У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

коты-воители: раскол

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ru


новости

условия

Сейчас лето 2018 года.

— погода в июне: днём — от +20 до +26°C, ночью — от +13 до +16°C
— погода в июле: днём — от +23 до +29°C, ночью — от +16 до +18°C
— погода в августе: днём — от +23 до +26°C, ночью — от +14 до +16°C

Важные факторы на лето: Засуха. Между племенами отношения натянутые, напряжённые. Люди перекрыли автомагистраль, начав строительные работы, и некоторые коты считают, что это начало конца. Происходит загрязнение реки. Тени нарушают границы, пользуясь отсутствием машин, внутри племени происходит переворот. Возле лагеря Теней разбили палатки люди.

очередь

мк №4: состязания:
произвольная

мк №6: встреча делегаций:
[выдрохвостка → ягнятник → вечерница] → [мрак → всполох → полоз]

мк №7: летний совет:
произвольная

мк №9: стычка на нагретых камнях:
волчеликая → осоед → пустельга → сойкадымкалепесток → вечерница → мрак

рк №3: древолазы:
тенелап → гм → дымушка

рк №7: цапля:
жабик → ягнятник → тенепляс

рк №8: под землёй:
пескарь → пустельга → форелька → ракушка

рк №8.1: собрание:
произвольная

тк №1.1: облава на крыс:
[ костеломогнецвет → соечка ] → [ щитомордник → гремучница → дербник ] [ неясыть → всполох → норка ] → гм

тк №3: уроки жизни:
овсяночка → мрак

тк №6: поход за мятой:
полоз → всполох

тк №7: вылазка:
овсянка → царапка → камушек
всполох → мрак → бересклет

тк №8: нарушители:
курганниковсянка → сойка

тк №9: переворот:
мрак → неясыть → норка
остальные отписываются в произвольном порядке

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители: раскол » личные эпизоды » [06.18] all the world is made of faith, and trust, and pixie dust


[06.18] all the world is made of faith, and trust, and pixie dust

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

all the world is made of faith, and trust, and pixie dust
Небосвод (17 лун) & Форелька (6 лун) & Рассветная Звезда (76 лун)
http://images.vfl.ru/ii/1527976764/0419f4c4/21974579_m.jpg http://images.vfl.ru/ii/1527976764/7c71e475/21974578_m.jpg

— тип эпизода:
закрытый

— условия:
лагерь реки → территории
утро и день, около +21°C ± 1, ясно

— сюжет эпизода:
никогда не знаешь, чем обернётся для тебя то или иное решение. особенно, если оно не твоё. стать наставником - это не было решением Небосвода, так что он вовсе не обязан радоваться этому странному серо-коричневому недокормышу, который теперь вдруг оказался его обязанностью перед племенем.

Отредактировано Форелька (2018-06-03 01:21:52)

+5

2

[indent] Всегда приходил такой день, когда ребенок вырастал. Он наступал неожиданно, совсем не вовремя, совсем не к месту. Мало какие родители хотели, чтоб их дети росли — Рассветная Звезда видела это мимолетное сожаление в их глазах, знала, что творится у них под ребрами, слышала надорванное сердцебиение; может, у нее никогда не было детей, но все равно она понимала тех котов, чьи дети посвящались в оруженосцы. Ведь Рассветная Звезда не раз становилась наставницей и не раз присутствовала на посвящении, а то и сама посвящала своих учеников в воителей — она испытывала к ним, вероятно, такие же родственные чувства, какие и родители испытывают к детям. 

[indent] Но еще Рассветная Звезда помнила себя, маленькую, готовую трудиться до потери пульса (что, к слову, так в ней и не изменилось) — лишь бы только ее поскорее посвятили в ученики. А потом — поскорее в воители. Это желание преследовало многих детей, и Рассветная Звезда прекрасно понимала, почему; если бы у нее была возможность выбирать, она бы никогда не вернулась в свое детство. И не потому, что оно было слишком ужасным — потому, что быть ребенком слишком неудобно.

[indent] Сегодня проходило очередное посвящение, и Рассветная Звезда уже взобралась на камень, с которого обращалась к племени. На нее обратило внимание несколько котов, сидевших на поляне.

[indent] — Пусть все коты племени Реки соберутся на общее собрание племени!

[indent] Провозгласила Рассветная Звезда. Было еще раннее утро, и Выдрохвостка еще не распределила патрулей; все речные коты были в лагере. Сонно выползая из палаток, они обращали свои взгляды на предводительницу, которая, как обычно, выглядела бодрой и решительной.

[indent] Рассветная Звезда заметила в толпе котов гладкую шкурку Форельки. Она посмотрела на котенка внимательным взглядом и хмыкнула про себя.

[indent] Форелька, определенно, был странным котенком. И, кажется, это зависело не от воспитания; Рассветная Звезда не знала, каким воителем он вырастет, и, если честно, сначала терялась в выборе наставника. Ему нужно было выбрать того, кто смог бы его понять и не наседать со строгостью, которая присуща многим старшим воителям; вместе с этим Форельке было необходимо должное внимание, постоянный надзор, тихий присмотр — кому нужна была такая ответственность, Рассветная Звезда, если честно, сначала не представляла. Она не привыкла выбирать особенных, но понимала, что Форелька и правда особенный — от ее решения зависела его безопасность. 

