У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

коты-воители: раскол

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ru


новости

условия

Сейчас лето 2018 года.

— погода в июне: днём — от +20 до +26°C, ночью — от +13 до +16°C
— погода в июле: днём — от +23 до +29°C, ночью — от +16 до +18°C
— погода в августе: днём — от +23 до +26°C, ночью — от +14 до +16°C

Важные факторы на лето: Засуха. Между племенами отношения натянутые, напряжённые. Люди перекрыли автомагистраль, начав строительные работы, и некоторые коты считают, что это начало конца. Происходит загрязнение реки. Тени нарушают границы, пользуясь отсутствием машин, внутри племени происходит переворот. Возле лагеря Теней разбили палатки люди.

очередь

мк №4: состязания:
произвольная

мк №6: встреча делегаций:
[выдрохвостка → ягнятник → вечерница] → [мрак → всполох → полоз]

мк №7: летний совет:
произвольная

мк №9: стычка на нагретых камнях:
волчеликая → осоед → пустельга → сойкадымкалепесток → вечерница → мрак

рк №3: древолазы:
тенелап → гм → дымушка

рк №7: цапля:
жабик → ягнятник → тенепляс

рк №8: под землёй:
пескарь → пустельга → форелька → ракушка

рк №8.1: собрание:
произвольная

тк №1.1: облава на крыс:
[ костеломогнецвет → соечка ] → [ щитомордник → гремучница → дербник ] [ неясыть → всполох → норка ] → гм

тк №3: уроки жизни:
овсяночка → мрак

тк №6: поход за мятой:
полоз → всполох

тк №7: вылазка:
овсянка → царапка → камушек
всполох → мрак → бересклет

тк №8: нарушители:
курганниковсянка → сойка

тк №9: переворот:
мрак → неясыть → норка
остальные отписываются в произвольном порядке

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители: раскол » квестовые эпизоды » [06.18] тк №9: переворот


[06.18] тк №9: переворот

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

теневой квест №9: переворот
всё племя
http://funkyimg.com/i/2Ho2t.png

— тип эпизода:
открытый

— задание:
совершить переворот

— условия:
лагерь теней
вечер, +24°C, ясно

— сюжет эпизода:
С момента прихода Норки к власти ситуация в племени остаётся противоречивой: многие до сих пор припоминают ей, что она принесла в племя нечистокровного, другие, ожидая от неё соответствующей агрессивной политики, недовольны бездействием и относительно мирным общением с Речными. Весной не было предпринято мер, чтобы улучшить ситуацию, и по итогу в племени формируется группа, готовых свергнуть Норку с поста предводителя — им только решить, как всё провести и как обосновать, чтобы остальная часть племени не поднялась против них же.

[nick]Мастер Игры[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2zURM.png[/icon][sign][/sign][status]гулять по льду[/status]

+3

2

[indent] Сегодня Мраку благоволило буквально все, и грех был не воспользоваться этим. В конце концов, и погода отличная, солнце клонится к закату, и лагерь утопает в тенях. И практически все племя в сборе, исключая тех немногих, что отправились на охоту, да в вечерний патруль. И Норка в своей пещере, никуда не ушла из лагеря. И мелкое отребье в палатке оруженосцев, как и положено.

[indent] Мрак переглянулся с Неясытью. Та как раз нырнула в предводительскую палатку, кинув на него короткий взгляд. Их план был прост, как три копейки, и при этом идеален. В конце концов, уровень недовольства в племени достиг такого градуса, когда достаточно лишь еще немного подогреть атмосферу, чтобы наконец-то раздался взрыв.

[indent] Как только глашатая скрылась в палатке Норки, Мрак поднялся на лапы и, потянувшись, досчитал до десяти. После этого он в несколько размашистых прыжков пересек поляну и одним прыжком взлетел на скалу, с которой предводитель обычно обращается к племени.

- Пусть все коты племени Теней, способные охотиться самостоятельно, соберутся под скалой на общее собрание племени! - зычно позвал он, глядя сверху вниз на тех, кто был на поляне. Вопреки Норке он выбрал традиционные слова призыва, которыми в племенах пользовались издревле.

[indent] Слушать короткие шепотки недоумения, пробежавшие по поляне, Мрак не стал. Вместо этого он с интересом осматривал выскакивающих из всех углов поляны котов. И отмечал невольно, что ему нравится вот так стоять на скале и смотреть на племя сверху вниз.

[indent] Как только из пещеры предводителя вынырнула Неясыть в сопровождении Норки, кот слегка посторонился, приглашающе взмахнув хвостом.
[indent] - Неясыть, твое место тут, рядом со мной. Присоединяйся! – Мрак сделал несколько шагов назад, чтобы глашатая могла прыгнуть к нему.

Отредактировано Мрак (2018-06-18 15:48:38)

+6

3

«Зараза. Вспомнишь — так появится сразу, не мешкая. Прискорбно то, что прожила побольше, чем Звездный Ветер, хотя её риску заснуть и не проснуться на рассвете можно позавидовать».

Неясыть коварно усмехнулась для приличия придуманному ими плану, меркнув в янтаре жёлтого шарика резковатым силуэтом, выделяясь своим острым профилем точно картина эпохи Ренессанса. Если попробовать вглядеться в её мелочи, то под мнимой лёгкостью, и, на удивление, меньшей дозой раздражения можно увидеть настоящее электрическое напряжение, а избыток терпения был выкрашен на полотне в цвет вороньих крыльев. Глашатая жила без «сегодня» как понятия, ожидая завтрашний день, коротая день в попытках разгладить свои мысли, преисполненные будущими планами и такими ненужными — ненужными для данного отрезка времени — разговорами соплеменников за их ужином, шутками и будничными отчётами с патрулей. Кажется, это сумрачное восстание живёт надеждой. Сама воительница, конечно, не восстание, но кому это мешает? Важен результат, единственный и неопровержимый — смещение Норки с поста, а средства — лишь средства, не играющие никакой роли, потому что ради праведной цели можно и запачкать шерсть (как свою, так и чужую) кровью, да? Неясыть даже не гнушалась использовать в случае чего главного зачинщика всей забавы Мрака, приятно удивившего своим энтузиазмом.

И все-таки желтоглазой хотелось обойтись без лишних трупов и подозрений в их сторону, использовав ради достижения нужного новую для неё тактику — дипломатию и какой-никакой компромисс, предоставив нынешней правительнице выбор. Честно говоря, глашатае всегда трудно давалось осознание своего проигрыша в споре, из-за чего она была готова хоть ананас достать в лесах Теней и филейным местом его съесть, только бы не ударить в грязь. Куда неприятнее опалял огнём язык металлический привкус, напоминающий кровь, привкус… дискомфорта, неудобства? После облавы она прихрамывала примерно так же, но на этот раз рядом не оказалось плеча Соловья — она, конечно, могла справиться самостоятельно, у них были отходные пути на случай неудачи, но мягкий и спокойный голос друга в противовес броским фразам прибавлял больше уверенности её собственной немалой в своих силах. Один из факторов, что удерживал от твёрдого намерения переломать хребет Норке во сне — видение его отчужденной, растерянной морды, если бы миролюбивый кот увидел последствия такого насильственного решения. Её непримиримая борьба может закончиться плохо для себя самой. Может, Неясыти во избежание лишних жертв стоит поучиться какой-никакой доле пацифизма?

— Этот день, — удовлетворительно, бросая вызов всему миру, шептала Мраку глашатая, хищно рассматривая обитель предводительницы и проводя лапой между ушей, — Наш молодняк запомнит надолго. Запомнят, как поплатились предатели за свои грехи и как они поплатятся в будущем. Совсем скоро мы получим то, что хочет все племя. Нам больше не придётся снисходительно относиться к недостойной дряни, называющей себя воинами. Наш язык способен на красивые слова, и на деле мы стоим не меньше. Если Норка будет хорошей кошечкой, то её можно и помиловать. Чувствуешь? — выдыхает победно, не ища ответа, упиваясь вкусом безысходности, потому что вскоре новые ниточки окажутся у её ног. Надменное самодовольное торжество сменяется на ледяное мурлыканье, зазывающее на эшафот жертву. Неясыть бросает взгляд на Мрака, возможно, даже большее, чем обычный намёк на то, что можно начинать действие — она опускает голову, нервно вздыхает и хмыкает, перед тем, как войти в палатку, и решительно начинает практически с порога, без всяких разрешений войти и формальностей:

— Подъём-подъем, подруга. Думаю, я вовремя нанесла тебе визит, потому что патруль напал на парочку запахов от рыбомордых и прямо сейчас решается судьба всего племени, в частности — твоя. Все мы — такие же коты, как и ты, посему мы боремся за справедливость, которой ты, Норка, решила пренебречь и допустила большую ошибку. Идём, пора. Милости прошу на поляну.

Оная переменилась в мгновение ока — на белоснежного воина скептично взирали старики и с любопытством выглядывали оруженосцы, в их числе и мелкий бастард — глашатая думала, что его постигнет та же участь, что и его приёмной мамаши. Протискиваясь через толпу, игнорируя недоуменные вопросы, она пробралась к скале, ясно давая понять, что всем этим балаганом управляют они вдвоём. Право начать речь выпало ей, поэтому Неясыть, цедя каждое слово через зубы, звучно выкрикнула, пытаясь не выражать волнение:
— Коты племени Теней, мы собрали вас здесь, как сделал бы на нашем месте любой кот, обеспокоенный положением дел в племени. Мы, теневые воители, всегда славились своей жестокостью и коварством. Но с тех пор, как бразды правления взяла на себя Норка, не только речные коты, но и обычные бродяги стали забывать о том, что им нет места на нашей территории, и уж тем более в нашем племени. Мы слишком долго терпели бездействие и откровенную мягкость кошки, которая когда-то была жесткой глашатаей и хорошим лидером.

Кивает Мраку, призывая продолжить и тем самым вызвав некоторую паузу. Проблема была одна — трагедия жизненной мелодрамы Норки, видимо, в том, что она слишком горда, чтобы умереть или уйти в отставку. А если Неясыть умрёт собственной персоной, то умрёт красиво.

Отредактировано Неясыть (2018-06-25 22:50:24)

+7

4

Сегодня Норка решила для себя, что пора все закончить. Она почти весь день провела в своей палатке, тщательно продумывая все, что она скажет. Нельзя было допустить какого-либо промаха, сомнения, дрожи в голосе. Все должно было быть сказано с огромнейшей уверенностью в собственных словах. Пожалуй, это был самый большой план за последние луны, который Норка так долго вынашивала. Она ждала нужного момента, и этот момент настал. Общие тренировки, попытки наладить отношения с племенем не должны были пройти даром. Однако, Норка немного волновалась от того, что не согласовала этот план ни с кем. О нем никто не знал, что могло стать роковой ошибкой. Тянуть больше не было ни желания, ни сил, ни возможности. Кошка понимала, что дальше это не должно продолжаться. Мир затянулся, а она все больше желала власти. И теперь, когда она точно уверена, что не только хочет, но и может заполучить эту власть, она начнет действовать. Вовремя..
На поляне раздался возглас.. Призыв всего племени. "Что за?" - кошка навострила уши, поднялась со своего места и уже была готова разорвать наглеца, что призвал племя. Это не была Неясыть.. последняя уже находилась в пещере. Убрав оскал с морды, Норка выслушала глашатаю, которая была куда наглее обычного. Кошка дернула хвостом и, стараясь держать себя в лапах, двинулась на поляну. Там уже собрались все, а наглец Мрак восседал на скале, возомнив себя предводителем? Норка клацнула зубами, но быстро успокоилась.
Неясыть заняла место рядом с Мраком, они начали свою речь. Мы слишком долго терпели бездействие и откровенную мягкость кошки, которая когда-то была жесткой глашатаей и хорошим лидером, - самое время. Норка усмехнулась себе в усы и вышла к скале, так, чтобы виновницу этого конфликта видели все. Она встала боком, так, чтобы могла видеть и толпу, и Мрака с Неясытью. "Глупые коты.. с другой стороны, возможно, мне стоило предупредить Неясыть о своих планах" - кошка была спокойна, что было крайне удивительно. Любой другой на ее месте был бы взволнован, однако предводительница была уверена в своих собственных силах. В ее душе не было ни капли страха, в зеленых глазах сияла уверенность и жажда крови.
- Я готова выслушать вас. Мрак и Неясыть.. Это будет занятно, - последнее предложение Норка сказала тише, глядя на горе предводителей. Что они предпримут, что скажут дальше? Норка решила выслушать все, а уже после высказаться самой. Все идет более чем удачно... План, который Норка вынашивала долгие луны, стремительно менялся прямо сейчас, в лучшую сторону. Она становился все идеальней, все удачней. А Норка становилась все увереннее в собственных силах. Эти луны мира дали ей адаптироваться, дали ей почувствовать себя на новой должности, дали ей уверенность. Теперь предводительница точно знала, что все в ее лапах.

