крови "слабость"?

Она прищурилась, вновь без улыбки, и уже ожидала, что его это разозлит. О, Солнечница скорее знала, что это его разозлит, но отступать точно не собиралась. Тучевод считал себя лучшим, ясно намекал на это не только целительнице, но и всем окружающим. Он добился успеха, требовал успехов от других, но ему ли говорить о слабости и никчёмности других? Ему ли говорить о дисциплине, которая совершенно отсутствовала в его жизни. Жестокость, насилие и гнёт вряд ли подходят под описания расхваленного понятия, которым Тучевод так грамотно раскидывался направо и налево. Истинной дисциплины он не знал, и никогда не узнает.

Конечно, ты лучший, — она пожала плечами, слабо, немного грустно улыбнувшись.

Туман вновь рассеивался, и вокруг стало куда светлее. Теперь можно было разглядеть макушки деревьев, высокие, густые, могучие кроны.

Благодаря этому слабому котёнку Сумрачный Лес сможет вернуть себе былое величие. Пожалуй, если бы ты изволил явиться на Собрание, Хранитель Знаний Дисциплины, мне бы не понадобилось тебе это объяснять, — она говорила выдержанно, придерживаясь единой, вкрадчивой интонации, — И если тебе в радость перебиваться кучками оруженосцев, то, поверь, скоро и их не останется, если мы не предпримем меры.

Выражение её морды стало серьёзней, и это не было маской. Впервые за долгое время Солнечница чувствовала необходимость в действиях, ведь, исчезни Сумрачный Лес — исчезнет всё. И её игра в том числе.

Коты в наших рядах исчезают. Исчезают на глазах, растворяются в небытие, потому что никто их не помнит. Я знаю другие времена, когда мы могли ступать по землям живых, могли влиять на их судьбы сильнее, чем сейчас. Нас не просто боялись — нас уважали, почитали. У нас было всё, а сейчас, когда в Речном племени один за другим власть перенимают неверующие толстолобы, мы вынуждены перебирать по головам Теневых котов, которых не достаточно.

Солнечница подняла взгляд ясных глаз на Тучевода. Её шерсть потускнела, но глаза всё ещё зияли тем огнём, что горел в ней, когда она попала сюда. Черты морды смягчились.

Я слабая?

Вопрос был, может, и с подвохом, но Солнечница не стала дожидаться ответа.
Целителям не нужна физическая сила. У нас другие методы, Тучевод. Духом Ягнятник сильнее всех твоих оруженосцев, что ты, конечно же, никогда не признаешь. И, как ты уже сам сказал, раз тебе не трудно, я искренне надеюсь на твою услужливость.

+2

8

[indent] — Конечно, нет, — хохотнул он, щелкнув зубами и отвернувшись от целительницы, — ты не понимаешь. Не разбираешься в этом. Не разделяешь физическую и внутреннюю слабость. Все потому, что целители не закаляют свой дух физическими тренировками, и зачастую получается... это. — Он махнул хвостом в сторону отражения Ягнятника на воде.

[indent] Ведь слабость — не пятая конечность, слабость — это болезнь, которая лечится, которая выводится из крови и тела, которая не остается даже мелким рубцом поверх шкуры. Внутренняя слабость и наружная слишком тесно связаны, и потому неразделимы. Потому слабый духом слаб телом. Потом слабый телом слаб духом.

[indent] Тучевод был раздражен, но не зол и не разгневан. Его хвост предупреждающе подергивался, как у сонной змеи, что была потревожена и найдена среди шумных зарослей можжевельника, но еще не собиралась нападать. Попробуй подойти ближе, попробуй протянуть лапы или наклониться к ней — Солнечница, твои игры с ним не имеют абсолютно никакого смысла, они не принесут тебе выгоды, зачем ты попусту тратишь свое и его время?

[indent] Его у вас теперь не так уж много.

[indent] Гребни хребта натягивали кожу на его угловатой спине, и Тучевод горбился, гнутый тяжестью собственного раздражения. Солнечница была ему настолько же приятна, насколько и противна — он никогда не мог уловить ту границу, что разделяла два этих понятия, и поэтому каждый новый раз, когда ему приходилось иметь с ней дело, приносил что-то новое. Он словно знал ее наизусть, но и не знал вовсе.

[indent] — Тебя никто не просил ничего объяснять, — прошипел он, резко оборачиваясь к ней. Да, она умела злить его. Она умела доводить его до белого каления, и в такие моменты Тучевод думал, что ему не помешает тяжелый удар по морде. Он был готов плеваться и рычать, был готов разорвать ее в клочья — и терпел. Щурил метающиеся зеленые глаза, что норовили когтями войти ей под шкуру, тяжело дышал, но сидел на месте, поднимая над землей голову и становясь в два раза выше — вонзенное в землю копье. Он смотрел свысока, откуда-то сверху, из-за крон деревьев, но, даже если бы хотел упасть вниз камнем и обратить свой гнев против этой кошки — он бы не смог.

[indent] Тучевод встал, сбрасывая с плеч тяжесть собственного отвращения и злости. На худых лапах мертвеца он качнулся, развернулся и обошел Солнечницу полукругом, чтобы остановится позади нее и сесть.

[indent] Он неотрывно следил за ней.

[indent] — Ты решила ввести меня в курс положения Сумрачного Леса? Я бы сказал огромное «спасибо», если бы ничего из этого не знал. Ты забываешь, что не у тебя единственной здесь есть глаза и уши.

