У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

коты-воители: раскол

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители: раскол » ► игровой архив » [б] for the damaged coda


[б] for the damaged coda

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

for the damaged coda
небосклон & ягнятник ° после смерти облачницы ° палатка целителя речного племени
http://funkyimg.com/i/2Akon.gif

[status]we're equally damaged[/status]

+1

2

[indent] Небо какое-то горелое.

[indent] Это первое, что приходит ему в голову.

[indent] Горелое, рваное и какое-то слишком низкое. Развалилось лениво на еловых иголках, брюхом книзу, своим грязным всклоченным брюхом цвета разлитого по земле молока, и теперь трясет блохами, ворочается, бурчит в усы себе что-то — разноглазый ловит носом редкие снежинки-блохи, что прыгают туда-сюда теперь, бездомные и голодные. Кажется, если сосны да ели откажут себе в своем упрямстве и согнут спины, их хребты сломаются, и тот, в честь кого кот этот назван, всем весом окажется там, где вес его никто не выдержит. Сгребет в охапку мир и раздавит. Сплющит, выпустит ему внутренности.

[indent] Зеленые, выпученные глаза матери.

[indent] Почему она вспоминается ему сейчас?

[indent] Пусть уже уйдет наконец-то отсюда, пусть уйдет, расплывется, как когда-то уже сделала. Небосклон закрывает глаза. Сверху шумят голые ветви деревьев наравне с зелеными суровыми копьями игл, спину холодит оплывший иней, что сковал опалые листья, лапа болит. Все черное-черное, все бело-черное, все белое-белое, и пейзажи сезона Голых Деревьям так скудны, так однообразны. И так хитры, так опасны — хрустят под лапами льды, не упади, вернись домой, не замерзни насмерть. Снега в это время сварливые и недовольные — плывут пчелиным воском и обмерзают на собственном морозе, подставляют подножки непутевым котам, воздвигают свои башни-льды, и попробуй с этим что-нибудь сделать. Небосклон бы посмеялся над собой или постыдился, но сейчас думает совсем не о том, и на черных обгорелых холодом листьях кажется лишь не растаявшим клочком тех самых снегов.

[indent] Он открывает глаза и смотрит, как злобно колются сосны об небо. Предупреждают. Придет ли тот день, когда во всем мире останутся лишь степи да холмы, и когда небеса наконец-то рухнут обземь? Устало, заслуженно и со всего своего размаху.

[indent] Небосклон уходил в лес, чтобы найти себе жертву, а в итоге стал ею сам. Где там, с кем его назначали? Не важно. Исполняют свой долг перед племенем. Хах. Охотятся, бегают, путаются под ногами деревьев. Небосклону спину земля холодит, и он думает о том, что небо на морозе обгорает получше, чем на зное, пока его соплеменники охотятся. Старается не обращать внимания на железный запах, плетущийся колосом со снежными и палыми, но лапа болела и болела, упрямая. Небосклон перевернулся на бок. И как это он так навернулся? Вроде, собирался прыгнуть за мышью. Забавно.

[indent] Он вертит перед носом правой передней лапой, растопыривая пальцы, и глухо шипит под нос. Кожа между подушечек вспорота, топорщащаяся меж пальцев шерсть слипшаяся — красная. Красная. Небосклон на секунду вновь вспоминает о красных разводах в палатке целителя, и пытается лизнуть рану — больно. Шипит. Там что-то сидит, зараза. Лапа немеет, кровь выступает каплями-буграми, из-за нее ничего не видно. Не достать. Больно. Больно. Терпи.

[indent] Небосклон тяжело поднимается, поджимая праву переднюю. Все-таки, останутся когда-то одни степи да холмы.

***

[indent] Палатка целителя встречает его резким запахом трав. Он морщится и дергается усами.

[indent] Да, да. Тут ничего не меняется уже, наверное, больше тысячи поколений. Может, еще древние коты тут все обустраивали. Да, на то и правда похоже — с какой-то откровенной насмешкой Небосклон осматривается, словно бы заходит сюда впервые.

[indent] Со здешней землей и здешними целителями у него свои счеты.