[indent] Одним из самых последних на поляну выбрался Небосвод — он шел медленно, вальяжно, на ходу зевая и опустив голову. Своей лени он не стеснялся уже давно, и, если честно, когда Рассветная Звезда выбирала наставника для Форельки, этот белоснежный воитель был самым последним кандидатом. Конечно, этому коту можно было доверить только самого себя  — других он никогда не будет оберегать, ради других он никогда не будет ничего делать, никогда он не возьмет ответственность на свои плечи. Об Небосводе у Рассветной Звезды складывалось двоякое впечатление, и нельзя сказать, что он был ей противен, или что она не хотела бы видеть его в рядах своих соплеменников. Она лишь просто не уважала его, вот и все. Впрочем, может, ему нужно было просто вырасти.

[indent] Однако, размышляя, Рассветная Звезда пришла к выводу, что может двух рыбешек поймать одной лапой. Форелька, к которому нужен нестандартный подход, которому нужен гибкий взгляд на обучение и племенные обязанности, и Небосвод, расплывшийся из-за своей лени и безответственности. Небосвод, которого нужно было заставить нести на себе бремя нужды наставлять кого-то, быть кому-то учителем, старшим братом, примером для подражания. Рассветная Звезда знала, что этому коту нужно было лишь задать направление, подтолкнуть его; конечно, пока что-либо не касается Небосвода, оно его не волнует, но, если это будет иметь прямое отношение к нему самому, то ему придется начать наконец-то что-то делать. А ради себя Небосвод готов на все что угодно.

[indent] Не настолько Небосвод был безразличен, чтобы рисковать чьей-нибудь жизнью. В особенность жизнью того, за кого он в ответственности. И Рассветная Звезда это понимала.

[indent] — Сегодня в оруженосцы посвящается котенок по имени Форелька! — провозгласила предводительница, чувствуя некоторое предвкушение в молчании соплеменников.

[indent] — Форелька! — обратилась Рассветная Звезда теперь к виновнику этого собрания. — В ученичестве тебя будут продолжать звать Форелькой. Надеюсь, ты покажешь себя с достойной стороны, и племя будет гордиться тобой. Будь внимательным и терпеливым в своем обучении.

[indent] Она обратилась глазами к Небосводу, который с явным нежеланием отсиживался чуть поодаль от собрания. Он смотрел себе под лапы и, кажется, думал совсем о другом. Рассветная Звезда почувствовала какое-то странное удовлетворение оттого, что сейчас удивит его.

[indent] — Небосвод! — он на сразу поднял к своей предводительнице голову, а когда поднял, во взгляде его читалось недовольное непонимание. — Ты будешь наставником Форельки. Прояви должную ответственность, чтобы стать хорошим учителем. Постарайся не разочаровать своего ученика и стать для него примером.

[indent] Рассветная Звезда отвела глаза от Небосвода и поэтому не успела увидеть его удивление и, наверное, негодование.

[indent] — Вы можете приступать к первым тренировкам. На этом собрание окончено.

[indent] Племя одобрительно зашумело, приветствуя нового оруженосца и его наставника.

+6

3

- Привет! Куда ты идешь? - по травинке полз огромный чёрный жук. Он медленно переставлял свои членистые конечности, чудом удерживаясь на тонкой зеленой полоске, шевелил усиками в разные стороны, будто щупая окружающий воздух, блестел на солнце, что отражалось на гладком чёрном панцире белой точкой. Травинка гнулась под его весом, грозя уронить его, но он продолжал упорно ползти вперёд, как будто считал, что на конце травинки его ждёт что-то новое и совершенно удивительное. Форелька предполагал, что ничего удивительного там нет. Но зачем же жук ползёт тогда по этой травинке? У него же должна быть хоть какая-то цель, верно? У любого путешествия есть свой конец, а у любого путешественника есть своя цель.

Котёнок наблюдал за членистоногим, вытянув передние лапы вперёд, выгнув спину дугой, прижавшись грудью к земле и положив на неё подбородок, хаотично размахивая хвостом и иногда подергивая ушами, чтобы как-то унять свою потребность двигаться. Затем, чуть подумав, он перекатился на спину, уставившись на жука теперь из нового угла обзора. Может, так он сможет понять цели и мысли этого маленького животного? Жук, вероятно, странно на него посмотрел, не оценив потуги серо-бежевого, раскрыл хитиновый панцирь и взлетел, недовольно жужжа (наверное, что-то о приставучих соседях).

Форелька же, покинутый единственным своим собеседником на данный момент, уже с интересом уставился в небо, лёжа на спине. Там, где заканчивалась травинка, начинались небеса. Простор, свобода, ветер в шерсти, возможность идти, куда только захочешь. Вот, куда стремился жук. В этом они с жуком похожи. Он снова вспомнил о недавнем знакомом и даже повозил головой по земле в разные стороны, пытаясь этого жука снова найти, чтобы признаться ему в братских чувствах, но тот, видимо, ничего похожего не ощущал и действительно бросил его одного, улетев в неизвестном направлении.

- Форелька! Я же тебя только что почистила, почему ты опять валяешься по земле? - недовольный голос матери, она нависает над ним, загораживая обзор на высокое небо, куда они стремились вместе с новым знакомым. Малец радостно оскалился, увидев знакомое лицо, перекатился обратно на живот, прыгнул её в сторону (можно было, конечно, и просто шагнуть, но прыгать он любит больше) и по-птичьи склонил голову на бок, набирая в грудь воздуха. Судя по тяжелому вздоху родительницы, она прекрасно выучила повадки дитя и знает, что следует за этим движением.