+8

5

[indent] Мрак щурит голубые глаза, наблюдая за тем, как перешептываются, переглядываются между собой соплеменники, не скрывая замешательства. Конечно – он знал об этом еще по рассказам Залтоуски, а той рассказывала ее мама, и так далее по семейному древу вглубь истории – бывало такое, что не предводитель, но глашатай собирал собрание. Более того, порой эта честь выпадала даже воину, как вот ему сейчас, хоть и случалось это не так уж и часто. Белый кот был готов поклясться всем воинством Сумрачного леса, что его соплеменники давно не видели подобного представления.

[indent] Повисла краткая пауза. Потребовалось немного времени, чтобы из палатки предводителя появилась Неясыть, а следом за ней на поляну ступила и Норка. Кот недобро сощурил глаза. В какой-то момент, когда Норка выполняла роль глашатой, он за ней ухаживал. Причем без каких-либо тайных мыслей или злых намерений – она ему на самом деле нравилась. Сейчас, когда кошка превратила свою трагедию в трагедию племени, Мрак не испытывал к ней ничего, кроме холодного презрения, но даже это нельзя было прочесть по спокойному, сосредоточенному взгляду.

[indent] Неясыть начала речь. Может, со стороны могло показаться, что они несколько раз репетировали этот момент, но это вовсе не так. Да и не составит труда двум котам, думающим в одном направлении, сказать все, что так давно просится на язык. Стоило черной кошке замолчать, как Мрак продолжил ровным голосом, который постепенно набирал силу. На поляне повисла тишина, коты насторожили уши – белый воитель так и не мог говорить громко, но даже его полушепот был отчетливо слышен в сгущающихся сумерках.

[indent] Самое время племени Теней вспомнить, кто они такие. Их время – время сумерек.

[indent] — Однако те времена прошли, и началось все с того, что Норка отказалась от Звездного имени, сделав первый шаг на опасной тропе, поправ традиции, что делают нас одним племенем! Но дальше это продолжаться не может! Ведь посмотрите на ситуацию! – Мрак сделал паузу, давая котам на поляне возможность собраться с мыслями, самостоятельно вспомнить все оплошности кошки, что возглавляла их в последние луны.

[indent] Он был уверен, что по праву стоит на этой скале рядом с Неясытью. Он был уверен, что то, что Рассветная Звезда со своими рыбомордыми прихвостнями еще не переступила их границу, пользуясь слабостью их предводительницы – лишь удачное стечение обстоятельств и не более того. Будь на месте Рассветной Звезды кто-нибудь, более жадный до власти и территорий, Тени жестоко попластились бы за слабость своей предводительницы. 

[indent] — Гремящая тропа давно закрыта, - продолжил Мрак, вильнув длинным хвостом в сторону, где эта самая тропа прилегала, словно призывая на самом деле всех взглянуть в ту сторону и убедиться в справедливости его слов: — А мы до сих пор так и не оспорили пограничную территорию, что забрали себе речные воители. Хотя сделать это следовало давно! Мы же топчемся на месте в нерешительности, и виной тому твоя, Норка, слабость, которая делает слабой и нас! - он попеременно обращался то к племени в целом, то к предводительнице, что замерла под скалой, лично. Мраку нравилось говорить на публику, хоть голос и не позволял ему подобные выступления проделывать слишком часто. И сейчас он расставлял паузы там, где их следовало расставить, давал племени время подумать там, где оно было необходимо, но при этом делал все, чтобы внимание котов внизу не рассеялось, чтобы они не потеряли общей нити повествования.

— Но на этом все не закончилось. Все мы знаем о недавнем скандале: в лагере племени Теней, которое всегда делало особый акцент на чистокровности воителей, появился котенок, от которого явственно разит бродягами! Этот котенок уже стал оруженосцем, а поганый запах все еще не выветрился с его шерсти и постепенно пропитывает наши с вами шкуры, - акцент с Норки снова сместился в сторону племени в целом: - Что будет с племенем дальше, если мы будем принимать всякое отребье в наши ряды? А как долго просуществует племя, в котором коты не знают племенной верности? – снова короткая пауза, дающая племени возможность оценить предполагаемый масштаб катастрофы: - Вряд ли Норка задавалась этим вопросом. И, заметьте, его принес не кто-нибудь из воителей, которым подобный поступок еще можно простить. Его принесла сама предводительница! – в последнем предложении он интонацией выделяет именно слово «предводительница», словно ставя особый акцент на том, что для нее-то как раз подобные поступки непозволительны.

[indent] Мрак сознательно не использует в своей речи откровенную ложь. Можно было бы, например, рассказать племени о том, как рыбомордые за их спинами шептались на последнем Совете, как осуждали, как говорили, что запах Теней не узнать за запахом пришельцев, но подобная ложь выглядела бы неестественно. Мрак ощущал это прекрасно, а потому избегал подобных перегибов.

[indent] — Если, конечно, ее можно так называть после того, как откровенно она выказывает пренебрежение к законам и традициям племени, которое возглавила, - Мрак в открытую, без страха смотрит в глаза Норке, прекрасно осознавая, что если их план провалится, ему придется понести ответственность за все сказанное.

[indent] Что ж, он готов. Речь предстояло окончить Неясыти.

Отредактировано Мрак (2018-06-28 01:56:45)

+7

6

[indent] Уже вечереет, когда Соловей возвращается с охоты — в этот раз он охотится при свете дня, а не под покровом ночи, решив в этот раз выспаться и не отправляться в охотничий патруль до рассвета. Возвращается он в одиночку, крепко держа в пасти ящерицу и упитанного дрозда. Воитель поневоле радуется пойманной птице — это большая удача, учитывая, что Двуногие мелькают в бору то там, то здесь, распугивая добычу, и приходится добираться до отдалённых земель, чтобы нормально поохотиться. Кивнув дозорному, Соловей лезет вместе с добычей в лаз и оказывается на поляне, с удивлением обнаружив, что едва не пропустил собрание племени.

[indent] Только вот на Скале восседает Мрак, и Неясыть как раз присоединяется к нему, становясь рядом. Норка стоит внизу, окружённая кольцом соплеменников, и Соловей замирает, уставившись на развернувшуюся перед ним картину. Некоторые из котов шепчутся между собой, удивлённые и сбитые с толку, другие — смотрят, не скрывая наслаждения и триумфа. Воитель не слышал, что говорили до этого, но слова Неясыти подсказывают, что он мыслит в верном направлении: в племени происходит переворот.

[indent] Бросив на Неясыть долгий, внимательный взгляд, Соловей бредёт к куче с добычей, оставляя там пойманных дрозда и ящерицу,а затем подходит к собравшимся соплеменникам, садясь с краю, чтобы иметь полный обзор на всю поляну. Мрак берёт слово, и Соловей, диву даваясь, как тот ещё не надорвал в очередной раз голос, слушает воителя, параллельно скользя взглядом по остальным присутствующим и замечая, что ни Курганник, ни Сойка не выглядят растерянными. Слабо прищурившись, Соловей обвивает хвостом лапы, устремляя взгляд вперёд.

[indent] Они хотят обличить её в проступках перед всем племенем, чтобы она утратила всякое уважение воителей к ней. Соловей замечает, что Норка выглядит спокойной и уверенной, будто знала, что это произойдёт, но взгляд его замирает на фигуре Неясыти. Как давно ты спелась с Мраком, милая? Во имя Сумрачного леса, только без кровопролития. Воитель молчит, не подавая голоса и не вмешиваясь в происходящее — исход событий зависит не от него, но от того, к чему придёт разговор инициаторов переворота и Норки.

+5

7

[indent] Сегодня — именно сегодня все должно случиться.

[indent] Она улыбнулась, бросив быстрый взгляд на своего брата — ее преисполняло радостное черное волнение, какое-то рвущее и раздраженное злорадство, злое, потому что на доброту у Гремучницы уже не оставалось сил; она взглянула на поляну, на которой собирались бодрые коты Теней. Они сновали из палаток в палатки, от выхода к входу, эти мельтешащие искры света, эти игры маленьких теней; воительница перемялась с лапы на лапу, предвкушая то, что должно было произойти сегодня. Сегодня. Должно было произойти то, что они все так долго ждали.

[indent] И Гремучница — как и все в племени — знала, что нельзя было больше ждать. Нельзя, потому что чаша весов была переполнена, весы накренились и треснули, все полетело туда же, куда полетели когда-то дурацкие звездные предки; Норка должна была лететь туда же. Разве был когда-нибудь в истории их племени предводитель более безответственный, более омерзительный, чем она? Разве можно было так предавать их, настоящих воителей, приводя в племя жалкое бесполезное существо, которое ни на что, кроме подъедания дерьма было не способно?

[indent] И острый вопрос с Рекой, и с территориями, и со всем. Со всем! К Норке было вопросов больше, чем обычно задают любопытные котята своим матерям; теперь все племя должно было узнать ответы. Они ждали дольше, чем нужно. И нельзя теперь медлить.

[indent] Гремучница жадно следит за тем, как кивают друг другу Мрак и Неясыть — конечно, она знала их план и знала, что означали эти кивки. Кажется, глашатая что-то сказала воителю, но отсюда палевая кошка не могла услышать; вскоре Неясыть скрылась в логове предводителя, а Мрак быстро взобрался на камень, с которого лидеры племени Теней всегда обращались к своим соплеменникам.

[indent] Ей было непривычно смотреть на него отсюда, но ей показалось, что все так и должно быть.

[indent] Мрак собрал котов, и появилась Неясыть, ведущая Норку — Гремучница, коснувшись плеча брата хвостом, поднялась со своего места и не спеша, но со знанием своей обязанности прошла вперед, не слушая удивленных возгласов соплеменников по поводу происходящего в лагере.

[indent] Неясыть впрыгнула на камень к Мраку, а Гремучница встала аккурат позади Норки, ухмыльнувшись ей; ее напускная уверенность выглядела скорее забавно, чем интересно. Что она могла сделать теперь, эта дурная и безмозглая кошка, кроме того, чтобы стоять и слушать? Только с позором бежать. Гремучница хотела бы посмотреть на нее, поджавшую хвост и удирающую прочь, в лес, обрекая себя на вечное изгнание и жизнь в одиночестве и осознании своих ошибок. А ошибок она совершила достаточно.

[indent] Мрак начал речь — Неясыть поддержала его. Они говорили умело, с нужной интонацией, с паузами, сохраняя напряжение и интерес у публики; большинство собравшихся котов слушали бы даже, если бы они говорили с набитым ртом и параллельно при этом пытались бы играть в салочки с котятами. У всех уже иссякло терпение, чтобы пытаться поверить Норке; однако такими темпами Мрак с Неясытью могли завоевать доверие даже тех, кто не особо лез в эти дрязги, например, Соловья или Пепельную. Они ведь тоже, как-никак, Теневые коты и должны понимать, что для их племени хуже, а что — лучше. Гремучница была уверена, что после такой речи даже самые сомневающиеся и даже самые близкие последователи Норки должны были задуматься о положении в племени.