[indent] Радовало только то, что один из них был уж как пару дней мертв.

+1

3

[indent] Ягнятнику было мало всего: дней, когда он бодрствовал и изучал травы, следил за соплеменниками; ночей, когда он виделся с Солнечницей или Тучеводом; редких встреч с целителями Теней, которые могли поделиться нужными травами или советом. В конечном итоге, Ягнятнику было мало собственных сил: его телу и разуму требовался отдых, но он не мог себе его позволить.

[indent] Дни потянулись один за другим, смешавшись в нечто сплошное, бесконечное, напряжённое, и Ягнятник погрузился в это с головой. Ему некогда было видеться с братьями, некогда было присутствовать на их тренировках — самим принимать участие, — некогда было разговаривать с кем-либо, если это не касалось их самочувствия.

[indent] Смерть Облачницы осталась тревогой, тупой болью в черепе, криком птицы и окровавленной пустошью в редких снах, когда Ягнятник действительно спал, а не посещал Сумрачный лес. Ягнятник не плакал, не горевал, не убивался по погибшей — он плохо её знал, он не успел к ней привязаться, в конечном итоге, он был занят по горло племенем. Ягнятнику некогда было грустить.

[indent] Ягнятник был в палатке, когда зашёл Небосклон. Он поднял голову, останавливая взгляд на его белой морде. Насмешка была видна слишком отчётливо — таким же острым был запах крови, который оруженосец принёс с собой. Ягнятник поднялся, чувствуя ломоту во всём теле, и приблизился к Небосклону.

[indent] — Что произошло? — он чувствовал себя слишком уставшим для того, чтобы выяснять причины подобного настроения Небосклона. Он чувствовал себя слишком занятым для этого, хотя, по сути, в этот конкретный момент был свободен. Ягнятник запер себя в делах племени, и его разум по инерции кипел, что-то анализировал, не мог успокоиться.

[indent] Взгляд Ягнятника упёрся в правую лапу Небосклона, находя источник проблем.

[indent] — Покажи лапу, — ему пришлось поднять голову, чтобы увидеть морду высокого Небосклона.[status]we're equally damaged[/status]

+1

4

[indent] Ему был неприятен этот запах и это место. Ему все, вообще-то, было неприятно, но это —  особенно. Небосклон возненавидел палатку целителя еще до смерти матери, когда она за пару недель до поимки отравленной рыбы привела его сюда «познакомиться с целительницей нашего племени и посмотреть, где она спасает жизни». Возненавидел — просто потому что. Потому что. Просто так. А потом появились причины.

[indent] Он не сразу услышал голос Ягнятника, вышедшего из глубины этого пристанища заразы и болезней. Небосклону казалось, что сейчас он рискует заразиться куда явственнее, чем, например, просто обмораживая бока на морозе.

[indent] Кот взглянул на новоявленного целителя и сощурился, сжав челюсти. Маленькое исчадие, оставленное «спасать» все племя разом. Ему было шесть? Кажется, его не так давно взяла на обучение Облачница. Надо сказать, что она была милой, и, если бы нее ее кривые лапы, которые в решающий момент ничего не могли сделать, Небосклон, может, даже бы выразил свое сочувствие Ягнятнику. Тот выглядел загнанным.

[indent] Небосклон сел. Вытянул с брезгливой медлительностью поврежденную лапу.

[indent] Сегодня у него было относительно неплохое настроение, и он, оценивающе разглядывая Ягнятника, будто пытался найти в нем особенно приметные изъяны или следы какой-нибудь болезни. Он не отвечал на вопрос, и, в общем-то, не собирался. Молчать ему нравилось больше, однако, опять же, этим утром у Небосклона выдалось на удивление хорошее настроение.

[indent] Может, дело в том, что теперь не придется бегать до вечера по лесу, задрав хвост и делая вид, что ему вообще интересно охотиться для кого-то, кроме себя.

[indent] — Повезло, однако ж, мне, — саркастично протянул он, снова оглядывая палатку с той присущей ему брезгливостью, — я и забыл, что это племя осталось без целителя.