- Ты знаешь, куда улетают жуки? Я нашёл тут одного - такого большого и черного, но он улетел быстрее, чем я успел ему представиться, - мать молча принялась снова вычищать его шерсть от пыли и грязи (она делала это уже раз в пятый за день), пока не отвечая на его вопрос. – Он был очень красивый. Теперь я хочу его найти и подружиться с ним. Мне кажется, мы бы точно-точно подружились, потому что у с ним были общие интересы. Как думаешь, я ему понравился? - задрал голову, не давая ей вылизать макушку, с надеждой вглядываясь в материнские глаза, привычно подёргивая огромными ушами.

- Конечно, малыш, - улыбка, - конечно, ты понравился ему. Но я не знаю, куда он улетел, - вернул голову в обычное положение, шершавый язык прошёлся по затылку. Она говорила, что сегодня очень важный для него день, и Форелька, естественно, понимал это. Посвящение в оруженосцы бывает только раз в жизни – сегодня он официально отделиться от материнского покровительства, получит наставника и переедет в палатку учеников. В связи с этим его просили удержаться от катания по земле без особой причины. Но сейчас-то она была, верно? Как бы он тогда понял, куда стремится жук, если бы не перевернулся на спину?

- Ничего страшного, я поищу его после посвящения. Может, будущий наставник мне поможет, если я его очень-очень попр... Смотри, Рассветная Звезда! - он резко вскочил на лапы, вдруг на время забывая о всяких там жуках и их целях. Родительница, наученная горьким опытом, к счастью, вовремя убрала голову, чтобы котёнок не ударил ее случайно снизу по челюсти - вначале она пару раз прикусывала язык, не успевая за быстрыми движениями неугомонного дитя.

А предводительница тем временем созывала общее собрание. И Форелька рванул вперёд, сзади клацнули зубы матери, пытающейся ухватить ребёнка за шкирку, но он уже наловчился уворачиваться от подобного движения, чуть пригнувшись. Поэтому вскоре он был в первых рядах своего племени, переминаясь с лапы на лапу, беспокойно переводя взгляд с кота на кота, на камни, на землю, на каждый отдельщик листик на кусте неподалёку, ударяя себя хлыстообразным хвостом по бокам. Нисколько потому, что нервничал, а потому, что всегда так выглядел. Нервный, дёрганный, постоянно в движении, ищущий что-то взглядом даже при разговоре с другим котом.

— Форелька! — он опять резко подорвался, заставив кого-то рядом, не ожидавшего такого энтузиазма, испугано отшатнуться, вскинул голову к сидящей кошке, выслушивая её речь, то выпуская, то вновь втягивая когти, превращая траву под лапами и мелкие ошмётки. Рассветная звезда что-то вещала, но парень под влияниям момента слышал все урывками, мозг отказывался обрабатывать столько новой информации сразу: жук, небо, полеты, посвящения, новое старое имя, тренировки, травинки, куст, красивые листья.

«У того рыжего блохи? Блохи похожи на жуков. Они тоже мечтают о небе?»

- Будь внимательным и терпеливым в своем обучении, - он, конечно, покивал, размахивая большущими ушами, но, если говорить объективно, для него это будет очень сложно - может, даже почти невыполнимо. — Небосвод! — Небосвод? Он чуть нахмурился, с секунду пытаясь вспомнить, как выглядит этот воитель, но быстро бросил это дело, просто оборачиваясь через плечо, скользя взглядом по сидящим, стараясь увидеть самого... какого? Гордого? Удивленного? Какого-то такого. И нашёл довольно быстро. Большой, белый и пушистый. Небосвод ему понравился. Рель соскочил с места, пока Рассветная Звезда объявляла об окончании собрания, и вприпрыжку понёсся к старшему коту, чтобы потереться о его нос, как того требуют обычаи. Он стал учеником. И, что удивительно, почти не заметил этого. Происходящему Речной уделил куда меньше своего внимания, чем рассуждениям о мотивах членистоногих. Созыв племени пролетел для него парой секунд, кратковременное помешательство, после которого он снова сможет вернуться к своим делам и найти своего жука – так для него это все сейчас выглядело.

А белоснежный кот тем временем повернул голову в его сторону (или не в его? впрочем, неважно), заставив серо-бурого затормозить, выбивая песок без под лап, и замереть прямо перед ним с открытой от удивления пастью, забыв обо всяких там носах и обычаях.

- Ух ты! – протяжный, восхищенный возглас, Форелька даже полностью замер на короткий миг. Но после вновь вернулся к обычно состоянию, затараторив на свой лад, даже подпрыгивая от переизбытка эмоций: А у тебя глаза разные, ты знаешь? А ты ими одинаково видишь? - он склонил голову набок, дружелюбно скалясь, но при этом рассматривая наставника как редкую зверушку. – А вдруг нет, ты проверял? Вдруг ты голубым глазом не видишь желтый цвет, а желтым – голубой. Или... или наоборот! Голубым не видишь голубой, а желтым – желтый, - потянулся худощавой мордочкой к одному из глаз кота, с любопытством разглядывая его. – Закроешь один глаз? А еще я потерял жука. Мне нужно будет его найти, он улетел и не сказал, куда направляется, - восхищенный вид сменился обиженным, и малец уселся на хвост, печально вздохнув.

Отредактировано Форелька (2018-06-08 18:08:13)

+8

4

[indent] Рыба на вкус была гнилой. Сладкой, вяжущей род и с соленым привкусом, каким-то мерзким, гаденьким запашком, который бывает только у человеческих отбросов. Рыба бы не с душком — гнилая, черная, разваливающаяся, и Небосвод сплюнул, отпрянув. Почему он не заметил сначала?

[indent] И почему никто не додумался убрать эту дрянь из общей кучи? Когда она успела так сильно испортиться? Неужели у племени настолько вдоволь еды, что оно позволяет себе настолько загнившую рыбину?