[indent] Белый воитель поднял вопрос о том куске дерьма, который Норка притащила в племя, и Гремучница яростно закивала, оглядывая племя в поисках виновника всего этого представления. Вернее сказать, щенка этого виновника — тот куда-то забился, и Гремучница не смогла его выискать. Его следовало выкинуть на Гремящую Тропу под лапы чудовища в первый же день, но он до сих пор оставался здесь, будто напоминание о плевке Норки в лицо каждому чистокровному воителю Теней; Гремучница хотела высказать свои мысли, но понимала, что сейчас должны были говорить Мрак и Неясыть — не следовало давать понять племени, что каждый желающий может высказаться, иначе это собрание превратится в хаос.

[indent] Она стояла вплотную к Норке, напоминая ей о том, что уйти не получится — никак. Гремучница хотела видеть эту пустоголовую мешковину, хотела знать, как она будет реагировать на каждое правдивое обвинение в свой адрес; Гремучница хотела посмеяться и, если что, первой пустить в ход когти. Она должна была стоять здесь, чтобы предотвратить возможные казусы, но еще она стояла здесь, чтобы быть первой в рядах зрителей.

+5

8

Летний вечер в хвойном лесу заколдованный. Он пахнет прелым кружевом хвои, позолоченной жарой и сосновыми шишками. Летний вечер в хвойном лесу  возвышен самим Сумрачным Лесом, он — оплот спокойствия, выжженный на костях почивших здесь воинов. Может быть, им и предначертано судьбой возвести новый мир на черепах Норки и её драгоценного сыночка, свободный от жалких оборвышей бродяг и потерявших истинную идеологию зевак? Может быть, потому что здесь хорошо, и Неясыть чувствует — нет, твёрдо знает, отчеканит без запинки, что их переворот, медленно перетекающий в крупную революцию с серьёзными и грязными намерениями, увенчается успехом. Вот уж не знала глашатая, что послужило вдохновителем для Мрака, но ей даже не верилось, что история вновь откаталась на несколько сезонов Зелёных Листьев, когда её самой даже не было. Нарастающая жара, перемена власти в племени — все было точь-в-точь, но в кошке с каждым завораживающим, а оттого пугающим шипением проступало честолюбие, желание войти в историю (а не влипнуть по типу предшественниц), в то время как маленький клубок амбиций разрастался в сверхмассивную чёрную дыру, кажущуюся бессмертной, неуничтожимой и, естественно, щедро приправленной вечным возрождением. А сокрывающая тени души ненависть — ммм, настоящий деликатес. Только вот к кому ненависть — к Норке, её выродку, самой себе и единомышленникам, да хоть соплеменникам, вообще не имеющим отношения ко всему этому — желтоглазая и сама понятия не имела. Ко всем сразу, наверное. По телу поползли трещины, разрастающиеся с каждым вдохом, а с ног до ушей её окатило волной гнева. Воительница была близка к тому, чтобы соскочить со своего места, хорошенько замахнуться и размазать по земле внутренности предводительницы, но сдержалась и ограничилась только практически незаметным взмахом лапы и неглубокими следами когтей на скале. Желание смешное, подрывающее всякое доверие, но такое лёгкое!

Ну и ну, загнула ты, подруга. Коты для лис такие же хрупкие существа, как мыши для первых, и нельзя просто сжать её горло во сне? Кровь перестала пульсировать в висках грохочущими громовыми раскатами, а реальность более не пряталась за эфемерной хрустальной гранью. Конечности на месте, поляна в целости, сохранности и в замешательстве. Что сказать, их переворот начался неплохо..? Неясыть тряхнула головой и поморгала, окончательно освобождаясь от остатков некоего пятисекундного состояния транса и спешно оглядела присутствующих. В общем-то, такой реакции и следовало ожидать — одни нервно взирали на революционеров, другие неожиданно проявили интерес к своим лапам, но глашатая видела лишь одобряющие взгляды, согревающие уверенность, коих было немало. Ровно как и буравящих дыру в их шкурах.  Сие светопреставление могло продолжаться вечно — Мрак постоянно давал время подумать, надрываясь из-за своей детской травмы, и, наверное, она могла бы: а) пожалеть его, не будучи особо скупой на заботу; б) наорать и попросить говорить почти-полностью-заготовленную речь побыстрее, потому что некоторые личности ехидно ухмыляются, но воительница же не совсем зверь (хотя молодняк мог поспорить). В итоге она просто наигранно-учтиво слушала с безэмоциональным невинным выражением лица, подавшись вперёд и запрокинув подбородок, изредка в подтверждение размахивая хвостом, едва кивая синхронно с Гремучницей и выдавая прочие жесты, подтверждающие их рассказ — пока что честный и потому ещё не совершенный. Ещё. Терпение было на исходе. Ей не нравились мягкие, пусть и переполненные восклицаниями речи безо всякой изюминки, «такие правильные, педантичные и правдивые, безнадёжно скучные. Одумайся, Мрак, она — нарушительница, она — живой труп, гниющий непонятно зачем и отравляющий дыхание своих котов, она — падаль, водящаяся с такой же падалью, она — нерешительная и по-детски наивная слабачка и попросту ошибка мироздания! Внемли голосу разума, безумец, она недостойна ни жизни, ни смерти, и место ей в пустоте!». Все в Неясыти кричит, но сама она закричать не может. Но может продолжить речь и предъявить требования. Ей хочется зарычать, но она стискивает челюсти с такой силой, что зубы противно скрипят, ей хочется бросить презрительное оскорбление, скормить барсуку своих родителей и уйти в закат, не обращая внимания на взрывы. Это, Лес их подери, надоедает. Сильно. Надо уметь разрывать шаблоны. Да простит её Соловей за то, что не просветила в свои планы, за разочарованный вид друга, полный сомнений, за её доверие Мраку, за возможные пути насилия. Отводит глаза в сторону, когда встречается с глазами друга. «Прости, дорогой, надо выживать. Надо находить пути отхода, надо подстраивать мир под себя, если он не подстраивается сам. Не надо уметь приспосабливаться. Это мешает».

— Как всем вам известно, предводитель — это сердце племени, его опора и поддержка, за ним всегда следуют, племя создаёт своё ближайшее будущее по образу и подобию его лидера. Однако может ли долго просуществовать племя, ведомое таким безвольным, никудышным предводителем, как Норка? — она начинает с порога, сразу же, как только заканчивает белоснежный воин, с ясно звучащей сталью в голосе, намеренно прикрывая некоторые из своих высказываний за обобщающим "мы". — Откройте глаза, поймите наконец, что мы — лесные коты-воители, а не забава для выходок недальновидной Норки, которые мы сами должны разгребать. Почему мы держим все наши чувства при себе с самого первого дня её правления и страдаем под вонью нечистокровного выродка молча? Норка даже не пытается помочь, её не заботят наши проблемы, исключительно свои — она навестила Пепельную и поинтересовалась о её самочувствии лишь один раз. Рыбомордые совсем потеряли страх — недавно мелкий ученик бессовестно пересёк границу, и только благодаря Гремучнице и Щитоморднику этот наглец сгинул с наших земель, получив хороший урок. Что будет следующим шагом? Они пожелают захватить кусок наших земель вплоть до лагеря, и на этом они не успокоятся. Норка бездействует, позволяя нам терять территории, следовательно, мы теряем ценнейшие травы и заставляем голодать собственных соплеменников! Разве можно терпеть её надменность и эгоистичное желание спасти свою шкурку, когда вы видите грязных полукровок, метающихся по поляне туда-сюда, и не понимаете, как они ещё остаются в племени? Можно ли и дальше действовать наверняка, плыть по течению, которое непременно приведёт к обрыву?

Она перевела дух, и освободившись от оков, мучавших её и сжимающих горло, продолжила свою речь, вкрадчиво и более мирно, делая частые паузы, загадочно шипела таким же полушёпотом, как и её союзник:
— Власть всегда меняет котов в худшую сторону. Это то, что терзает нас, но это и предостережение для Норки. Если же она больше не может правильно управлять племенем, то ему нужна замена. Наприме-е-ер, — насмешливо протягивает, злопамятно щурясь и скалясь, — Я, именно я, могла бы встать во главе Сумрака прямо сейчас, без промедлений. Взять звёздное имя, искоренить предателей и ложную веру, предъявить требования Реке. Обещаю, что я помогу каждому верному коту в племени найти себя. Норке больше нельзя позволять контролировать Тени, но его могу контролировать я, как действующий глашатай, учитывая все ваши пожелания. Поэтому у тебя, — указывает хвостом на рыжую кошку, намекая, что Мрак и Неясыть обращаются уже к ней одной, испепеляет, — Пока что есть выбор, и мы даём тебе шанс исправить свою вину за развал племени. Ты можешь скинуть со своих плеч ношу обязанностей, признать моё достоинство, присягнуть на верность мне и служить верой и правдой своим соплеменникам. Доказывать, не покладая лап, что ты достойна звания воительницы — вряд ли это, конечно, убережёт тебя от косых взглядов, но у тебя всегда будет еда и тёплый кров. Ты сможешь начать жизнь заново… Но если тебя не устраивает такой лёгкий путь, мы переговорим наедине и без чужих глаз. Мы встретимся сегодня же ночью у Гремящей тропы. Либо, если тебе чужды переговоры, ты навсегда покинешь наши земли, больше никогда на них не сунешься и обретешь свободу действий, которую ты, видимо, так хотела на посту. Естественно, вместе со своим сыночком. Иначе же, — кошка зловеще понизила свой голос, произнося завершающую часть речи, — Если тебя не устраивает ни одно из этих решений или ты посмеешь нарушить их, то тебя ждёт жестокая расправа на том языке, который ты поймёшь прекрасно. Дальнейшая судьба — твоя и племени — в твоих лапах. Выбор за тобой. Я даю несколько минут на размышление.

В совиных глазах видно превосходство. Она как бы говорит всем своим существом: «Попытай удачу в следующий раз».

Отредактировано Неясыть (2018-07-03 14:51:56)

+6

9

Сзади подпирала Гремучница, как бы делая вид, что она что-то делает, как-то помогает этим двоим. На самом же деле она, кажется, просто выпендривалась. В самом деле, не думает же она, что предводительница Теней убежит, поджав хвост? Глупость какая. Норка слушала все, каждое слово, что доносилось из уст бунтующих. При этом, план в ее голове несколько менялся, однако такие изменения, учитывая обстоятельства, могут стать и фатальными. Лучше будет их оставить. "Можно было бы использовать этот переворот в своих целях, но речные и правда слишком много свободы почувствовали.. Лучше не предпринимать таких резких мер перед нападением.. А то еще перенапрягутся" - кошка усмехнулась.- Мы же топчемся на месте в нерешительности, и виной тому твоя, Норка, слабость, - Норка опустила голову, но ничуть не в стыде. Можно было услышать легкий смешок. Кошка старалась держаться, чтобы сдержать смех. Она быстро подняла голову вновь, на морде сияла легкая насмешка. Но смеяться нельзя было, нужно было выслушать Мрака и Неясыть, а после все должным образом объяснить. А, главное, сказать правду. - Однако может ли долго просуществовать племя, ведомое таким безвольным, никудышным предводителем, как Норка? - "Слишком быстро вы записали меня в слабаки, Неясыть" - кошка выпустила когти. Пожалуй, единственным, кому она позволяла слишком много, был ее собственный глашатай. Неясыть переходила всякие границы даже собственной наглости! Однако нападение на нее казалось Норке фатальным. Ничего, она еще найдет способ заставить эту черную наглую морду повиноваться, в лучшем для Неясыти случае заставить вести себя сдержанней. Рыбомордые совсем потеряли страх — недавно мелкий ученик бессовестно пересёк границу, и только благодаря Гремучнице и Щитоморднику этот наглец сгинул с наших земель, получив хороший урок, - "А разве это не работа патрульных? Выгонять обнаглевших котов с наших территорий.. Неужели Неясыть и Мрак хотят скинуть всю работу на меня?!" - ярости в душе становилось все больше, эти двое подливали масло в огонь, заставляя и без того рыжую шерсть вспыхнуть. Норка распушила хвост, но продолжала слушать. Эта ярость пойдет ей на лапу, она сыграет хорошую роль в следующей речи.

