У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

коты-воители: раскол

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители: раскол » игровой архив » детская


детская

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[indent] В небольшой впадине, окруженной колючими кустами, находится детская. Эти кусты служат хорошей защитой от напастей.

0

2

В лагере поднимался сильный ветер. Маленькая Теневая кошечка отдыхала в детской. Многие коты радовались, что им не надо никуда идти, можно просто поспать в палатке. Но не эта малышка. Она рывком поднялась с подстилки и осмотрелась. Все спокойно спали, никто и не думал куда-то идти. А ещё вне палатки было всё в снегу и это не был конец. Холодные белые снежинки летали в воздухе, кружась и приземляясь на заснеженную землю. Именно в такую погоду Остренькая собиралась пойти прогуляться.
- Ты куда? - услышала кошечка чей-то голос, но не смогла опредилить чей.
- Я...я иду к куче с дичью. - быстро сориентировалась она.
Все её соседи из детской знали, что Остренькая растёт без родителей, так что ест дичь. Малышка облегчённо выдохнула и вышла из палатки сна котят.

Детская → лагерь

+1

3

<——-Главная Поляна
Малышка вошла в детскую, окружённую ежевикой, и крикнула, положив сочного воробья наземь:
Шип! Смотри, что у меня есть! - Ивушка подняла з земли воробья и поднесла к малышу, - Слушай... а ты, ну... вообще... что думаешь по поводу того, что я хочу стать целителем? - любопытный и невинный взор янтарных очей упал на Шипа.
Немного позже пёстрая принялась за еду, разделив пополам, на них с Шипом, птицу. Сама котёнок съела небольшую часть, оставив большую другу - крылышко и головку, обглодав клюв.
Пока Шип расправлялся с воробьём, кошечка окинула взглядом детскую и увидела маму:
Мам, привет! А я была на главной поляне, там сейчас идут очень важные обсуждения! - протараторила пёстрая, в ответ получив следующие слова, - Ивушка, не смей выходить из Детской без моего разрешения! - строгий голос и навислая над котёнком фигура матери.
Но мам, мне уже пять лун! Я имею право! - обиженно сказала малышка, глянув на Шипа - мол, какая она зануда. Мать проигнорировала сообщение своего чада, и вышла из детской. Видимо, подышать свежим воздухом.
Пёстрая обиженно подошла к другу и уткнулась ему в плечо:
Меня все обижают... на поляне Неясыть накричала, здесь мама какая-что необычная... не такая, как прежде... - по щеке покатилась слезинка, но вскоре перекосилась и перекотилась на плечо Шипу.

+1

4

→ Начало после скачка времени ←

Уже прошло несколько лун, а Шип до сих пор до конца не доверял котам племени. Постоянно отмалчивался, зажимался где-то в самых углах пещеры и только иногда общался с другими котятами. Те правда тоже не горели особым желанием говорить с грязнокровным подкидышем. Он частенько слышал в свой адрес пренебрежительные насмешки, но только сжимал крепче зубы, шипя и огрызаясь в ответ. Кот все еще не верил, что остался один. Что мамы больше никогда не будет рядом, что он даже не видел её последний миг, не смог провести носом, по еще теплой шкурке, зарыться мордочкой в мех и попрощаться. Он даже не знает, из-за чего она умерла, и от этого больнее всего.

Трудно жить там, где ты не нужен, а не изгоняют только благодаря словам предводительницы, которая от чего-то стала заботиться о Шипе. Он не знает, что подвигло её на это. Заставило взять с собой, незнакомого, облезлого, больного и истощенного котенка. Дать, по крайней мере попытаться, семью, тепло, защиту в эти отчаянные времена. И все-таки будущий оруженосец не мог привыкнуть. Ощутить, будто он дома, и у него есть тот, кому он сможет полностью довериться. Каждый раз закрывая глаза, кот слышит ласковое урчание матери. Её слова, о том, что однажды все станет просто. И видит этот добрый, любящий взгляд. Почти чувствует рядом столь желанное тепло. А потом просыпается. И на смену блаженству приходит суровая реальность, возразить которой он может только едва слышным, немного хрипящим, возгласом.