[indent] Небосвод подумал о том, что когда-то эта туша была сочной и свежей форелью. Его начало тошнить.

[indent] ---

[indent] Он почувствовал, что палатка пришла в движение, и тихо выругался сквозь зубы.

[indent] Почему эти дурацкие коты не могут поспать чуть дольше? Почему нужно вставать ни свет, ни заря — у них что, недостаток работы? Или, может, это из-за того, что дичь выходит только в определенные часы? Сейчас стоит сезон Зеленых Листьев — пусть Небосводу скажут, что добычи действительно мало, и он откровенно повеселится.

[indent] Кот перевернулся на спину, наблюдая за медленно поднимающимися, отряхивающимися и вылизывающимися воителями, и вспомнил о том, что сейчас сможет хорошенько поесть. Сегодня ему хотелось пойти на реку и заняться рыбной ловлей — он даже не знал, почему.

[indent] Он прикинул в уме, на кого ему сегодня идти.

[indent] Плотва стоит на омутах, под корнями деревьев, в тени кустарников, и старается быть рядом с течением, хоть и не вставать под него — на нее лучше всего выходить ближе к закату (или во время и после дождя), потому что именно в это время над водой собирается больше всего мошкары, и рыба начинает подниматься к поверхности. Донная рыба, вроде того леща, который собирается в стаи, держится глубины и очень пуглива — на нее вообще ходят только самые умелые рыболовы, потому что такая охота требует неимоверного терпения и смекалки. Окуней часто можно встретить на мелководьях — они охотятся на мальков, собирают всяких личинок и червей с течения, ловят ту же самую мошкару. А где есть мелочь, там всегда есть и крупные хищники, на которых коты вообще редко охотятся. Старейшины как-то рассказывали про кота, который решил поймать щуку, и в итоге лишился лапы.

[indent] — Рассветная Звезда созывает собрание! Сегодня посвящают оруженосца! — Небосвод без интереса взглянул на кота, принесшего в палатку воителей эту новость. Ему не хотелось задерживаться в лагере — особенно из-за дурацких посвящений дурацких оруженосцев. Разве это его касается? Небосвод знал, что он у Рассветной Звезды был не на лучшем счету, и что опасности попасть в западню наставничества ему не грозило.

[indent] Но все-таки ему придется идти. И сколько бы Небосвод не лежал, сколько бы не притворялся мертвым, воители потихоньку выходили наружу, и нужно было идти тоже.

[indent] — Вставай, — шикнула на него сестра, которая, очевидно, специально вернулась в палатку, чтобы пихнуть брата под бок, — не отвертишься.

[indent] Небосвод посмотрел на нее хмуро, но все-таки послушался. Он молча поднялся, отряхнулся и походкой больного оленя выбрался на главную поляну, щурясь от ударившего по глазам солнца. Рассветная Звезда уже взобралась на свое почетное — Небосвод фыркнул — место предводителя и осматривала племя, дожидаясь самых последних и самых сонных котов. Когда, наконец, все вышли, и воцарилась тишина, предводительница начала вещать.

[indent] Кот не слушал. Он вылизывал лапу и умывался, пытаясь окончательно проснуться и все-таки решить, на какую рыбу ему сегодня выйти. Сейчас перспектива охотиться, прыгая по воде, привлекала его меньше, и Небосводу казалось, что, в итоге, он так никуда и не пойдет — так с ним обычно и бывало. Пусть Выдрохвостка назначит его в какой-нибудь патруль, причем одиночный — и тогда Небосвод сможет подремать под каким-нибудь кустом в лесу или куда там его отправят.

[indent] — ...ты будешь наставником Форельки. — сначала Небосводу показалось, что он ослышался. Воитель поднял голову, с недоверием смотря на Рассветную Звезду, но та смотрела прямо на него в ответ, подтверждая то, что он только что услышал. Быть наставником? Форельки? Того полоумного комка шерсти?

[indent] Небосвод почувствовал на языке сладко-гнилой вкус. Он вспомнил сон и скривился, все еще смотря на свою предводительницу. Она серьезно доверяет ему ученика? Она что, совсем из ума выжила? Ему? Ученика?

[indent] Воитель поймал чей-то саркастичный взгляд и захотел сплюнуть, но на него тут же набросилась гладкая рыбья тушка, предположительна, которая и была тем самым Форелькой. Племя шумело, но еще не расходилось.

[indent] — А у тебя глаза разные, ты знаешь? А ты ими одинаково видишь? — это все, что смог услышать Небосвод из того шквала вопросов и различных восклицаний, которые посыпались на него следом. Котенок не мог сидеть на месте: его переисполняли эмоции, энергия, желание что-то делать, все на свете знать — ужасная гиперактивность, которую, наверное, более всего ненавидел Небосвод в котятах и оруженосцах. Кот смотрел и не слушал своего новоиспеченного ученика, с каждой секундой все отчетливее понимая, как сильно он попал.

[indent] В конце концов, Форелька печально уселся — Небосвод даже не успел заметить эту перемену настроения, — что-то обронив про жука, и замолчал. Разноглазый кот еще с секунд тридцать изучал его пристальным, но непонимающим взглядом и молчал. Перед ним как будто оказалась дичь, которую он никогда не видел и теперь не знал, что с ней делать. Это птица или мышь? Она улетит или убежит? Небосвод должен был понять, как к ней подступиться, но понимать, если честно, не хотел. Он все еще надеялся, что это дурная шутка этой, очевидно, безмозглой и вышедшей из ума предводительнице — она что, не знает, что у Небосвода этому котенку светит лишь печальная участь утонуть в какой-нибудь луже или стать обедом для канюка?