— Я, именно я, могла бы встать во главе Сумрака прямо сейчас, без промедлений, - глупая и наивная спешка. Норка покачала головой, а после с разочарованием посмотрела на свою глашатую. "Как низко, Неясыть. Я разочарована в тебе, ранее в тебе было больше ума. Похоже, власть немного вскружила тебе голову и вышибла мозги" - холодный взгляд зеленых глаз прожигал в черной шерсти кошки дыру. Речь ее кончилась. Ничуть не растеряв своей истинной уверенности, Норка спокойным шагом направилась ближе к скале и залезла на выступ, что был несколько ниже того, на котором восседали Мрак и Неясыть. Ранее здесь сидел Всполох, назначая нового предводителя. Воспоминания.. тогда все еще было хорошо, однако сейчас все как нельзя лучше.
- Коты Сумрачного племени! - предводительница оглядела толпу холодным взглядом.- Я должна извиниться перед вами. Должно быть, как тошнотворно и больно вам было наблюдать за отношениями между племенами. Рожденные в тени, вы не желали в ней оставаться. Вам хотелось большего - власти. И как можно быстрее... Я могу понять вас. Когда-то я была так же, как и вы, движима желанием убивать. Желанием властвовать над всем лесом! - кошка ударила лапой по скале.- Однако, так не должно более продолжаться.. - кошка выдохнула и опустила голову, выдерживая паузу. Путь на несколько секунд эти двое котов, возомнившие себя лидерами. Им еще учиться и учиться толкать речи!- Наши сердца должны наполниться настоящей яростью. Наши души должны быть полны жестокости и коварства, - предводительница подняла голову, на ее морде был оскал. Зеленые глаза сияли не только уверенностью, но и бесконечной злобой и жаждой крови.- Мы достаточно томились в тени под предводительством Серозвезда и Звездного Ветра, мир длился слишком долго. Однако, это не вышло нам боком. Позвольте мне объяснить.. - кошка села.- С начала своего правления я вынашивала план по захвату Речного племени. Я понимала, что нападать сразу нельзя. Во-первых, на наших территориях появилась угроза - крысы, что поселились на гнили. Во-вторых, был риск того, что речные коты из-за смены власти были бы готовы к нападению. Нужно было ослабить их бдительность, заставить их думать, что мир продолжается. И сегодня этот мир должен был закончиться. Это должен был быть последний мирный сезон Юных Листьев. Я решила для себя, что сегодня с наступлением сумерек мир закончиться, и теневые воители выйдут из тьмы, - кошка встала и выпустила когти. - Теперь, когда рыбомордые безмозглые "котятки" думают, что им все позволено, у нас появился идеальный шанс напасть. Возможно, вы не заметили, но.. усиленные тренировки оруженосцев, совместные тренировки воителей.. Все это нужно было для того, чтобы подготовиться к войне против речных. Сейчас они потеряли бдительность, они недооценивают мощь настоящих сумеречных воителей, которых я прямо сейчас вижу перед собой. Сильные, опытные, хитрые и кровожадные! Все мы покорим этот лес! Все территории будут нашими, совсем скоро. Для этого нам лишь нужно уничтожить Речное племя! Раскройте глаза, вздыбите шерсть, выпустите когти. Пора нам наконец выйти из тени всех прочих котов и показать, на что мы способны! - с яростью в глазах и полной готовностью Норка закончила свою речь. Многие из котов зажглись этой идеей, как и рассчитывала предводительница. Это то, что было нужно племени. Однако к любой войне нужно готовиться, Мраку и Неясыти стоило бы знать об этом. Кошка подобралась ближе к горе лидерам.- А грязнокровки будут отличной приманкой для этих мышеголовых "котят" из Речного племени, - сказала кошка так, чтобы слышали лишь лидеры переворота.- Только им не говорите, а то еще и они попытаются свергнуть меня, - пахло самоуверенностью. Да, сейчас Норка была более чем уверена. Она ответила на все без малейшего сомнения, более того - каждое ее слово было правдой.

+8

10

[indent] Щитомордник переглядывается с Гремучницей — и ухмыляется уголками губ, щуря ядовитые глаза, следит за Мраком и Неясытью, высеченной статуей замерев на месте. Он напряжён и полон охотничьего азарта: добыча заперта в лагере, до этого бывшем для неё защитой и опорой, и теперь ей некуда деться. Невесомое прикосновение хвоста к его плечу — Щитомордник идёт следом за Гремучницей, видя белый силуэт Мрака на Скале собраний, как Неясыть выводит Норку из своей палатки: её ведут на суд и побоище, где она предстанет и ответит за всё, что сделала и не сделала.

[indent] Щитомордник выпускает когти, смотря на незащищённую спину Норки, и останавливается рядом с Гремучницей, слушая.

[indent] Мрак и Неясыть говорят складно, припоминая племени, каким оно должно быть и кто его должен вести, Норке — какой она должна была быть и что ей следовала делать. Щитомордник знает, что её время упущено: отсчёт начался в тот день, когда кошка принесла нечистокровного ублюдка и решила, что это не будет никем не замечено и не вызовет возмущения. Сейчас, когда Чудовища не бегают по Тропе и открыт прямой путь на земли Речного племени, Норка бездействует — и раздражает ещё больше.

[indent] Щитомордник согласно кивает в такт словам Мрака и Неясыти — и шипит, вздыбив шерсть, стоит подать голос Норке. Та ведёт себя слишком уверенно для той, которая потеряла и потеряет всё — доверие и уважение племени, свою должность, своё достоинство — и это раздражает: Щитоморднику хочется наброситься на неё сзади, вцепившись зубами в глотку некогда запрещённым смертельным укусом, но сдерживается. Не сейчас.

[indent] Он наблюдает за ней неотрывно, как наблюдает охотник за мышью, ожидая, когда та отвлечётся и можно будет настигнуть её. Норка находит себе место на Скале, и Щитомордник недовольно сжимает зубы — это последний раз, когда ей будет дозволено забираться на неё. Норка говорит про то, что была такой же, как и они, и Щитомордник согласен: раньше, когда она была глашатаей, она действительно вызывала уважение, но после смерти Звёздной Ветер всё изменилось.

[indent] Норка рассказывает про то, что на самом деле всё планировала изначально; что как раз в этот день она планировала пойти на Речное племя; что они усиленно тренировались ради этого дня. Щитомордник усмехается, с недоверием и злостью смотря на Норку — она так шутит? Она вправду решила, что выкрутится таким глупым обманом, что на самом деле всё распланировала — и это удивительным образом совпало со днём, когда ей решили припомнить все её грешки?

[indent] Какой дурак пойдёт за ней?

[indent] — Уберите эту падаль со Скалы, — глухо шипит Щитомордник — и уже громче рявкает. — Выбросьте её вместе со своим выродком! — злые змеиные глаза впиваются в шкуру Норки. — Или прими бой и хотя бы умри с честью, — губы растягиваются в ухмылке — Щитомордник готов сам выступить против Норки и разорвать ей глотку, если понадобится, и он не засомневается ни на секунду.

+7

11

[indent] Сойка моргнула, щурясь от приятного золотистого света, который окутал сосновый бор, спустился в лагерь Теней на ее мордочку, согревая уходящими лучами. Она ждала, ждала того момента, когда начнется самое невероятное событие в ее жизни, ждала, как и другие, те, кто знают. Перекинулась взглядом с Курганником, просто мимолетная поддержка друг друга, подготовка к большему. Воительница потянулась, чувствуя легкую дрожь в лапах, она просто не могла сидеть на месте из-за предвкушения. Но каким-то образом заставляла себя иметь терпение.

[indent] Мрак запрыгнул на скалу, и призвал племя, словно предводитель. Сойка тут же вскочила, взмахнув хвостом, задев кого-то из оруженосцев, и заняла место поближе к вешавшему коту, она точно должна находиться здесь. Вслед за Мраком на скале очутилась Неясыть, произнеся краткое вступление, а Сойка обвела довольным взглядом лица тех, кто действительно не понимал, что происходит. Среди них оказался и Соловей, отчего воительнице стало неуютно и немного совестно; они вынашивали план втайне от отца, но кошка была уверена что это и к лучшему. Вряд ли бы ему все это понравилось, но она надеялась, что отец не встанет на защиту Норки.

[indent] На скале появляется Норка, виновница торжества. Сойка вздыбливает шерсть на загривке, сдерживая клокочущее рычание в глотке. Наконец-то эту падаль сместят с ее поста.

[indent] Речь рыжей кошки откровенно выглядит смешной, ничуть не правдивой, Сойка подавливает желание рассмеяться той в лицо, но успокаивает себя тем, что еще успеет это сделать. Рядом слышен крик Щитомордника, и воительница вскакивает с места, понимая, что должна поучаствовать в свержении хоть как-то и вставить свое слово.

[indent] — Он прав! Пусть проваливает, — воительница косится на соплеменников, следя за их реакцией. — Норка не достойна называться Сумрачной воительницей, а, тем более, предводительницей!

+8

12

[indent] Речь Неясыти стройная, хорошо продуманная, пусть и не такая отточенная, как у Мрака. Да ей это, в принципе, не слишком-то и нужно. Коты будут слушать ее просто потому, что после подобного зачина не слушать просто невозможно. Хочешь, не хочешь, а участвовать в происходящем придется.

[indent] Норка – другая. Норка самоуверенная до ярких искр от наэлектризованной от напряжения шерсти, наглая, словно у нее девять жизней в запасе, а не одна единственная, кошачья. Мрак смотрит на нее и не понимает, куда делась та расчетливая кошка, что еще недавно стояла позади Звездного Ветра и была готова вцепиться ей в горло при любой возможности.

[indent] Кот переступает с лапы на лапу, когда Норка начинает говорить. И едва ли сдерживает рвущийся наружу каркающий, лающий по-собачьи смех – нельзя смеяться сейчас так откровенно, нельзя портить момент.

[indent] Она так ничего и не поняла. О, Сумрачный Лес, она серьезно ничего не поняла!

[indent] Мрак выслушивает речь до конца, демонстративно проявляя к Норке то же уважение, что она попыталась проявить к ним, выслушав все их претензии. А после, не позволяя себе потерять момент, давая Неясыти возможность спланировать свои дальнейшие слова, вновь отвлекает внимание толпы на себя.

[indent] - Посмотрите на это, коты племени Теней! Посмотрите на эту кошку, что зовет себя нашим лидером! Посмотрите и задайтесь вопросом о том, где была она раньше со своей дальновидностью? Есть ли среди вас, мои соплеменники, хоть кто-то, кого Норка хоть раз посвятила в свои, несомненно, гениальные планы? – Мрак делает короткую паузу, давая котам выступить и отлично зная, что не услышит из шерстяной толпы, собравшейся под скалой, ничего, что касалось бы Норкиных планов. Возражения на счет того, что они не правы, поднимая бунт против собственной предводительницы – возможно. Но ни один честный воитель не скажет, что знал о планах Норки. Раз уж она не соизволила поделиться своими мыслями с глашатаей и верхушкой племени, то прочих воителей она тем более не посвятила бы в свои задумки.

[indent] В планы, которых не было.