[indent] Небосклон уже давно не говорил о себе, как о части Речного племени. И о Речном племени не говорил так, чтобы оно имело отношение к нему. Нет, давно уже. И это была еще одна причина того, почему он чувствовал себя отдельно от него. И почему соплеменники не видели в нем кого-то такого же, как они. Словно Небосклон находился здесь вынуждено, словно его удерживали, словно мимоходом заглянул.

[indent] Он вернулся взглядом к Ягнятнику, все еще щурясь. Они не были толком знакомы, и кот мало что знал о нем.

Отредактировано Небосклон (2017-12-16 17:24:51)

+1

5

[indent] Ягнятник замер, уставившись на Небосклона.

[indent] Ему приходилось разбираться со многим. Многими. Вдруг оказалось, что он должен знать каждого в племени, все их недавние болезни, слабости, проблемы иммунитета. Ягнятнику приходилось слишком много говорить и слишком много слушать, и его это сильно изматывало — просто потому, что он не привык к такому.

[indent] Всё должно было быть иначе. Совсем иначе. Нагрузка должна была увеличиваться, грамотно распределённая, поделённая с Облачницей. Ягнятник не должен был в шесть лун становиться полноправным целителем племени. Приходилось быстро учиться. Взрослеть не повзрослев. Ягнятник чувствовал себя старше своего тела, и оттого ему было ещё более неуютно.

[indent] Чужие эмоции были для него мутной, тёмной водой. Но Небосклон с такой брезгливостью, неторопливостью и насмешкой всё делал, что даже Ягнятник уловил безошибочную ноту презрения. Она была в движениях, когда ученик подал лапу; она была в голосе, когда он всё же заговорил, не ответив на вопрос.

[indent] Голубые глаза чуть прищурились, тяжело вглядываясь в разноцветные чужие.

[indent] — Облачница не говорила, что у тебя проблемы со слухом. И памятью, — у него был ровный, спокойный голос. Ягнятник обрастал каменной шкурой, чтобы выдерживать нападки Тучевода; уколы Небосклона он вовсе не чувствовал.

[indent] Ягнятник опустил взгляд на вытянутую лапу. Между подушечками была загнана заноза. Внутреннее беспокойство чуть поутихло — это было проще любой неизвестной болезни. Солнечница обучила его некоторым азам. Оставалось только сделать всё так, как она говорила. Ягнятник на мгновение почувствовал озлобленное, уставшее желание вонзить эту занозу глубже в лапу Небосклона.

[indent] Вместо этого он склонил голову и, ухватив её поудобнее зубами, вытащил и сплюнул на землю. На раздражённой коже выступили капли крови. Ягнятник посмотрел на них, замечая, как красный контрастирует с белым. Это была лишь крошечная часть того, что он увидел на пустоши. Ягнятник поднял взгляд на белого Небосклона.

[indent] Его разорванное, изломанное тело не отличалось бы от тела Облачницы, разодранное птичьими когтями.

[indent] — Вылижи рану, — наконец, подал он голос. Ягнятник смотрел, не моргая. — Это будет лучшее применение твоему языку.[status]we're equally damaged[/status]

0

6

[indent] Он чувствует, как щиплется заноза в лапе, как на него с прищуром смотрит целитель-недомерок, уж слишком серьезный и слишком маленький, чтобы дотянуться, но нет, конечно, Небосклон не делал поспешных выводов. В общем-то, ему было это как-то все равно. Хоть они назначат новорожденного на этот пост, кого угодно, хоть белку — без разницы, только пусть это на нем одном не скажется.

[indent] Странно только, что никого в помощники не поставили к этому, совсем, глядишь, вымотался. Небосклон отвечал на прямой, подернутый дерзостью и глубокой усталостью взгляд своим, безразличным и насмехающимся. Так уж у него проявляется неплохое «настроение».

[indent] — Да-а, — протянул он, пару раз кивая самому себе. А сегодня Небосклон на редкость подвижен, — Облачница и правда мало говорила по делу. И еще меньше делала.