[indent] Тучевод все еще чувствовал что-то, что заставляло его дергать хвостом и скрежетать зубьями, однако красное наваждение прошло. Он легко поддался провокации многошкурой кошки, и легко же избавился от ее влияния. Избавился ли? Солнечница слишком много думала о собственном вкладе в дела Леса, и, если и видела, что не она одна строит этот соломенный дом, не придавала этому значения. Да, ее взгляд был узок.

[indent] — Коты в наших рядах исчезали всегда. Если ты забыла об этом, тогда вспомни. Остаются сильнейшие, и мы — одни из них. На смену им приходят новые. Кто? Мои кучки оруженосцев. Это — сила. То, что заменит исчезнувших. Уже заменяет. Если ты не понимаешь, насколько важны новые рекруты в наших рядах, если тебе кажется, что единственный наш шанс — это жалкое отродье, — он кивнул в сторону глади воды, на которой по прежнему отражался Ягнятник, — тогда ты и вправду глупа. А глупость есть слабость.

[indent] Он помолчал, беззастенчиво разглядывая целительницу с ног до головы, смакуя ее вид. Ему не нравился этот разговор и то, что кошка возлагает такие огромные надежды на какого-то мелкого засранца, который еще только вчера из яслей вышел. Нет, это было определенно глупым спором.

[indent] — Ты отчаялась, Солнечница. И теперь ты уверена, что нас спасет кто-то вроде него. Я легко убью его, если он не будет справляться. Он один из моих учеников, и тебе теперь ничего не сделать с этим. У меня свои правила.

[indent] Тучевод поднялся, вновь обходя целительницу и продолжая щурить глаза. Ты настолько напугана, что действительно веришь, будто какой-то кусок меха — наше единственное спасение?

[indent] — Ты бы не отправила Ягнятника ко мне, если бы не знала, что я тренирую физическую силу в самую последнюю очередь. Если бы не знала, что для меня не мышцы имеют значение, а сила воли. Не прикидывайся дурочкой, Солнечница. Я закладываю идеологию в их молодые головы, и это поколение — новое поколение — всецело воспитано на вере в Лес. Твой маленький ученик — лишь один из них.

[indent] Он остановился.

[indent] — Хватит бояться, Солнечница. Ты сдаешь позиции.

+2

9

Тучевод снова говорил о себе, о том, что его "дисциплина" имеет свои плоды, что он обучает оруженосцев, и что именно они приходят на смену тем, кто их покинул. Порой Солнечница действительно поражалась тому, насколько узко мыслят воители.

Все они попали в Сумрачный лес по причине ошибки. Кто-то допускал их сам, другие — из-за чужих. Ошибка Солнечницы была в том, что она решила довериться не тому коту. Точнее, она в принципе решила довериться кому-то и впустить в свои планы глупого воителя, который, почувствовав запах подпалённой шкуры предал её. Соверши Солнечница всё в одиночку — вышла бы победительницей. Её мысли, её действия, её последовательность в поступках, всё это составляло идеально продуманную цепочку. Она могла жить дальше, руководить другими, и, как говорится, не следовала принципу "хочешь чего-то добиться — делай это сам". Доверься кому-то, и окажешься ни с чем.
Ошибка Тучевода была в том, что он являлся воителем. И это всё объясняет. По крайней мере, для Солнечницы.

Воители слишком часто идут на поводу у своих чувств. Этот их воительский дух постоянно мешает им трезво думать, и поэтому они глупы.

Достоинство, что ты заслуживал годами, только что было расшатано моими словами, —  она прищурилась, видя его изогнутую спину, —  В этом твоя слабость. Тебе понадобится помощь целительницы, чтобы излечиться? Болезни — это по моей части.

Слова Тучевода были такими прозрачными, что, возможно, даже имея Солнечница хоть толику истинных чувств, то наверняка бы не разозлилась. Оруженосцы — новая кровь... Как это было глупо, но стоило ли о чем-то продолжать говорить с Тучеводом? Если он банально не понимал, что верующий в Речном племени принесёт ему же — Тучеводу, — новых оруженосцев, а Чертополоху и Филину —  воителей, глашатаев и предводителей, то...

Разговор продолжать не стоило. Солнечница не была заинтересована в уговаривании Тучевода, а убеждение в том, что воители не отличаются трезвым мышлением, лишь прибавляло ей спокойствия. Она знала, что дело не в том, что она говорит неправильные вещи. Просто эго Тучевода настолько высоко —  как и у всех воителей, — что едва задень его, как они полыхают.

Убивай, — кошка пожала плечами, кивнув на гладь воды, где отражалась фигура Ягнятника, а после глянула за спину Тучевода,— Надо отстоять свой подраный хвост.

Если правила Тучевода приводят к тому, что убить шанс завладеть Речным племенем —  разумно, то он действительно болен. А ещё точнее — бесполезен. Абсолютно бесполезен для всего Сумрачного леса. Пускай докажет эту бесполезность.

Страх пропитывал лишь Тучевода. Страх за то, что в скором времени он потеряет своё значение. Солнечница дёрнула усом, подумав о том, что она снова совершает ошибку. Она снова доверилась воителю, хотя один раз допустила такую ошибку.

Отредактировано Солнечница (2018-01-31 20:56:09)

+2


Вы здесь » коты-воители: раскол » личные эпизоды » [01.18] sold my soul to sweet melody