[indent] - Слышите эту звенящую тишину? – кот возвышает немного голос, насколько позволяют ему ослабевшие после перенесенного Зеленого кашля связки: - Эта тишина значит лишь одно: Норка вам лжет. Нет, и не было у нее никаких планов, а все, что мы слышим сейчас – все это не стоит и мышиной шкурки лишь потому, что все это красивые слова, да сладкая ложь. Она, кошка, которая утратила наше доверие, теперь пытается вернуть его таким топорным, некрасивым приемом. И вы готовы ее поддержать? Вы готовы броситься ради нее, - кот делает ударение на двух последних словах: - В битву с Рекой прямо сейчас, когда целостность нашего племени оказалась под угрозой?

[indent] Мрак был уверен, что дураков в племени Теней нет. Он видел это во взгляде Гремучницы и Щитомордника. Он обвел внимательным взглядом поляну, поочередно ловя взгляды своих соратников, Сойки, Курганника и многих других воителей, что собрались сегодня на поляне.
Норка же, будучи уверенной в собственных силах и в собственных словах, смело прыгает на скалу. Вдвоем на ней уместиться легко, а вот втроем уже сложно, приходится балансировать, цепляться за крошащийся камень когтями. Мрак ухмыляется в усы нехорошо, щурит голубые, льдистые глаза угрожающе.

[indent] - Слышала, что говорят внизу, Норка? – голос его почти елейный, почти ласковый. Он мог бы так шептать ей на ухо слова любви, сложись их судьбы несколько иначе несколько лун назад. Веди себя Норка иначе.

[indent] - Слышали вы ее слова, коты племени Теней? – последние слова Мрак снова обращает к толпе внизу, и тут уже не сдерживает короткого смешка, потому что смешок этот в тему, да и ему на самом деле смешно: - Слышали, как хочет она использовать вас, наших соплеменников, в плане, который обречен на провал просто потому, что его не существует? Слышали вы, как предлагает она использовать ваших товарищей, ваших детей, - взгляд натыкается на Травогривку в толпе, а затем на ее мать: - В качестве приманки только потому, что они «грязнокровки»? – Мрак режет воздух хвостом, отлично демонстрируя, насколько он возмущен словами пока еще предводительницы Теней. У Мрака хорошо получается пудрить всем мозги в отношении полукровок. Уж он-то точно за них, уж он-то с детства дружит с Травогривкой и просто не может смотреть на таких же котов, как и она, свысока.

[indent] - А ты, - Мрак дергает ухом, улавливая возглас Щитомордника снизу: - Ты попросту недостойна стоять здесь. Твое место даже не на скале, Норка, твой место за границами нашего племени, - делая уверенный шаг вперед, Мрак толкает кошку головой в плечо, сбрасывая ту со сколы к подножью, к толпе когда-то ее воителей.

[indent] «А еще лучше – под землей». 

+9

13

Огнецвет, признаться, даже не мог чётко определить в голове, когда же началось самое веселье. Веселье вообще штука довольно скользкая, в особенности тогда, когда для каждого несёт свой смысл. Вот для предводительницы Теней это было явно не весельем, хотя и речь её, выставленная на суд соплеменников, являлась неотъемлемой частью этого самого веселья. Теневые коты перешёптывались, хотя довольное меньшинство, потому что большинство выражало свою точку зрения вполне громогласно и открыто. Впрочем, чего им бояться было, собственно, если и так понятно: бурая шкурка последний раз светится на скале собрания. И, скорее всего, вовсе последний раз в этой части лагеря.

Возвращаясь к веселью, Огнецвет всё же попробовал с очень сосредоточенным выражением морды разложить по полочкам события и осознать, что началось оно в тот момент, когда Мрак стал выдвигать свои доводы. Речь его была красива, ничего не скажешь, и всё же Огнецвет был уверен, что он сумел бы её представить племени лучше. Но, несмотря на это скромное замечание в своей голове, Огнецвет слушал белоснежного кота с восторженным блеском в глазах и, казалось, отражал в одном своём рыжем пятне все эмоции соплеменников сразу. В нём и пресловутое недоумение, и страх, и радость, вся та остальная муть, накрывшая племя Теней в этот замечательный денёк. Огнецвет согласно кивал практически на каждой фразе, когда надо было — и не надо, — громко выкрикивал слова, сказанные Мраком, которые и без того было чудесно слышно. Норка стояла, как в воду опущенная, и из всей её речи Огнецвет уловил лишь неразборчивые куски, искренне пытаясь вникнуть в логику этих слов, и всё-таки, не сумев этого сделать, развернул мордашку к Сойке.

И не говори, дорогуша! Это что ж делается! — с поддельным ужасом отчеканивает он, во все глаза сверля Сойку взглядом янтарных глаз, — Это же кто занимался составлением её речи? Раз уж наша вселюбимейшая предводительница решила произвести на публику фурор, то обратилась бы сразу ко мне! От моих слов бы здесь все легли, спорю на десять мышиных шкурок. Хотя, если призадуматься, все и так уже лежат, правда от других чувств... Взять хотя бы твою матушку, ты взгляни, её же сейчас схватит неизвестный всем целителям леса приступ!

Интересно, можно ли умереть, слушая нескончаемую глупость? Вопрос хороший, и Огнецвет решил, что можно.
И в следующую же секунду уже перекрикивал речь Мрака, призывая бунтующих поскорее уже скинуть Норку со скалы, пока вместе с предводительницей Теневые не лишились своей глашатай. Как раз из-за того самого неизлечимого приступа, бьющего прямо в её чёрное и алчное, чистокровное сердечко. «Такие потери племя не вынесет!» — с ужасом убеждал он.

О, я за драку!— завопил он восторженно, облизывая в удовольствие чёрные губы на знакомый змеиный голос, пялясь на Щитомордника, — Вдарь ей, дружище! Вдарь ей по морде её же... как ты там выразился? Очень подходящее вышло слово... Не повторишь, как ты обозвал того мелкого беспомощного котёнка?

Огнецвет подметил, что много времени для того, что имя Норки стало словом нарицательным не потребовалось. В рядах воителей всё отчётливее было слышно, насколько они недовольны. Даже те, кто никогда не выражал своего недовольства, сейчас будто бы прозрели, обвиняя Норку в том и другом, порицая каждый её поступок. Осуждению больше всего подвергался бродячий недоносок, который сейчас оказался в стороне от глаз. Может, оно и к лучшему.

Эх, а я всегда знал, что материнский инстинкт никогда не сулил ничего доброго, — философски констатировал Огнецвет на ухо Сойке. Закономерность появления котёнка и слабоумие Норки проследить было нетрудно даже Речным воителям.
Я надеюсь, ты не скоро собираешься в мамочки? А то, может, веди ты себя также в соответствующем положении, это можно будет назвать какой-нибудь отдельной болезнью. Всполох что-нибудь придумает.  А я помогу. «Королевская хандра», м? Звучит неплохо!

На этих словах снова заговорил Мрак, от слов, собственно, наконец-то переходя к действиям. Одного раза, как оказалось, достаточно, чтобы бурая шкурка полетела со скалы вниз, как подстреленная кукушка. Кем подстреленная, правда, Огнецвет ещё не придумал, но сравнение ему понравилось. Вытянув рыжую шею, кот любопытно заурчал, высматривая шкурку у подножия. Было весело.

Так-с, так-с, интересно. А кто у нас будет новым предводителем? Я предлагаю Сосновку!— кот поискал глазами разноглазого, — Такие непробиваемые нервы нам в руководстве несомненно пригодятся. Он будет играть с Рассветной Звездой в гляделки, кто кого перксмотрит!
Конечно же Огнейвету было понятно, к ком перейдут поводья. Но что-то уж больно Сосновка заскучал при таком весельи, и воитель посчитал необходимым воодушевить товарища.

+9

14

[indent] Осторожно продвигаясь к передним рядам, Шелест думает, что справедливее для него: я знал и подготовился к такому или я никогда всерьёз не представлял этого, я н е г о т о в. С каждым словом, звенящим то справа, то слева, по позвоночнику пробегает холодок и щемит где-то в носу. Все они звучные, как перекаты камней, как сходящая лавина, и только голос Шелеста - он хорошо знает это - слишком мягок для выкриков в толпе. Попробуешь добавить силы - выйдет писк.
[indent] Шелест не создан для такого. Я не готов, сомневается он.
[indent] Он вскидывает голову, чтобы найти взглядом Неясыть. Она смотрит мимо: само собой, перед воплощением её амбиций, перед (в воображении наверняка уже) поверженной, растоптанной и уничтоженной Норкой бывший ученик не стоит и мышиного хвоста. Шелест сглатывает незаметно даже для себя. В своё время он почёл за лучшее не спорить с ней. Как он сможет возразить ей? Как он посмеет произнести слова, которые она заслужила, глядя в её безжалостные глаза? Да ни за что на свете. Он не сможет. Разве он должен? Разве он должен лезть лисе в пасть с тем, чтобы быть разорванным? Только лиса обгложет кости, сломает, чтобы добраться до костного мозга. Не Неясыть, но все, кого воплощает её фигура - оглянись, и вот они, - перемолят в прах то, что осталось от Шелеста после пиршества ночных кошмаров. Он не оглядывается вокруг, потому что - это всё племя. Всё племя, чтоб им сгинуть. Шелесту страшно.
[indent] Он вздрагивает от знакомого голоса. Успевает остановить себя до того, как повернуться, обдумывает. Нужно ли это Сойке? Так ли уж необходимо ему выставить себя беспомощным глупышкой? Принимает взвешенное решение: да, нужно, да, необходимо. Шелест поворачивается, ловит взгляд чёрной кошечки и видит - восторг? Возбуждение? Воинственный огонь? Предки, стучится в висках, иногда она так похожа на Неясыть. За короткий обмен взглядами Шелест придумывает всё их несостоявшееся будущее, возможно, кровавое, - и часть этой боли пускает плескаться в тусклых глазах. Шелесту хочется смеяться от мысли, что он даже не сказал Сойке. Что бы она ответила? Хотела бы она быть с ним, с таким? Трусливым и верящим во что-то большее, чем жажда власти и бесконечная война с несуществующими врагами.
[indent] Общий вздох проходит по рядам, коты не сговариваясь отступают на шаг, но в усилившемся говоре Шелест слышит больше воодушевления, чем ужаса. Норка поднимается с земли возле Скалы. Юный воин не оскорбил бы её ещё больше, пытаясь предложить помощь. Но и стоять он не может.
[indent] Я готов, убеждает себя серый. Я начал готовиться задолго до этого дня. Мысль о побратиме, ждущем его где-то там, за бесконечным рядом стволов, о друге, затерявшемся в толпе так называемых гордых лесных воителей, держит Шелеста на ногах, когда он обнаруживает себя выскочившим на освободившееся пространство. Когти от страха и возбуждения порываются впиться в землю, светлая шерсть на спине топорщится и снова ложится, словно рябь от брошенного в воду камня.
[indent] - Так, значит...
[indent] Пискляво, как он и думал.
[indent] - Мрак, ты преступник! - Шелест берёт себя в лапы, насколько возможно, перерабатывает свой ужас в злость и пытается обмануть этим всех наблюдателей. Получается ли - он не обращает внимания. Дороги назад нет, и ему придётся бежать, в этом Шелест почему-то уверен. Теперь для него важно договорить.
[indent] - Ты нарушаешь Кодекс и хочешь, чтобы тебя слушали? На этой Скале теперь может стоять кто угодно?
[indent] - Неясыть! - Шелест поворачивается к бывшей наставнице, отказываясь признавать право Мрака говорить с места предводителя. - Ты - глашатая племени Теней. Твоим долгом было поддерживать предводителя. Помочь ей найти правильный путь. И это твоё решение? Я не удивлюсь, если у половины племени теперь твоя голова на плечах. Какой воин, способный думать самостоятельно, пошёл бы за той, которая не может исполнять свою основную обязанность?
[indent] Резкий выдох, спокойный вдох. Собственный голос уже не кажется Шелесту писком, но - каким-то невыносимо высоким, режущим слух непрерывным звоном. Непрерывным. Он не должен останавливаться.
[indent] - То, что вы делаете сейчас, - раскол! Это ваше видение того, что нужно племени? Поднимать лапу на ближнего? Вам, - он кидает взгляд в толпу, не соображая, слушают его или нет. Его светлые глаза, однако, имеют такое ясное выражение, которого он сам за собой не знал уже много лун. - Вам лишь бы вцепиться кому-нибудь в глотку. Речное племя? Конечно, но далековато, а нам чешется прямо сейчас. Иноверцы? Да, но их среди нас вроде бы и нет. Грязнокровки? Разумеется, и ходить никуда не надо, но грязнокровки никуда не убегут. Нет, в этом нет должного размаха. Как насчёт свары внутри племени, где все забудут, за что они воюют? О какой силе Теней вы говорите?!
[indent] Слишком? Шелест уверен, что нет. Как и в том, что какое-то внимание ему удалось привлечь. Не то чтобы это было его целью. Он хотел бы исчезнуть, превратиться в пылинку, лишь бы не нести такого бремени, которое сам себе придумал. Как просто было бы, родившись мышеголовым, дать Неясыти и Мраку думать за себя!
[indent] - Что вы сделаете со мной? Я заявляю, что останусь на стороне Норки как законной предводительницы, потому что у меня есть честь от рождения, которую меня учили поддерживать, и законы, которые я собираюсь соблюдать, даже если всё племя превратится в - иронично, не правда ли? - тени помыкающих им. Что вы сделаете?
[indent] Он смотрит прямо на Неясыть. Выдерживать её взгляд оказывается так легко, что Шелест вот-вот взлетит.
[indent] - Что ты сделаешь, негодная глашатая? Со мной, который называл тебя наставницей. Со мной, который дрался бок о бок с твоим сыном. Со мной, который, возможно, спас жизнь твоей дочери.
[indent] Он намеренно не оглядывается на Курганника и Сойку, хотя знает, где они стоят.
[indent] - Что ты сделаешь, если я откажусь признавать нового предводителя, кого вы там ни решили посадить на Скале? Убьёшь меня? Изгонишь? Сделаешь примером, чтобы было неповадно?
[indent] Ещё выдох. Ешё вдох, всё медленнее и спокойнее. Небосвод, брат. Мне действительно некуда идти.
[indent] Мне страшно.
[indent] - Это вы делаете племя Теней слабым. Не видите ли вы этого или намеренно продолжаете - в любом случае это делает вас преступниками и позором рода, за который вы так ратуете.
[indent] Если бы ему позволили остаться и тяжело трудиться вместе с остальными, чтобы восстановить племя, каким оно было, по-видимому, ещё до рождения Шелеста, он бы сделал это, не задумываясь. Но он уже не верит в такую возможность. Никогда по-настоящему не верил. И не хочет оставаться.
[indent] Мне страшно, но страх уходит. Я чувствую облегчение от того, что скоро всё кончится.