[indent] — Я вижу ими одинаково, — подал, наконец, голос Небосвод. Он решил, что не будет отвечать на вопросы, которых не слышал. Впрочем, в обсуждении своих глаз он не видел ни смысла, ни интереса.

[indent] Небосвод бросил взгляд на Рассветную Звезду в надежде, что та сейчас развернется на своем камне и скажет, что передумала — но предводительница уже спустилась и тихо говорила о чем-то с Выдрохвосткой. Племя расходилось, а он сидел здесь, с краю поляны, один на один с этим шумным ребенком и думал, что ему теперь делать. Перспектива уйти ночью и больше не вернуться ему сейчас нравилась больше всего.

[indent] — Ладно... и что ты хочешь? Поговорить об охоте, о битве, о патрулях... о воинских обязанностях? Или тебе озвучить Воинский Закон? Его нужно будет знать наизусть, — Небосвод, впрочем, не был уверен, знал ли он его наизусть сам. Может, когда-то...

[indent] Он поднялся, направляясь к месту, где обычно тренировались пары наставников и их оруженосцев. Последний раз он валялся здесь в тренировочном бою с Темноводным, и это было лун шесть или пять назад. Солнце, неужели это правда... Глупая Рассветная Звезда. Как она могла доверить ему ученика? Это же идиотизм!

[indent] Небосвод сел посреди этого небольшого лужка и воззрился на Форельку. Он все еще чувствовал, как неприятно тяжело в животе, и, кажется, чуял ноздрями запах гнилой рыбы.

+6

5

Форелька быстро перестал расстраиваться, вновь с улыбкой поднимаясь на четыре лапы. Он вообще долго не мог сохранять какую-то одну эмоцию, переключаясь на что-то еще почти каждое мгновение. И за все те тридцать секунд, что Небосвод молча смотрел на него, обдумывая какие-то свои мысли, серо-бурый успел совершить около тридцати действий. Он оскалился, подергал ушами, огляделся, облизал губы, лизнул грудку, принюхался, помахал хвостом, опять огляделся, вновь подергал ушами, закрыл один глаз, потом закрыл другой, поглядел сначала на левую половину морды наставника, потом, наклонившись вбок, на правую (вдруг, он действительно видит глазами по-разному), опять облизнулся, пригладил шерсть между лопаток, вывернувшись невообразимым узлом, пожевал хвост, обеспокоенно попрыгал, не понимая, почему огромный белый кот продолжал молчать та-ак долго. Для него секунды бездействия тянулись вязким янтарем, превращаясь в минуты и часы. Со временем у него всегда были проблемы – когда он был чем-то занят, весь день проносился буквально за секунду, он не успевал даже моргнуть, но такие моменты тишины и относительного покоя растягивались до бесконечности – ему даже иногда казалось, что они никогда не закончится, и он так навсегда и останется узником остановившегося солнца.

Наконец, Небосвод заговорил. Форелька облегченно вздохнул, радуясь окончанию этой маленькой пытки. Почему же он так долго? Камень упал с души паренька – он не застрянет в этом янтаре. По крайней мере сегодня.

- Правда? – в голосе послышалось разочарование. – Жаль, - он понял, что только что сказал только после того, как слова сорвались с губ, поэтому, испуганно прижав уши в голове, поспешил исправится, отчаянно выливая на учителя новую порцию болтовни: В смысле, это хорошо конечно, что ты видишь глазами одинаково и ничем не отличаешься от остальных физически. Я говорю о том, что это было бы, наверное, очень трудно, если бы ты видел не так, как остальные коты. Да и вообще, это бы считалось дефектом, да? Дефекты – это плохо. Так что, если ты видишь глазами одинаково – а ты, конечно же, так и видишь, ты же только что мне это сказал – то это определенно хорошо. Но было бы интересней, если бы ты видел ими по-разному. Вроде одним синий, а другим голубой, тогда бы ты мог закрывать один глаз и сразу же видеть всяких там полевок, потому что тогда они бы выглядели черно-белыми. Наверное, это тебе помогло бы, да? – заулыбался, представляя себе, как это облегчило бы охоту, если бы Небосвод действительно умел бы так выделять животных из гущи листвы.

- Ладно… и что ты хочешь? – белый кот направился куда-то в сторону, и Форелька побежал за ним, непонимающе склонял голову набок, слушая перечисления возможных занятий. Но не находил там того, о чем совсем недавно наставника попросил.

«Я же сказал? Сказал же? Или не говорил? Он прослушал? Или я негромко сказал? Но я точно-точно уже говорил ему. Или я сказал это про себя?»

- Мне нужно найти жука, - повторил он, решив, что, может, действительно не говорил, - я не сказал? Мы познакомились с ним прямо перед моим посвящением, но он улетел, а я не смог понять, куда он собирался. Ты поможешь мне его найти? Может, есть какие-то особенные приемы по выслеживанию жуков? Вдруг он потерялся? Или вдруг на него наступит другой кот, - у голосе появись легкие истеричные нотки, вызванные его самой настоящей обеспокоенностью за своего крылатого «друга».