[indent] Ягнятник оценивающе разглядывал его лапу, и Небосклон отчего-то чувствовал себя нелепо. Когда он пытался сам вытащить, что у него там проткнуло кожу, то сделал только хуже — хоть и сумел выкусить самую крупную. Кровь каплями выступала из раздраженной царапины, и кот бы выгрыз ее насквозь. Не хотел идти сюда, но пришлось. Его мало привлекала перспектива вспухшей и зараженной лапы, которая привела бы Небосклона в эту палатку на срок куда больший, чем пара минут.

[indent] Он не рассматривал действия Ягнятника как помощь. Это была его обязанность, коли остался единственным в этом племени, кто мог отличить мать-и-мачеху от одуванчика. Да и сам Ягнятник — Небосклон был уверен — не стал бы помогать ему. Судя по этим щурым злым взглядам — нет. Значит, кое-что соображает.

[indent] Впрочем, против самого Ягнятника Небосклон ничего не имел, и вел бы себя так с кем угодно также, окажись он сейчас на месте этого мальца.

[indent] Он не поморщился, когда целитель вгрызся ему в лапу, но хотел.

[indent] — Разве это не твоя обязанность? — Небосклон потряс больной лапой, как бы призывая Ягнятника заинтересоваться ею вновь. — У меня язык ядовитый, заражусь. И ты не закончил: я чувствую — там все еще что-то колет.

[indent] А, может, и не чувствовал. Впрочем, Небосклону и правда казалось, что заноза в его лапе раздробилась или что-то вроде того — как это обычно бывает с чем-то ломким и острым. Мертвая древесина, оказавшаяся не том месте и не в то время.

+1

7

[indent] Ягнятнику нужно было уметь уживаться с разными характерами. Его обязанностью было поддерживать племя и здоровье каждого отдельного воителя, вне зависимости от того, насколько его характер напоминает мышиное дерьмо. Это не было тем, что Ягнятнику хотелось или нравилось, но это попадало в категорию «надо», а, значит, обсуждению не подлежало.

[indent] Ягнятник сам загонял себя в рамки. Ставил планки — одна выше другой. Придумывал себе задачи, чтобы не давать мозгу отдохнуть. Он должен думать, запоминать, анализировать, понимать, предугадывать и предупреждать. Он не знал, что сказала бы Облачница на это. Облачница умерла, едва согласившись взять его в ученики, и на том её роль как наставницы завершилась.

[indent] Ягнятник метнул взгляд на Небосклона, но промолчал. Он не считал себя тем, кто был обязан защищать честь целительницы. Он знал её как ту, что раз за разом вылечивала его младшего брата — как ту, что должна была его обучить всему, но погибла, пав жертвой птичьих когтей. Глупая, бессмысленная, страшная утрата для племени, в начале Голых Деревьев оставшегося без целителя.

[indent] За словами Небосклона стояла обида, старая рана, которую уже не залечишь ни одной мазью — а если и исправлять как-то, то удалять всю конечность разом, или куда там зараза попала. Ягнятник не разбирался в душевных травмах. Ему бы для начала научиться лечить те, что видны на теле, а потом уже заглядывать под рёбра и сердца.

[indent] — Что она не сделала в своё время?

[indent] Целитель не был абсолютным гарантом. Некоторые вылечивались, некоторые умирали. Из-за обстоятельств, из-за медлительности, из-за нехватки трав или сил у того, что заболел или травмировался. Коты всё равно умирали, даже если целитель хотел сохранить все жизни. Кто умрёт первым по вине Ягнятника?

[indent] — Тогда ложись и вытяни лапу, — ещё маленькому Ягнятнику, пусть крупному относительно своих ровесников, так было проще. Ему хотелось ответить не менее ядовито и по поводу обязанностей, и по поводу чужого языка, но желание, было вскипев, угасло вместе с раздражающими мозг картинами, мутными, ирреальными и кровавыми. Что-то скребло, жгло изнутри череп.

[indent] Ягнятник склонился над лапой, рассматривая раздражённую, покрасневшую кожу. Запёкшая кровь мешала рассмотреть нормально, поэтому он всё же провёл шершавым языком между подушечками, лапой наступив на чужую, прижимая, будто Небосклон вправду дёрнется, осознав, что к нему притронулись. Кровь на языке отдавала железом и чем-то ещё.