Отредактировано Шелест (2018-07-08 10:21:50)

+10

15

«Пусть все коты соберутся» — звучит раскатами постепенно настигающего грома над отмеченной тысячью кошачьих следов поляной. Знакомые слова, успокаивающие слова — доказательство того, что связь древних легенд и нынешних времён действительно есть, её можно услышать, прокатить каждый до боли узнаваемый звук на языке. Только сегодня не пусть и не соберутся, ибо слова-то родные, выстраданные да высказанные не одним предводителем — голос чужой. Отвратительно, мерзко, предательски чужой. Предательски. Единственно верное слово, подобранное интуитивно, почти эмоционально, но болезненно правильно. Только Бересклет пока не осознал.

Бересклет не может осознать.

Нет, он прекрасно знал о любви своего наставника к манипуляциям, о любви тёмной и на хвосте своём приносящей лишь боль. Конечно же, не самому Мраку. Однако неужели кот, всё-таки проявивший терпение, не утопивший юного хилого тогда Кустарника даже при знании, запретном знании о вере, способен на предательство? Предательство в масштабах целого племени, предательство сокрушительное и отравляющее самый светлый рассудок (а таких со временем оставалось, надо сказать, немного).

Сухощавый воитель не двигается с места, будто приворожён к маленькому, спасительному клочку земли вдалеке от ядовитого зуба скалы. Быть может, не идти, остаться или вовсе сбежать прочь, по тропе талого света луны, коя скоро появится над ушасто-шерстистым бурлящим морем. Быть может, снять с себя ещё не надетую до конца ответственность. В конце концов, он здесь всего лишь молодой, ещё толком не оперившийся юнец. Он не значим. Он ничего не изменит.

Бересклет осознаёт.

провода режут небо на лоскуты, кто нам даст лекарство от пустоты?
чтоб не кануть в топь повседневных драм, ухватись за провод, пойдет искра.

Именно в этот момент — вряд ли когда-то больше, он не птенец, но сокол с гордым взглядом цитриновых глаз. Каждое слово вышедшего вперёд друга, Шелеста, приносит это сокровенное знание — будто перья, одно за другим, возвращаются в крылья. Молодой? Пусть. — Никогда меня не волновало старшинство и авторитеты. Так почему сейчас? — в лёгком сумраке подступающего вечера воин обретает уверенность, вспоминает о своей жажде, неутолимой жажде справедливости. Гибким, но уж точно не ломким тростником, он выходит к близкому когда-то коту. Когда-то? Нет, сейчас. Сейчас они близки, и в светлых глазах белошёрстного немое «ты не один. Я не один». Он выходит, ведомый не звенящими внутренней бессмысленной жестокостью голосами Неясыти и Мрака, но зовом благородного, свободного сердца.

Шелест говорит о притеснении, об иноверцах. О том, что последних совсем не осталось — Бересклету хочется — отчаянное чаяние загнанного в угол зверя, тотчас крикнуть «нет, остались». Однако воитель молчит, ибо ещё не готов говорить. Готовность приходит постепенно, возвращается из далёкого ученичества — там, у трухлявого пня из слов «им всё равно» оставил когда-то Теневой попытки донести свою мысль до других.

Шелест замолкает и теперь подхватывает живительную ноту протеста Бересклет.

кто-то ищет наш дом с пистолетом в руках.
нарушая закон, что прописан в веках

— Как любите вы говорить о величии, о верности законам, традициям. Так какой из законов гласит, что можно вероломно бить в спину товарищу? — тонкий хвост с едва слышимым свистом разрезал воздух, — какой из законов даёт право безжалостно лицемерить, говорить о разрозненности племени, а после организовывать свару? Какой же, ответьте на милость! — голос ощутимо дрожал, однако уже не от животного ужаса или отчаяния. То были все насмешки над идеалами, иголками впивавшиеся в сердце со времён ученичества, то была ярость, направленная на самых настоящих предателей, коим лишь бы пировать у чьих-нибудь костей.

— Таких законов нет, ибо ни один справедливый, настоящий закон не основан на бессмысленном насилии. Интересно, к слову, чем же вы тогда лучше одиночек, тех самых бродяг, про бесчестие которых рассказываете страшные сказки, — (не)вовремя проснулось чувство юмора. Чёрного, правда.

и теперь этот провод в руках искрит, нам с тобой пора изучать санскрит,
чтобы в знаках древности сохранить запрещённой правды нить.

— И что же ты ещё хотела, Неясыть? — а вот это явно лишнее, однако Бересклет уверен — сейчас лишнего просто не существует, — искоренить ложную веру и взять звёздное имя? Вот, вот оно ваше двуличие во всей своей красе. Звёздное имя — дань Серебряному поясу, обещание хранить благородство, прожить жизнь за племя и не щадить себя ради каждого его члена. Каждого. А что же делаешь ты? Помогаешь скидывать этих членов племени со скалы. Звёздное имя — дань той самой ложной вере, вере в Звёздных предков, — кажется, теперь им с Шелестом действительно пора бежать. Только худощавый воин не бежит — стоит, стоит твёрдо, широко расставив лапы и глядя точно в глаза своему наставнику. В ярком цитрине «уже жалеешь, что не утопил в ближайшем болоте, когда была возможность?», в ярком цитрине нетленная вера.

— Вы желаете построить новый уклад, новый мир, но, основанный на крови, этот мир будет обречён в ней же захлебнуться. Если вы победите, то после будете свергнуты такой же революцией как «недальновидные тираны».

и не бойся тяжелых шагов и заломленных рук,
равнодушья ответственных лиц, подозрительных взглядов.
сохрани в своем сердце безумную нашу искру,
от которой потом загорятся сердца миллиардов!

Отредактировано Бересклет (2018-07-08 02:34:39)

+11

16

[indent] Шум голосов на поляне мешают Всполоху нормально выспаться, и он недовольно фырчит, словно рассерженный еж и даже не вникает в голос говорящего и созывающего племя. Кот пытается продолжить свой законный отдых, накрыв хвостом уши, но даже так он слышит вскрики соплеменников. Кажется, представление начинается, - до него доходит, что выйти все равно когда-нибудь придется, и Всполох, кряхтя, выбирается из нагретого гнездышка, как можно медленнее двигаясь к выходу.

[indent] Свет бьет в янтарные глаза, но Всполох, опустив морду, практически скатывается на поляну, параллельно выслушивая обвинения Мрака. Рядом с белоснежным котом расположилась Неясыть, подхватывая его слова, а Сумрачные коты с неподдельным интересом и волнением на лицах слушали новых кандидатов на пост верхушек племени.

[indent] Щитомордник дерзко предлагает выгнать Норку вместе с ее притащенным оборванцем, кратко излагая суть длинных речей Неясыти и Мрака. Всполох, изогнув бровь, внимательно смотрит на Сойку, которая присоединяется к воителю, да и Огнецвет не медлит, высказываясь в сторону Норки. Целитель аккуратно протискивается меж рядами стоящих и устраивается у низа скалы, на его законном целительском месте.

[indent] Всполоху казалось, что он знал, как все закончится. Норка либо станет обычной воительницей, либо покинет племя. Все до нельзя просто, но вот что нужно сборищу Сумрачных воителей внизу? Шелест и Бересклет уже высказались против Неясыти с Мраком, удивительно, что есть несогласные. Сам целитель твердо решил остаться на нейтральной позиции, ему точно далеко до всех этих разборок в племени. Кот косится на Неясыть, думая о Терне, вспоминает ее высказывание в сторону грязнокровок и молится Сумрачному Лесу, чтобы его оставили в покое, и он не попался под горячую лапу революционеров. Всполох переводит взгляд на Норку, поражаясь ее каменной уверенности. Сдастся ли она? Мрак спихивает предводительницу, кажется, уже, бывшую предводительницу Теней со скалы к толпе, и целитель нервно дергает кончиком хвоста, не решаясь что-либо делать.

+7

17

Twenty One Pilots – Fairly Local

Каждый шаг — провокация.

Шерсть Неясыти почернела уже давно, превратилась в пепельную мглу, в одеяние на похороны самой себя, стала мраморным памятником бесстрашию, заслуживая молчаливое почтение, свойственное только трупам. Она приобретает антрацитовый блеск в лучах-поцелуях заката, метает искры и поднимает бури в сердцах собравшихся тут котов — тех, кто уже сделал свой выбор в верную пользу она подбадривала, неопределившихся и сошедших с нужной тропы — переманивала на другую сторону. Из глашатаи всегда был манипулятор средненький, она, конечно, умела это делать и делала хорошо, однако не могла сравниться с прославленными стратегами племени, но когда Норка предприняла неудачную попытку (иначе, чем попыткой этот театр абсурда для рыжей актрисы нельзя было назвать) вернуть авторитет племени броскими фразочками, укутанными в шлейф лжи и наивысшего уровня наглости. О, как же бесил её кровожадный настрой, бывший не более, чем просто неумелой игрой, потому что Неясыть видела все насквозь, знала, что истинные наследники железного трона после Серозвёзда сидят прямо на этой скале, сыто облизываясь, уже отобедав свою суточную порцию невероятного бреда. Если Норка хочет казаться сложнее, хоть и на самом деле ужасно проста — у Неясыти есть свои уловки, более страшные и ужасающие. Желтоглазая еле сдерживается от желания сожрать рыжую живьём, в её гримасе ухмылки виден грех, отражающийся в самодовольстве предводительницы, а искра зажигает в кошке смех, заливистый и почти чужой, злорадный и презрительный, от которого развалятся все карточные домики парящей в облаках принцессы.