Тяжело вздохнул, переводя взгляд в сторону окружающего их пейзажа. Дорога ему была вполне знакома, потому уже не так интересна, как то бывало прежде, – он сотни и тысячи раз тут лазал, изучая лагерь, стараясь занять свой вечно работающий мозг хоть чем-то отдаленно напоминающее приключение. Их ему отчаянно не хватало – родители категорически запрещали серому выходить за пределы лагеря (и правильно поступали, чего уж тут говорить). Пару раз он, конечно, все равно пытался выскользнуть вслед за манящими запахами и скользящими тенями, но его неизменно ловили и возвращали в крепкие материнские зубы, плотно хватавшие шаловливого ребенка за загривок. В такие дни после неудачных попыток слинять бедолагу не отпускали от детской дальше нескольких метров. А когда запрет, наконец, потихоньку снимался, он, будто загнанный в клетку зверь, принимался наворачивать кручи вокруг палаток, потихоньку увеличивая радиус, проверяя, не случилось ли чего новенького за время его отсутствия. Чаще всего, ничего не случалось.

В этот раз ничего удивительного и сверхинтересного новоиспеченный ученик тоже не углядел. Хотя, постойте же - сейчас-то он был уже не один! А за время скитаний по лагерной местности у Форельки накопился целый ворох вопросов, на которые у него самого не хватало знаний ответить, а у других воителей не находилось желания возиться с чересчур болтливым и гиперактивным котенком, потому вся эта куча любопытства оставалась нетронутой и покрывалась пылью да пауками с их липкой путиной. И сейчас самое время её разгрести. Залежавшиеся вопросы вдруг резко и разом всплыли у него в памяти, оттеснив ненадолго бедного жука, заполнив всю его голову, буквально заставив тут же распахнуть пасть, чтобы избавится от этого давления изнутри, причинявшего буквально физическое неудобство.

– Небосвод, а, Небосвод, я давным-давно хотел узнать, ты знаешь, как называется то растение? – тычок хвостом в сторону большого куста, возле которого ему нравилось иногда валяться, ловя лапами солнечных зайчиков, что проникали бликами сквозь качающуюся листву. – А это? – в сторону цветов, через которые он любил бегать, поднимая в небеса целые стаи цветных бабочек. – Они такие красивые, - детское восхищение, пропитавшее его голос, вызванное вдруг накатившими воспоминаниями. – Я здесь часто-часто бывал, но наставники со своими учениками обычно быстро прогоняли меня, говоря, что я мешаюсь под лапами. Но иногда мне удавалось застать эту поляну совершенно пустой, представляешь? Целая поляна для меня одного! - счастливая улыбка во все зубки. – Тут так красиво, да? - красивым он считал все, так что поляна для тренировок с легкостью его очаровала довольно давно. - Ты ведь очень много знаешь, да? Раз тебя назначили в наставники, значит, ты должен быть очень умным. Расскажешь мне про это место? И про другие? У нас большие территории? А реки есть? Мама говорила, река есть – там ловят рыбу. Какие бывают рыбы? Они кусаются? Рыба может съесть кота? А жука? – легкая паника. – Вдруг рыба съест моего жука? – ах, вспомнил вдруг.

Отредактировано Форелька (2018-07-02 22:03:04)

+8

6

[indent] Небосвод всегда был из тех, кому требовалось время.

[indent] Время на мысли, время на взгляды, время на слова — время на всю свою жизнь, и он никуда не спешит. Склонный к длительному и разборчивому анализу, к наблюдениям, к размышлениям, Небосвод мог часами лежать на одном месте, пребывая внутри себя — внутри своих умозаключений и составляемых логических цепочках. Не то, чтобы он был медлительным — нет, медлительностью могла называться некоторая заторможенность, длительность принятий решений и понимания происходящего; Небосвод всегда понимал все в ту же секунду и решения принимал в следующую — нет, это было нечто иное. Небосвода можно было бы назвать вдумчивым и закрытым котом; наверное, ему всегда было достаточно самого себя, и ведь хоть когда-нибудь нужно менять общество соплеменников-полудурков на кого-нибудь более-менее развитого? Он анализировал мир вокруг себя, но не с целью выжить, как обычно анализируют коты, которых он знал, а с целью познания — Небосвод и сам не знал, как это объяснить. Соответственно, на такой анализ ему требовалось больше времени.

[indent] Форелька выглядел сложным; во всяком случае, Небосвод точно знал, что с ним придется долго и много напрягаться, а этого он не любил. Рассматривая этого маленького, юркого серого котенка, кот думал о том, что вряд ли сможет сделать из него кого-нибудь достойного, или, по крайней мере, достойного не в понимании племени. Небосвод может научить тому, что Воинский Закон — устаревший перечень дурацких догматов, которому следует все меньшее количество котов; он может показать, что вся работа в племени на самом деле не стоит тех энергетических затрат, которые всегда тратят на это воители и оруженосцы; он может посоветовать держаться подальше от двуногих и других хищников. Да, может, в охоте Небосвод преуспеет с этим змеенышем — общий вид этого мальца уже давал понять, что именно ему будет лучше даваться, — но чего еще ждет от него Рассветная Звезда? Уж точно не прыжков выше головы, и Небосвод не собирался делать больше, чем мог. Он даст Форельке общую подготовку, но, вероятно, не больше того.

[indent] Эти мысли понравились Небосводу. Тем временем, малец снова тараторил о чем-то, подпрыгивая на месте, и белому коту пришлось вслушаться в тот бесконечный поток слов, который изливал этот бесполезный комок лоснящейся шерсти:

[indent] — Расскажешь мне про это место? И про другие? У нас большие территории? А реки есть? Мама говорила, река есть – там ловят рыбу. Какие бывают рыбы? Они кусаются? Рыба может съесть кота? А жука? Вдруг рыба съест моего жука?