[indent] Что-то мелкое, острое всё же там оставалось, но было удалено. Ягнятник выпрямился и отвернулся, зашагав к травам. Разных форм, цветов и запахов, от их разнообразия уже почти тошнило. Он помнил и знал далеко не все, но основу уже вбил себе в память. Ягнятник нашёл оставшиеся запасы ноготков и вернулся с цветком к Небосклону.

[indent] Его голова снова гудела от мыслей. Скоро начнутся снегопады, похолодает ещё сильнее, и какие травы растут в таких условиях? Где их искать? Как хранить травы зимой, учитывая, что большинство находится снаружи, в вырытых возле палатки ямках? Что делать, если травы закончатся? Просить у Всполоха и Полыни? Из Сумрачного леса перенести их не получится.

[indent] Ягнятник чуть потряс головой, заставляя себя сфокусироваться на действительности: раненой лапе и ядовитом Небосклоне. Разжевав ноготки, Ягнятник поместил небольшое количество кашицы на раздражённую кожу.

[indent] — Подожди. Пусть впитается.

0

8

[indent] Удивительно, но мелкий не стал защищать свою уважаемую_дохлую наставницу, как это обычно кидались делать все, кому не лень. О, они любили защищать. Не важно, кого — если кто-то высказывается против кого-то, говорит какие-то оскорбительные вещи в его адрес, они обязательно соберутся кольцом вокруг и начнут защищать обиженного. Они ведь вездесущие герои сих нуждающихся в них земель.

[indent] Его раздражало сама суть желания защищать. Его раздражало это слово. Его раздражало, когда кто-то кого-то спасал. Они говорят — племя нужно, чтобы тебя было, кому защищать. Но что поделать, если даже ты сам себя защитить не способен, мышиный вонючий кусок, и как можно с таком случае доверять кому-то? Подставлять спину? Надеяться на кого-то? Он знал, что не со всем можно справиться в одиночку, но и спасти никого тоже нельзя.

[indent] Небосклон как-то, в час своих ночных размышлений, пришел к выводу, что, честно говоря, никто в спасении и не нуждается — просто, если кричит об этом на каждом шагу, хочет, чтобы на него обратили внимание и пожалели. Посочувствовали, попытались что-нибудь сделать для него. Они хотят чувствовать себя кому-то нужными, кем-то любимыми, для кого-то дорогими. Они хотят значить для кого-то хоть что-нибудь, и тем самым делают этих «кого-нибудь» слабыми. Но в первую очередь — себя.

[indent] Он редко говорил об Облачнице даже при ее жизни, и, на самом деле, ему просто было нечего сказать. О мертвых нельзя отзываться дурно, да? Небосклон-то, конечно, плевать хотел. Но и ведь он не отзывался дурно. Говорил правду. Тому, кто ее заслужил, тому, кто, очевидно, ее знает, или, во всяком случае, тому, кто достаточно умен, чтобы держать свое мнение при себе.

[indent] Небосклон подумал, что сейчас сам ведет себя глупо.

[indent] — Что она не сделала в своё время?

[indent] Он взглянул на Ягнятника серьезно. Былая игривая насмешка, вытянутая откуда-то из внутренностей и щекотавшая глотку, побуждая усмехаться и дергать хвостом, растворилась и утекла по воздуху. Он молчал, темнел, и — может, ему так казалось — даже шерсть его электризовалась на загривке. Небосклон не злился — мрачнел.

[indent] Что же Облачница должна была сделать?

[indent] Спасти их. Иначе зачем нужны целители? Правильно. Молодец. Та, кто ничего не делала, поплатилась за это, и теперь кто-то, кто пытался крутиться в этом водовороте событий, должен был исправить ее ошибки своими собственными лапами.

[indent] Ягнятник не отвечал на колкости Небосклона, не поддавался его пассивным провокациям. Пассивным — потому что Небосклон никого на дуэль красноречия вызывать не собирался, и, честно говоря, лишь слегка забавлялся. К нему подобное настроение приходит столь редко, что впору только удивляться, и пусть Ягнятник запомнит этот день. Небосклон подумал о том, что теперь у него есть оправдание не охотиться и ничего не делать. Может, хотя бы до завтра. Хромал он досюда, во всяком случае, без притворства.