«Ну разве не видно? Она же совсем юная, неопытная, бездумная домашняя мышка! Какое головокружительное простодушие малого котёнка! Я уж поверю, что ежи полетят, чем Норка серьезно возьмётся за племя, а не будет выдумывать на ходу войну с рыбомордыми! О, предки своей наивностью она пытается породить своё изгнание с наших земель или хочет полежать в стылой земле бездыханным трупом? Давай, моя дорогая, развлекайся, веселись, это твой последний час, совсем скоро твои дела будут плохи!» — она молит Сумрачный Лес о приятном словце в адрес своей противницы, но точно знает, что их не найдётся, а потому подливает масло в огонь, завершая для целостности эту картину колом посередине. Неясыти часто говорили, что она слишком эмоциональна, на что в ответ она ехидно выплевывала «Спасибо, но я хотя бы не такое же лисье дерьмо, из которого выходит куча дряных самоуверенных вяканий», хотя, видимо, в ней самой яда побольше, чем в семействе покойного Серозвёзда, на которого пыталась равняться глашатая и чью политику можно продолжить, направив в нужное русло. Воительница поворачивает голову и видит, что Мрак тоже готов захохотать во все горло, а те немногие, горделивые и такие же эмоциональные, как Неясыть, яро протестует против "планов" Норки, которых она, как её заместительница, не знала от слова "совсем"; что объявились нежданно-негаданно в один момент, прямо тогда, когда её собирались свергнуть, пусть это надо было делать с первого дня правления.

Каждый шаг — провокация, и Неясыть ступает точно, выверяя каждый шаг, ступает по пятам, как Смерть, нависает над котами племени неизбежной бурей. Каждый шаг — провокация, и если она оступится — а она знает, что не оступится ни за какие мольбы несчастной горе-предводительницы — у неё за спиной есть опора, опасная и необузданная. Она только собирается прошептать нахально, надменно, на одном вдохе, как Мрак снимает слово с её языка, и глашатая чувствует себя королевой, играясь на чужом недостоинстве. Да потому что она знает, что достойна должности больше, пусть сейчас они говорят попеременно, и на данный момент она сливалась с обычными воителями, что точно так же кивали в подтверждение и выкрикивали оскорбления. Норка даже ничего не упоминала о своих "планах", так зачем идти на её поводу сейчас, когда подготовку надо было начинать с самого вступления на пост? Может быть, Неясыть могла стерпеть и это, если бы она не прыгнула на выступ скалы. «Она все ещё цепляется за остатки своей должности, что теперь будет для неё пустыми словами? О, милая, моё милосердие подходит к концу, я уже нахожу тебя омерзительной! Да-да, у меня действительно нет шанса, пожалуй, продолжу в том же темпе. Я зла от ушей до хвоста, все мы злы! Злы на тебя, даже не на Реку, и разве ты не видишь, что мы уже раскрыли глаза и видим твою подлость?» — кошка уже готова зашипеть, ударить её по губам и скинуть её, чтобы она получила черепно-мозговую травму и не проснулась восвояси, но её шёпот разлился по ушной раковине и отозвался эхом грязного, бесчестного желания и несвойственной желтоглазой радости. Она подставила саму себя! Она собственными речами завела себя в ловушку! Её самонадеянная улыбочка начинает давать трещину!

— Слышали? Мы — да! Она сказала «А грязнокровки будут отличной приманкой для этих мышеголовых "котят" из Речного племени», да ещё и прибавив «Только им не говорите, а то еще и они попытаются свергнуть меня»! Она хочет, чтобы вы, все коты, родившиеся за пределами племени Теней, отвлекали рыбомордых от чистокровных, как более сильной цели! Она хочет пустить вас в расход! — предательски выпалила черношерстная во все горло, с ликующим придыханием в голосе, прибавляющим только эмоциональности, к сожалению, притворной. Вообще Неясыть была бы не против пустить их во имя эгоистичных целей просто потому, что была так воспитана, но сейчас это как нельзя шло на лапу. Доверие Норки лидерам революции помогло окончательно разбить доверие к предводительнице всех слоёв общества. Кому нужна такая раздолбайка, что может любую тайну проболтать? — Она столь дорожит своей дрянной шкурой, что использует вас! А что, если потом она будет прикрываться за своими близкими? Просто подумайте, хотя бы посмотрите на Мрака, что с детства не разлей вода с Травогривкой, чья мать пришла из неизвестности! На Тёрна, подобранного у границы, что так по-отечески оберегает Всполох! Они не просто используются для грязной работы и лишней дичи. Они выросли с нами, мы их обучили и дали им шанс, они — наши соплеменники, и пусть их кровь не так чиста, мы не будем опускаться до безвольных лисиц, что заботятся лишь о своей безопасности и пропитании. Каждый кот важен для племени, как гласят традиции, и традиции предписывают соблюдение уважения к своим соплеменникам, о правиле морали! Мы слишком высоки для этого, потому что мы — коты-воители, но Норка забыла это. Разве вы не видите, что её лисья душонка бессердечна, и что единственное её оправдание является не более, чем лисиным дерьмом?! Прости, дорогая, но лисицам здесь не место, — кивает белому соратнику, и с торжеством смотрит на то, как потерявшая бдительность Норка летит вниз — туда, до чего она опустилась. Неясыть соскользает на выступ пониже, на котором секундами ранее сидела Норка с усмешкой, не предвещающей ничего доброго.

— Слышала, что говорят внизу? Раньше ты умела быть сильной, Норка, что же случилось? У тебя такое выражение морды, что тебе хочется дать меж глаз. Ты ещё смеешь назвать себя предводителем, хотя даже не можешь устоять на скале и валишься, как малый котёнок?! — Неясыть откровенно смеётся, издевается и мурлычет слишком слащаво и чувствует, что она — актриса, а весь мир — её театр. Цепкий, отточенный за многие луны взгляд пожирает изнутри, а удача, эмоции и унижение — её лучшие друзья. Она продолжает резко и холодно. — Знаешь, у каждого из нас есть свое время, и твоё, видимо, уже вышло. Пробил час, теперь все должны увидеть, что тебе пора уходить. В тебе нет никакого огня. Я жду ни дождусь, когда ты пойдёшь прочь отсюда, все ждут, пока твоя физиономия окажется за пределами территории Сумрака. Ты не поторопишься? К тому же, ты не ответила на наши условия. Воины гневаются на тебя, Норка, они не хотят видеть тебя в племени. У тебя остаётся лишь два варианта — либо ты уходишь в одиночки, либо сегодня ночью мы будем вести переговоры с глазу на глаз! Отвечай, время на исходе! — вспыхивает и быстро угасает, а позже заинтересованно вскидывает бровь вверх, наклоняется с обеспокоенным видом, мол «Ты не ушиблась?», а позже укоризненно смотрит на Огнецвета, раскидывающегося направо и налево шуточками, едва заметно кивая. Правильно же говорит, да и Сосновка был бы неплохим предводителем, ха-ха. Жаль, что война с Рекой ограничится одними гляделками (в принципе, разноглазый моложе Рассветной Звезды, действительно можно дойти до смерти последней). Но не успевает забраться обратно к Мраку, как слышит два писклявых голоса, почти детских, нелепых и таких знакомых — и ей, и союзнику. И готова была рассыпаться на миллионы кусочков, чтобы не слышать бред двух — либо сумасшедших, либо отчаянных, но Неясыть со своими скептичными взглядами на мир больше придерживалась первого. И пыталась не рассмеяться, потому что они явно не слушали ни-че-го из вышесказанного. Какая ирония — какая ирония! — что оба паренька, желторотых и неотесанных, когда-то выпорхнули из под крыла зачинщиков переворота, доводы их были неимоверно смехотворны — решение проблем в племени один воспринял за самозванство и нарушение кодекса, другой же яростно утверждал про истоки традиции, как старовер самый обыкновенный и открытый. Они так ничему и не научились. Неясыть может пересчитать все звёзды на небе и сказать, что не существовало восвояси никаких звёздных предков. Были предатели. Были верящие в предательство и верящие в несправедливо изгнанных из звёздных угодьев. Некоторые из них — пуленепробиваемые. Неясыть пуленепробиваемая, и имеет дело с такими же непробиваемыми отморозками. Многие из них — примитивные микроорганизмы, одноклеточные бесхарактерные животные, движимые лишь инстинктами, низшие звенья пищевой цепочки. И если ненависть, что так активно приписывают к обитателям Беззвездного Края, имеет большую силу… то ненависть — это последний этап эволюции, и глашатая будет высшим звеном. Она жила тут всегда, она видела тропы, по которым ходила эта малышня. Высшее звено. Хищник.
Что же, поквитаемся, Шелест и Бересклет?

— Не могу поверить, что раньше вы были самыми обычными оруженосцами, а потом… вы повзрослели и пропитались ядом. Вы так и не прозрели. Вы превратились в безвольных глупцов. Ещё сложнее поверить, что вы обучались у нас и позволяете себе такое… О, у вас очень даже неплохая жизнь, даже весёлая, если вы пробуете перечить своим наставникам! Разве кодексы не предписывают уважение к старшим, а, Шелест? Какой же закон основан на честолюбии одной обнаглевшей кошки, м, Бересклет? — кошка спрыгивает со скалы окончательно, уже не обращая никакого внимания на Норку, метаясь между котами с явно возрастающим гневом. Как тень, бесшумно подлетает к бывшему Шороху, бьёт хвостом по земле и в один момент — по щеке воителя, шипя по-змеиному проклятия, не волнуясь о том, что думают другие воины, — Ты думал, что так легко отделаешься? Давай, сложи лапы и втяни когти, скоро все закончится! Убить тебя непросто, но ты больше никогда не вернёшь свою репутацию! Да, я спрошу у тебя то же самое — какой воин, способный думать самостоятельно, пошёл бы за той, которая не может исполнять свою основную обязанность? Правильно, никто, поэтому мы не собираемся подчиняться Норке, что не может нормально взять бразды правления! Раскол произошёл многие сезоны Голых Деревьев назад, то, что мы сейчас делаем — история, в том числе твоя и твоих друзей. Это — сила истории, а ни одна история не обходится без недовольных и кровопролития. Мы воюем за собственную свободу, за справедливость, которой Норка пренебрегла и которую мы хотим сберечь, за нашу историю! Что мы сделаем? Мы сделаем то, что должны, мелкий слюнтяй. Мы отныне враги, и мы враги с общей целью. Так ли важна тебе твоя судьба, если ты готов отдать свою жизнь за устаревший закон и за простую эгоистку? Спи спокойно, паршивец, завтра тебя ждёт твоя погибель за поспешные обещания.