[indent] Небосвод поморщился, все еще глядя на своего оруженосца. Где-то он уже слышал этот бред про жука? Мама дорогая, ему, правда, придется терпеть это на протяжении шести лун? Вот это?

[indent] Кот вздохнул, подавив в себе приступ раздражения и постарался расслабиться. Ладно, это ничего. Ничего ведь? Всегда можно сплавить ученика на кого-нибудь другого — наставники часто так делают, если устают или жалуются на болящую голову. Даже Темноводный в свое время оставлял Небосвода (тогда еще Небосклона) на чье-нибудь попечительство и уходил в одиночный патруль, чтобы, наконец-то, побыть наедине со своими мыслями — конечно, Темноводный был слишком преданным воителем, так что менее преданные могут делать так чаще. Небосвод сейчас чувствовал себя так, как будто от него залетела какая-нибудь киса и теперь преподнесла ему подросших котят, которым нужен отец. Форелька собой заменял целый выводок голосящей мелкотни.

[indent] — Это снежноягодник, — Небосвод решил отвечать на каждый услышанный вопрос по очереди, чтобы самому не запутаться. — А это золотарник. Я знаю достаточно для воителя... Ну, это поляна для тренировок, здесь тренировались все наши воители в детстве — и я в частности. Будешь и ты. Ты разве не видел реку? Наш лагерь находится на острове посреди реки, — и Небосвод, немного удивленный, отошел чуть в сторону от тренировочной площадки, к высоким зарослям камыша. Оглянувшись на Форельку, он подозвал его движением хвоста, и, сунувшись в толстые зеленые стебли, без особых усилий раздвинул их, протиснувшись вперед и почувствовав под лапами чавканье. Через несколько секунд они уже стояли у кромки воды. Из-за растущих камышей саму реку увидеть было нельзя, но впереди проглядывался просвет, давай понять, что там, дальше, была большая вода.

[indent] — Отсюда плохо видно, потому что через реку мы перебираемся из мест, где камышей меньше. И да, здесь ловят рыбу. Рыба может съесть кота, но это должна быть очень большая рыба, а у нас такая бывает редко.

[indent] Пока Форелька задавал бесчисленное множество вопросов, Небосвод мог не особо напрягаться — название многих растений (и вкус) он знал благодаря Ягнятнику, которому помогал почти все время своего ученичества, а в остальном необразованный мальчишка не мог спросить у Небосвода чего-то, чего он не знал. Там что ему не нужно было думать, чем заинтересовать Форельку — тот и так интересовался всем подряд.

[indent] Небосвод вывел своего недоученика из камышей, вернувшись на поляну для тренировок. Ему нужно было придумать что-нибудь, чтобы Форелька забыл про своего злосчастного жука — перспектива отправляться на его поиски не прельщала кота.

[indent] — Когда жуки улетают, они не возвращаются. Тебе не нужно искать его, потому что он уже очень далеко, в своем племени, и его никто не найдет — даже я, — максимально серьезно сказал Небосвод, хотя и чувствовал щекотку в животе и желание рассмеяться. Вот, что делают ученики... Что ж, кот не помнил, чтобы в детстве Темноводный рассказывал ему хоть одну такую дурацкую историю, чтобы Небосвод успокоился и сосредоточился на учебе. Ему и не нужны были такие глупости — Небосвод никогда бы не поверил в такой бред.

[indent] — Так что тебе лучше забыть про своего друга и сосредоточиться на нашем разговоре. Ты знаешь Воинский Закон?

+5

7

Форелька, во все испуганные глаза глядевший на своего наставника, быстро моргающий в ожидании страшного ответа, естественно, заметил, как тот поморщился после речи пацана, поглядывая на того сверху вниз своими разноцветными глазами, которыми, к сожалению, он видит совершенно одинаково. Это действие, выражающее крайнее презрение, оно должно было обидеть, задеть его чувства – но серый не знал, что такое презрение. В его вселенной, где рыбы могут разговаривать, а деревья перемещаются, когда никто не видит, такого чувства ещё не существовало – его ещё не придумали, не изобрели, потому малец лишь с интересом наклонил голову, выгибая хвост дугой, легонько переминаясь с лапы на лапу, рассматривая образовывавшиеся морщинки на лбу и переносице старшего кота. Он наблюдал. Он изучал. Этот огромный (по сравнению с самим оруженосцем) белоснежный кот пока не сделал ему ничего плохого – это ещё не означило, конечно, что он уже стал «хорошим», но, по крайней мере, это не делало его «плохим». Он оставался в нейтралитете, неопределенным, неизведанным, поэтому мальчишка не знал отчасти, как с ним себя вести. Форельке оставалось только смотреть и ждать, внимательно следя за действиями Небосвода, сортируя их, разделяя, взвешивая на своих внутренних чашах весов, готовясь к окончательному суду, что определит едва ли не пожизненное место этого воителя в мире щуплого ученика.

— Это снежноягодник, — моргнул, задумавшись, озадаченный резким переходом – пожалуй, слишком резким даже для него. Он говорил совсем не об этом. Повернул голову в сторону, указанную наставником, вновь натыкаясь на тот самый куст, о котором говорил ранее. Секунды хватило на то, чтобы понять, о чем рассказывает воитель – и спустя это мгновение Небосвод опять получил пару глаз с интересом и восхищением взирающих на него снизу. Форелька нуждался в знаниях. Он любил узнать все новое и интересное, впитывал информацию как губка, выцарапывал её крохи откуда только мог, едва ли не клещами вытягивая её из воителей – они не любили тощего серо-бежевого котенка, лезшего к нем после рабочего дня со странными вопросами, поэтому сейчас, когда разноглазый действительно принялся отвечать, малец был счастлив, он был на седьмом небе, не ожидавший уже к себе внимания. Малец глядел на него, распахнув глаза, навострив уши, размахивая хвостом, даже чуть приподнимаясь на носочках, не желая упускать ни слова, ни звука, ни секунды. Он мучимый жаждой, добравшийся до чистой воды; он изголодавшийся путник, нашедший приют.