[indent] Он лег без возражений и слов. Забравшись глубоко в дебри своих мыслей, он больше не игнорировал существовавшие вокруг него событий — не замечал их. И склонившийся над его лапой Ягнятник, вылизывающий его рану, вдруг сделался каким-то почти что успокаивающим, и Небосклон все еще морщился лишь от запаха прелых трав.

[indent] Его уже ничто не раздражало и не беспокоило. Все вернулось на круги своя. Может, он просто головой ударился, когда навернулся в лесу.

[indent] Ягнятник ушел вглубь своей палатки — очевидно, за своими травками, — и Небосклон остался лежать. Он рассматривал «потолок» палатки, и вспоминал, почему-то, Облачницу. Ее белая тень маячила у него перед глазами, делая еще мрачнее, и он думал о том, что не желал ей смерти. Может, где-то глубоко внутри, но этого не знал — после смерти матери и брата Небосклону было уже все равно, кто виноват, кто прав. Ему было все равно и после. Ему было все равно и сейчас. Но все-таки новость, что целительницу разорвала хищная птица, принесла какое-то сумрачное успокоение и тепло. Слишком мимолетное, чтобы помнить его теперь и лелеять. Небосклон не злорадствовал. Может, он даже и не врал, когда сказал, что забыл о смерти целителя Реки.

[indent] Он почувствовал, как нынешний шестилунный целитель накладывает ему разжеванную траву между подушечек лапы, и вздохнул. Хорошо, малец, он полежит тут еще, подождет.

[indent] Небосклон молчал, как воды в рот набрал, и такой он был себе знаком куда лучше. Ирония помогала для защиты от прочих.

[indent] Перестань уже анализировать, Солнце.

[indent] Небосклон прикрыл глаза и снова вздохнул. Еще бы немного, и уснул. Единственное — трудно спать, когда так воняет.

+1

9

[indent] Небосклон молчал, вновь игнорируя его вопросы. Ягнятник обнаружил, что его это не задевает так сильно, как могло бы. Он даже не сразу заметил, потому замер, внимательно посмотрев на Небосклона, угадывая, произнёс ли тот что-то. Судя по безразличному виду и закрытым глазам, нет. Наверное. Ягнятник мог только предполагать, но решил, что промолчал бы в любом случае.

[indent] Ягнятник ощущал себя и здесь, и где-то ещё. Он реагировал на всё происходящее вокруг, если его сознание воспринимало это как нечто важное, связанное с его обязанностями. Но, стоило произойти чему-то ещё, относящемуся к второстепенному, Ягнятник переставал это замечать и переключался на более актуальные вопросы, темы и предположения.

[indent] Он не знал, как долго продержится, разрываясь между реальностью и Сумрачным лесом, потому что Ягнятник хотел слишком много, но его тело и разум не могли столько выдержать. Он посмотрел на отдыхавшего Небосклона, неподвижного, молчаливого и равнодушного, моргнул, рассматривая кашицу, что постепенно действовала, успокаивая покрасневшую кожу.

[indent] Тишина, в которую погрузилась палатка, гудела в ушах Ягнятника.

[indent] Вне палатки шумело племя. Ягнятник закрыл глаза и перевёл дыхание. Несколько минут он так просидел, заставляя себя расслабиться и избавиться от всяких мыслей. Голоса слились с колючим, холодным ветром где-то снаружи. Отчётливо было слышно дыхание, сердцебиение — то ли только своё, то ли действительно ещё и чужое.

[indent] Небосклон не ответил на его вопрос об Облачнице, но это не значит, что Ягнятник не узнает об этом от кого-то другого. Или Небосклон сам расскажет, если проявит особую благосклонность, на что рассчитывать не стоит. Ягнятник не задумывался, зачем ему нужно об этом знать — это была потребность быть осведомлённым обо всём, присущая ему с детства.

[indent] Уж простит Небосклон ему его любопытство, даже если Ягнятнику на его возможный протест всё равно.

