У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

коты-воители: раскол

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители: раскол » личные эпизоды » [05.18] no more dreaming


[05.18] no more dreaming

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

no more dreaming
сребролапка (14 лун) & ягнятник (11 лун)
http://funkyimg.com/i/2GR4h.gif

— тип эпизода:
закрытый

— условия:
юные листья
день, +20°C, ясно
лагерь реки

— сюжет эпизода:
cause all the walls of dreaming
they were torn wide open
finally it seemed
that the spell was broken

+3

2

[indent]Первое и, пожалуй, единственное, что я ощущаю -- боль. Бесконечная, гложущая, пожирающая изнутри боль. Извилистый массив воспоминаний опустошающает голову. В голове -- пустота. Пустой стеклянный звон, края огромной чёрной дыры непрерывно дрожат. В этой чёрной дыре всё, что когда-то было у меня в мыслях. Мне кажется, что я сплю уже столько лет, мне так чертовски плохо... Но только один вопрос, который не даёт покоя -- кто я? Где я? Я живая?

[indent] Пусть это будет просто плохим сном. Пусть это окажется морской солью, трепещущей под носом, когда видишь море. Пусть это будет непереварившимся брокколи на ужин перед сном. Чем угодно, но не реальностью.

[indent] <<Эх, подруга. Кто тебя так дурачит? Кто тебя так обманул?>>

[indent] Здесь всё чужое. Запахи, звуки, шуршание, тихое дребезжание -- наверное, она проснётся дома. Увидит кого-то знакомого и тут же вспомнит, вспомнит всё, что сожрала та хищная, зверская чёрная дыра. Конечно, так и будет. Мне кажется, что мир стал хуже. Можно я не буду просыпаться? Но это не мир стал хуже, это хуже стала я. Поломанная, истерзанная, жутка уставшая, я сплю и не могу успокоиться. Это ненормально. Сквозь едва приоткрытую пасть вырывается клок тяжёлого дыхания, в нос ударяет пряный запах. Нос чешется, глаза слёзятся, хочется чихнуть. Слабо я приоткрываю глаза, вытягиваю лапы. Неприятный зуд отдаётся в носу странным и незнакомым ощущением.

[indent] Всё перед глазами плывёт, тысяча красок в голове отдаются неприятным гудением, которое давит мне с тыльной стороны головы. На языке, наверное, должны были уже поселиться ящерицы -- настолько во рту было сухо. Я с трудом приподнимаю голову, пытаясь собрать мысли в кучку, но всё это отходит на второй план: с головой меня накрывает паника. Паника хищным зверем, дюжиной чёрных кошек скребётся на сердце, заставляя его колотиться в хрупкой рёберной клетке со скоростью света. Тух-тух-тух, тудух-тух-тух. Пятна собираются в одну кучу, приходит понимание того, что в голове нет ничего, кроме пустоты. Я не знаю, кто я, зачем я, где я. Может, он знает?

[indent] - Ты кто-о-о? - на выдохе я вскакиваю на четыре лапы, выгнув  спину, зашипев и вздыбив загривок. Страха нет в реальности -- это дворовая кошка, бывшая домашняя, но которая постоянно просится в новый дом. Тёплое парное молоко щекочет её нос и манит обратно, но нутро дворовых котов навсегда остаётся тем, которым и было. Страх приходит и уходит. И сейчас он накрывает с головой, как огромный, хищный девятый вал, он разевает пасть, брызжа ниточками склизкой белой слюны. Я не чувствую боли. Чувствую только страх, потому что последнее, что я видела и слышала -- ослепляющий, как солнечный, свет и роковой грохот неизвестного происхождения. На его шаг я делаю два назад. Голос звучит где-то на дальней стенки головы, отдаётся долгим эхом и звенит в голове так, что хочется связать уши бантиком и не слышать ничего, ничего, НИЧЕГО!

+5

3

[indent] От края пустошь до лагеря путь неблизкий, но Ягнятник настаивает: нужно нести и нужно помочь. Груда мяса, костей и испачканной шерсти — это не соплеменник и даже не личность, которую перемололи лапы Чудовищ и то, что осталось, выплюнули на обочину. Ягнятник не уверен, что она выживет, но не подаёт виду — не стоит расстраивать патрульных раньше времени, что они зря несли через всю территорию такую ношу.

[indent] В племени недолгий переполох — выясняется, что чужой, и становится легче. Кажется, кто-то неодобрительно косится — какая бессмысленная трата целебных трав, — но Ягнятник не видит: он занят израненным, искалеченным телом. Ни имени, ни запахов, ни прошлого — не из Теней, и, похоже, совсем одна. Ягнятник избавляет шерсть от грязи и крови, очищает глазницу — остатки левого глаза вытекли, и сохранить его не представлялось возможным.

[indent] Несколько серьёзных ушибов и множество мелких царапин, вывих — Ягнятник вправляет кость на место, и она даже не просыпается, и Ягнятник не знает, проснётся ли когда-нибудь. В нём говорит природное упрямство — раз взялся, значит, сделаю, — и, может, вспыхнувшее сострадание. На фоне механического, безликого «надо» это чувство кажется привлекательным: вцепиться в него, нацепить на себя, по-ребячески доказать, что он — чувствует, что он — не она, и никогда ею не станет, сколько бы яда ни пролил в своих словах Тенелап.

[indent] Лечение утомительно — и не даёт результата. Ягнятник прячет её у себя, оставив спать долгим сном в конце палатки, и слишком часто проверяет дыхание — мерещится, что прекратилось. В племени она никому не нужна, и он чувствует ответственность — за своё решение, за её состояние и за её будущее. Он не советуется с Солнечницей, что делать — это его забота, груз, который он взвалил по своей прихоти, и разберётся он тоже сам.

[indent] Когда она просыпается, Ягнятник как раз заходит в палатку с рыбой в зубах — перекус перед тем, как проверить запасы трав. Одноглазая, перепуганная, шипящая на него — ему хочется на рефлексе рявкнуть, чтобы она легла обратно, потому что раны и потому что она оттянет своё выздоровление ещё на луну-другую, если будет так зайцем скакать, но-- Ягнятник медленно опускает голову, оставляя добычу на земле и делает глубокий вдох. По крайней мере, она проснулась — и это уже победа.

[indent] — Моё имя Ягнятник, — он делает шаг вперёд, но, заметив, что та начинает отступать, останавливается. Ягнятник хмурится, напряжённо раздумывая, и кончик хвоста слабо подрагивает: ей бы дать маковых зёрен, но она откажется в таком состоянии принимать что-либо из его лап. — Ты в безопасности, я позаботился о твоих ранах, — успокаивать кого-то донельзя сложно, чужие эмоции Ягнятнику по-прежнему непонятны. Он говорит негромко, спокойно, пытаясь акцентировать внимание на тех вещах, которые помогут развеять чужую агрессию.

[indent] — Тебе лучше прилечь, — осторожно замечает, смотря слегка исподлобья.

+6


Вы здесь » коты-воители: раскол » личные эпизоды » [05.18] no more dreaming