Возбужденная и явно довольная собой Ивушка, вырвала котенка из привычного оцепенения. Он попытался встать, скрывая свои недавние размышления, но только покачнулся, на некрепких, после долгого сна, лапах.
— Еда — это хорошо, — кот говорил размеренно, немного шипяще и абсолютно равнодушно. Апатия, это то, что он испытывает почти всегда, даже не собираясь с ней бороться. Кажется, кто-то пытался его растормошить, но это не помогло надолго, и будущий оруженосец быстро вернулся к прежнему состоянию. Только существуя. У него просто не выходило жить. В самые худшие времена, когда грань между жизнью и смертью истончалась настолько, что казалось в следующее мгновение ты отправишься к предкам, было легче и радостней. И только в те редкие моменты, когда Норка могла уделить ему немного времени, это состояние отступало, и Шипу даже казалось, что все еще может быть хорошо.
Подобравшись к разорванному на несколько частей воробью, он медленно, растягивая удовольствие, вгрызся в крыло. Перекусывая хрупкие косточки, давясь перьями и только после этого добираясь до мяса. Чуть солоноватого, со своеобразным, от крови, привкусом. С наслаждением проглотив небольшой кусочек, большую часть из всего, что было, котенок ощутил приятную тяжесть в желудке. Ему до сих пор не нужно было много еды. Кот привык питаться редко, предполагая, что завтра пищи может не быть. И до сих пор, не смотря на то сколько времени уже прошло, он не отвык от этого. Иррационально предполагая худшее, чем вызывал презрительные взгляды, теперь уже соплеменников.
— Я не буду эту часть, — будущий оруженосец лапой указал на, отделенную от основного туловища, голову — наелся, спасибо тебе. — Произнеся последнее слово, он притих, с интересом следя за общением Ивушки и её матери. Котенок завидовал ей, как же ему хотелось быть на её месте. Чтобы это его мама, вот так вот заботилась о нем, запрещая показываться за пределами детской. Поэтому, когда кошка подошла, уткнувшись в плечо, и жалуясь на происходящее, он только фыркнул.
— У тебя еще будет время, чтобы побыть взрослой, — все тем же, непривычным даже для него самого, шепотом произнес кот. — Лови момент, пока можешь. — Закончив с философскими речами он тряхнул головой отходя на шаг, изображая интерес, пытаясь заставить себя вновь почувствовать то, что в прошлом, заставляло его стремиться к миру. Любопытство. И кажется, совсем немного, но у него вышло. — Что там такое, на главной поляне?

Отредактировано Шип (2018-03-29 03:49:46)

+1

5

Шип лишь, можно сказать, оттолкнул Ивушку своими словами. Но котёнок была слишком весёлой, чтобы обижаться, и глубокомысленно кивнув на слова Шипа, сама в ответ отстранилась и ответила на «Что там такое, на главной поляне?»:
Ну, там сейчас глашатая, целитель, Шорох и Соловей обсуждают поход на крыс, - пёстрая кинула взгляд в сторону выхода из детской, - Неяысть о чём-то спорила со Всполохом, и почему-что накричала на меня, когда мой моховой шарик ветром продуло к ней, - подробности кошечка конечно же утаила, иначе выглядело бы так, что виновата на самом деле-что она.
Услышав, что друг не хочет доедать воробья, Ивушка склонила голову набок и подумав, спросила:
Может, тогда отнесём его Всполоху? Он целитель, ему есть надо, - озвучила свои мысли кошечка.
Ещё раз оглянувшись на главную поляну и обсуждающих там поход на крыс воителей, глашатаю и целителя, вновь проговорила, уже более бодрым, свойственным ей голосом:
Ты или я отнесём? Или вместе? - задумчивый, но весёлый прищур.

+1


Вы здесь » коты-воители: раскол » игровой архив » детская