[indent] Он открыл глаза и осмотрел лапу оруженосца. Затем отошёл, чтобы взять немного паутины, и перемотать тонким слоем лапу, таким образом закрепляя остатки кашицы, что ещё не впиталась в кожу. Ягнятник секунду разглядывал то, что сделал, затем поднял взгляд, встречаясь со взглядом разноцветных глаз напротив.

[indent] — Завтра с утра зайдёшь, я сниму и осмотрю лапу на всякий случай ещё раз, — наконец, проговорил он, и его голос немного охрип после молчания. Ягнятник сдержал порыв кашлянуть, выпрямился и отошёл, давая Небосклону возможность подняться. — Можешь идти, — голубые глаза слабо блестели в полумраке палатки, внимательные, спокойные, но уставшие.

+1

10

[indent] Палатка целителя как будто бы оградила его от всего мира.

[indent] Может, это потому Ягнятник здесь сидит с утра до вечера, что видеть никого не хочет, и вонь эта тяжелая от травы всякой дурной перебивает ароматы племени. Котов, кошек, котят, молока, добычи, грязных сплетен, странных имен, непонятных обсуждений, ароматы иных, что чужие, и даже если по крови являются родственниками — в сущности они никто. Ни сверху взглянешь, ни снизу, ни даже с боку, а просто тени однолицые, что с них возьмешь. Небосклон отходил все дальше и дальше, видел это все яснее и яснее, и еще лучше понимал, что, хоть и он откололся от племени мысленно, ничем таким особенно от него не отличался.

[indent] Ему не нравилось это умозаключение, но он ничего не мог с ним сделать. Что ты сделаешь с истиной? Поверишь в ложь? Так староверы и нововеры чем занимаются? Конечно, эти потуги найти силу в ком-нибудь другом, скинуть с себя ответственность, переложив ее на чужие плечи (даже нематериальные), ощутить себя принадлежащим к чему-то важному — они забавны, да, естественно, но и все. Это все их значение. Во всяком случае, для Небосклона, а иным и жизни, порой, ломает. Глупо, конечно.

[indent] Он смотрел на потолок пещеры целителя и думал о том, что, может, здесь не так уж и плохо. Еще бы никто не приходил сюда постоянно с какими-то проблемами вроде заноз и болей в желудке, было бы вообще замечательно. Может, целители еще потому решают стать целителями? Сбежать от племени. Хотя бы так. Если другого пути нет.

[indent] Иногда Небосклону казалось, что и правда нет.

[indent] Тогда он смотрел за границу лагеря Реки, за камыши и воду, за темные леса, за поля, за холмы, смотрел и думал: все-таки есть. Просто это страшнее. Страшнее отказаться от того, что ты любишь или ненавидишь, нежели принять на себя обязанности главного травника племени.

[indent] Интересно, сколько бы их было, если бы у всех имелся свободный доступ к таким решениям?

[indent] Небосклона из размышлений выдернул голос юного целителя Реки, и он, приоткрыв один глаз, взглянул на Ягнятника снизу вверх. Сбегал ли он от племени?

[indent] — Хорошо.

[indent] Он тяжело поднялся, поджимая раненную лапу, тряхнул загривком, отмахиваясь от налипшего мусора, и ненадолго задержался глазами на Ягнятнике. Просто дурной или просто странный? Небосклон так мало знал о племени, в котором жил, честно говоря. Давно уже перестал интересоваться. Этот парень родился, когда он уже готовился стать полноправным оруженосцем, рос у него, можно сказать, на глазах, а Небосклон и не помнил. А кого он, на самом-то деле, по-настоящему помнил?

[indent] Хуже всего — мать.

[indent] Небосклон развернулся и вышел, прихрамывая, размышляя о том, что, когда Темноводный станет отчитывать его за безделье, он потрясет перед его носом больной лапой и ляжет дальше спать.

+1

11

эпизод завершён

[nick]Мастер Игры[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2zURM.png[/icon][sign][/sign][status]гулять по льду[/status]

0


Вы здесь » коты-воители: раскол » ► игровой архив » [б] for the damaged coda