- Нет, я не видел – мама не отпускала меня сильно далеко, говорила, что это опасно, - и правильно делала, учитывая постоянно желание Форельки сунуть свой любопытный нос куда не надо, - поэтому у меня не получалось к ней подойти. Я пытался, но меня ловили и относили обратно. Мне кажется, они считали, я пытаюсь сбежать. Я действительно пытался иногда, но не каждый же раз. Я им говорил, что хочу просто посмотреть на реку, но мне не верили, - обижено надулся, опустив голову, повесив уши, но краем глаза наблюдая за Небосводом, отошедшим чуть от него – тот вдруг махнул хвостом, подзывая оруженосца. Тут же забыв про свое несчастье, серый взвился на месте, будто ужаленный, с улыбкой во всю морду, с горящими глазами, с лапами, полными энергией – и ринулся к белому коту с такой скоростью, будто брал разгон для прыжка, но резко затормозил прямо перед целью, еда ли не врезаясь в белоснежного. Потом протиснулся следом за ним, шевеля большими ушами, стараясь уловить каждый звук – журчание воды, её плеск, шорох камышей, бульканье нырнувшего земноводного, чавканье их шагов - он дергался в ответ на каждый из перечисленных, оглядываясь не нервно, но с большим любопытством, приподнимался на задних лапах в надежде разглядеть что-нибудь сверху, прижимался к болотцу у них под животами, желая увидеть что-нибудь снизу, принюхиваясь, прислушиваясь. Ничего он, конечно, не увидел, но в восторге был. Ему нравились эти покачивающиеся стебли высоких растений (Небосвод назвал их камышами, как и другой воитель, к которому Форелька когда-то обращался), их шепот, плеск воды, её чавканье под лапами, то, как она просачивалась сквозь пальцы, обдавая прохладой лапы, ощущение полной принадлежности к живой природе возле берегов, к Речному племени.

Они недолго пробыли там, парень даже не успел задать ни одного вопроса, потому что разноглазый быстро развернулся и пошел в другую сторону, заставив новопосвященного догонять. Быстро они вернулись обратно на поляну, где Форелька вновь принялся радостно прыгать, глядя, как легко кусочки земли пристают к мокрой шерсти – его остановили лишь слова Небосвода о жуках.

— Когда жуки улетают, они не возвращаются. Тебе не нужно искать его, потому что он уже очень далеко, в своем племени, и его никто не найдет — даже я, — замер, выкатив глаза, удивленный. В его голове проносилась тысяча мыслей.

«Племя жуков? Оно устроено так же, как и наше? На кого они охотятся? Что вообще едят жуки? А предводитель у них есть? Вдруг мой знакомый жук их предводитель? Или целитель? Как жуки могут собирать травы, они же такие маленькие, а травы такие большие?»

Вполне возможно, что эту историю про племя жуков вскоре узнать какой-нибудь ученик или воитель, неудачно заведший тему для разговора. Серому не требовалось доказательств, в такие вещи он верил на слово, не задумываясь об их абсурдности, считая, что так оно действительно и есть. А почему, собственно говоря, и нет? Может, так все и происходит на самом деле, кто может представить доказательства обратного? Кто сможет доказать, что жуки не собираются в племена? Почему они не могут этого делать? Хоть кто-то даст вразумительный ответ, исключая «потому что»? Форелька только хотел задать все возникшие вопросы наставнику, но тот перебил ученика ещё до того, как тот начал говорить:

— Так что тебе лучше забыть про своего друга и сосредоточиться на нашем разговоре. Ты знаешь Воинский Закон? – замер с открытой пастью, с невысказанной мыслью, задумавшись, не закрывая рта, переключаясь с племени жуков на свое собственное.

- Немного. Мама рассказывала мне о нем, что и мы, и племя Теней живем по Воинскому закону. Что там есть правила, которые нельзя нарушать. Она сказала, например, что слово предводителя – закон, что первым должны есть королевы и котята, потом... – поднял нос к небу, вспоминая, - старейшины? Или сначала старейшины, потом королевы и котята? Но после старейшин точно оруженосцы. Или воители после королев? Ох... – замолчал, запутавшись в последовательности, - в общем, сначала королевы, котята и старейшины, а потом ученики и воины, - вздернул голову, неловко улыбаясь. – А ещё нельзя ходить на территорию племени Теней. Мама сказала, они злые. Они правда все злые? Нам в Детской рассказывали, что если мы не будем слушаться, то нас украдет племя Теней. Оно правда крадет котят? А в племени Теней котятам рассказывают, что их украдет Речное племя? Мы когда-нибудь крали чужих котят? А племя Теней? Я никогда не слышал, чтобы котята пропадали. Как вообще племя Теней может украсть наших котят, если они не умеют плавать? Или умеют? Или только мы умеем? А кто ещё умеет плавать? Или только коты и рыбы? А как рыбы плавают без лап? А почему мы умеем плавать, но у нас есть лапы, а рыбы плавают, но у них лап нет, а племя Теней не плавает, но лапы у них тоже есть?

+5


Вы здесь » коты-воители: раскол » личные эпизоды » [06.18] all the world is made of faith, and trust, and pixie dust