Неясыть скользит к другому нарушителю покоя, подходит почти вплотную, упираясь носами друг в друга, осторожно проводя лапой по груди кота, там, где у него должно быть сердце в надежде оставить царапину там, и на таких же низких тонах будто заклинает Бересклета:
— Кажется, Звёздное племя — лишь сказочка для котят, а ты вроде бы уже взрослый воитель, нет? Вы, иноверцы, такие наивные, до сих пор пытаетесь ухватиться за звезды, примешивая во всем веру. И если долг перед племенем требует предательства предводительницы, то я, как глашатая, и любой преданный воин выберу второе, потому что благо племени важнее каприза какой-то мышеголовой. Мы построим новый мир, созданный для тех, кто его достоин, и если ты не можешь жить в нем, зачем сопротивляться своей удаче? Я сердечно люблю твою рассудительность и самого тебя, но я боюсь, что с такими безысходными оправданиями вы сразу станете последними лидерами восстания против восстания. Смеркается, паразит, беги к своей мамочке! Она расскажет тебе историю о славных предках-аморальных предателях, о властных чудовищах. Ты наговорил много всего, о чем пожалеешь, паскудник! Ты сомневаешься, твой голос дрожит, ты живёшь во лжи! Надо уметь уходить, Бересклет, ты в ответе за те затеи, что вовремя не бросил! Ты больше никуда не скатишься, ведь ты уже в яме своих амбиций и природной уродливости всего содержания сказанного тобой. Прощай, жертва, ты обманут и оболванен, а значит — побеждён. Мир так далёк от идеала, что ты пытаешься воссоздать.

Ненависть — это последний этап эволюции. Неясыть его достигла. Неясыти нужно ждать ответа Норки, ждать, когда скелеты повалятся из шкафов.

Отредактировано Неясыть (2018-07-15 08:37:52)

+8

18

Племя разделилось, на стороне Норки, кажется, было меньше котов. С другой стороны, мало у кого язык повернется сказать что-то против большинства. "Племя трусов!" - вырвалось в мысли, и хорошо, что не в слух. Не верят, еще бы! "Племя трусов и мышеголовых воителей! Племя Теней пало так сильно, так сильно ослепло, что готово идти в бой без задней мысли. За эти луны стали уж слишком самоуверенны!" - шипела кошка от каждого слова Мрака. После, ее столкнули со скалы. За камни сложно удержаться, а среагировать.. гнев загородил взор. Упав, Норка тут же вскочила на лапы и была готова напасть, но тут соплеменники встали на ее защиту. Шелест, а после Бересклет.. Единственные, кто нашел в себе силы возразить. Молодые воители, полные смелости. Единственные настоящие воители Теней.
После свое слово вставила и Неясыть. Она вновь дала выбор - больно он нужен!

- Племя Теней! - кошка развернулась к толпе.- Посмотрите на этих двоих и послушайте, что они говорят. Только что они сказали, что каждый кот важен для племени, что грязнокровки - такие же воители племени, как и чистокровные! А теперь вспомните, что они говорят в реальной жизни. Вот именно - они презирают грязнокровок. Одно отношение к котенку, который появился в начале моего правления! Сейчас он такой же член племени, как и все остальные. Но что же говорят эти двое? Они не желают видеть его в наших рядах! А после каждый кот важен для племени? Вы верите их слову?! - пауза, возможность обдумать слова. Если у котов еще осталось, чем думать. -  А традиции? Они чтят традиции, которые я так бессовестно нарушила? Неужели? А как же то, что по традиции со скалы вещает предводитель и глашатай? Как же то, что слово предводителя - закон для всех? Они говорят так красиво.. Однако ваши соплеменники, Шелест и Бересклет, сказали вам горькую правду - Неясыть, глашатай племени, разве она не должна нести ту же ответственность за племя, что и предводитель? В итоге она только и может, что рассылать патрули и строить планы у меня за спиной! И что она делает сейчас? Каждый воитель ценен для племени! У вас на глазах она без всякой задней мысли ударила Шелеста за то, что он выступил против нее!  Она пророчит ему погибель! И вы готовы идти за той, чье самолюбие выше блага других? - еще одна пауза. Пусть воители раскроют глаза!- Без задней мысли вы готовы броситься в бой против речного племени. Вы готовы прямо сейчас пойти и разорвать им глотки. Как самоуверенно.. а вы точно знаете, что они не разорвут глотки вам? Без сомнения, племя Теней велико, оно сильно! Но нельзя недооценивать врага! Уж лучше переоценить его и одержать безоговорочную победу, чем понести сокрушительное поражение! - после кошка выдохнула и развернулась к Мраку. - Если вам так угодно, я готова к переговорам с глазу на глаз. Интересно, что вы скажите у всех за спиной, - Норка уверенно посмотрела на оппонента. "Каждый воин важен для племени.. как же лживо это звучит!" - кошка прищурилась. Она готова к разговору, готова отстоять свою должность. Она не уйдет так просто, Неясыть разрушит племя со своей нелепой и чрезмерной жаждой крови. А ведь и Норка когда-то была такой.

Отредактировано Норка (2018-07-15 01:47:29)

+8

19

[indent] Воздух был вкуса пороха. Это ненависть, отчаяние и предательство ближнего.

[indent] Рыжие лапы той, кого уже так давно никто не желал называть предводителем, касались Скалы, вероятно, в последний раз. Громкие слова, гремящие сердца, горькая правда — этот вечер грохочет слякотью по воздуху и поляне; отвороченные лица и горящие революцией глаза. Гремучница трясет хвостом, чувствует под кожей легкость и выкрикивает что-то вслед за братом, что-то ядовито-острое, как всегда, вполне подходящее ситуации и ей самой. Кошке просто нужно видеть Норку, с черной обидой поджавшую хвост и удирающую прочь — ей нужно, чтобы многолунная злость, собранная дружно племенем у каждого члена поджилками, нашла наконец-то выход и ударила аккурат по бывшей предводительнице, которую даже бывшей-то называть стыдно. Стыдно, потому что у племени Теней не должно быть такой дрянной, до смешного ироничной истории — может, у кого-то иного, но не у них.

[indent] Мрак говорит о грязнокровках, но говорит о том, что они «наши дети», «наши товарищи» — Гремучница чувствует закипающую в венах кровь, но вовремя стискивает челюсти и от напряжения прищуренными глазами испепеляет белого кота; он знает, о чем говорит. Возможно, это его план — завоевать доверие каждого члена Теней, даже такого, какого можно было бы только изгнать; однако Гремучница следит за взглядом Мрака и натыкается на Травогривку. Ей бы впору теперь проглотить язык и откусить себе хвост, но ярость, сначала нашедшая начало в самоуверенности глупой Норки, сейчас разошлась девятым валом за берега океана и обдирала скалья палевой кошки.

[indent] Но мне следует ему верить.

[indent] Она знает, с кем Мрак водился с самого детства. Она знает, что он хуже, чем ей кажется; она знает, что за грязные лапы и за грязное сердце могла бы его ненавидеть, но почему-то не может. Вместо этого она может ненавидеть всех остальных.

[indent] Норка летит вниз — под чей-то победоносный лай. Гремучница возвращается к перевороту, провожает хищным взглядом Норку и думает о том, что рыжая кошка прикончит себя сама — своими словами, своими попытками вернуть доверие племени, своей глупостью и ущербностью; Огнецвет шутит шутки и Гремучница хочет, чтобы он подох вместе с ней. Его спасала только его чистокровность и то, что он сохранил голову на плечах — поддержал переворот. А впрочем, разве найдутся те безмозглые безумцы, что будут против?

[indent] Сглазила. Чертовщина, грязная падаль — Гремучница шипит змеей в сторону Шелеста и Бересклета, желая вспороть им животы и выпотрошить прямо здесь. Чего они добиваются? Глупые идиоты — они хотят изгнания? Вот она — верность племени Теней? И о чем они бормочут? О кодексе, о традициях, о морали, о крови, о предательстве — Гремучница заливисто смеется, почти что даже красиво, как соловей поет свою трель, но с долей презрения и ядом такой, что можно было бы отравить всю Реку за раз и взять Лес под свои бразды правления.

[indent] Неясыть спрыгивает со скалы и, похоже, теряет голову — Гремучница делает несколько шагов в их сторону, но уже поздно. Она, высказываясь с гнилью на языке, ставила своего бывшего ученика на место, пророча ему смерть — и это явно не то, что должно было быть сказано сегодня. Нет, Неясыть забывается — она могла бы хоть освежевать Шелеста, но не здесь, не при всех, не во всеуслышание; это глупая ошибка, и сколько она будет стоить? Это лишнее, лишнее, слишком лишнее — Гремучница вспарывает когтями землю. Сейчас не должно быть ничего личного, ничего, что могло бы усомнить племя в компетентности Неясыти, а вместе с ней и Мрака, но складывалось впечатление, что в своей игре теней глашатая забыла, где находиться и с кем разговаривает — сейчас у нее происходила финальная сцена. В своей алчности наперебой с ненавистью Неясыть определенно зажралась. Гремучница почувствовала во рту вкус пепла.

[indent] Норка могла бы воспользоваться этой ситуацией, если бы у нее хватило ума — вместо этого она просто начала снова разглагольствовать о племени Реки и о войне. Хотелось отправить ее поскорее в небытие, просто чтобы не слышать этого бреда; Гремучница, теперь уверенная в том, что у нее не осталось шансов, устало вздохнула и села. Норка приняла условия и — опять что ли? — по своей глупости нарвалась на неприятности. Эта ее показная смелость, которая не могла принести никакой пользы, не внушала уважения — лишь отвращала.

[indent] — Надеюсь, ты выслушаешь все, что они скажут у всех за спиной, и навсегда сгинешь! — спокойно, но с усмешкой подразнила Норку Гремучница. — Разве ты еще не поняла, что это будет не разговор по душам? Какая поражающая тупоголовость. Ты достойна своей участи загнанной в угол твари, которой предстоит быть растерзанной когтями правых.

[indent] Больше не испытывая особенных чувств по поводу происходящего, Гремучница удовлетворенно замолчала, зная, что это конец.

+8

20

[indent] Соловей смотрит со стороны, как его соплеменники, точно жадные до драк и крови волки, поддерживают происходящее беззаконие и абсурд. Соловей помнит: Закон гласит, что предводительство кота, который приносит племени беды, может быть оспорено, но так уж несчастны были Тени под властью Норки? Да, не было войны с Рекой — не было ненужных смертей и покалеченных жизней ради нескольких клочков земли, которые всё равно позже будут отбиты. Да, в племени живёт нечистокровный котёнок — это не первый и не последний случай: есть Тёрн, принесённый Всполохом, в конце концов, появился Камушек, над судьбой которого сжалился один из воителей. Всё это — кровь племени, чистого или смешанного происхождения, кровь, которая готова быть пролита за честь и славу племени. Соловей никогда не был ярым защитником нечистокровных, но и никогда не опускался до их дискриминации: ему неприятно от мысли, что их жизни противоречат Закону, но что теперь сделать? Не выгонять их, потратив луны, силы и добычу на них, и не убивать же их?

[indent] Неясыть с Мраком кричат о войне, которая должна прогреметь над лесом — Норка кричит о войне в ответ, говоря, что как раз планировала выступать против Реки. Соловей прикрывает глаза, ощутив острый порыв приложиться мордой о Скалу — ситуация становится абсурдной. Щитомордник, Гремучница шипят на свой змеиный лад, поддерживая революционеров местного разлива, и Соловей косо смотрит на Сойку с Курганником, что не менее горячо соглашаются с тем, что говорят восседающие на Скале. Огнецвет шутит и веселится, не изменяя своему характеру, но при всём своём дурашливом поведении не выступает против происходящего. Соловей обвивает хвостом лапы, наблюдая за шумящим и беснующимся племенем. Его соплеменники желают крови и войны, и у него по спине идут мурашки от мысли, что жажда крови и новых земель настолько вскружила им голову, что они согласны свергнуть предводительницу, которая не дала им возможности эту жажду утолить.

[indent] Норка залезает на Скалу — Мрак великодушно решает исполнить просьбу Щитомордника и сбрасывает её оттуда. Соловей видит в падении кошки её окончательно рухнувший авторитет — и утерянные шансы вернуть своё место, некогда заслуженное и уважаемое. Слишком много выступают против неё, слишком дерзко они выражаются — они не боятся, что Норка сможет восстановить контроль над ситуацией, что она припомнит им и отомстит за всё, что они сегодня говорят и делают. Они уверены, что они больше не будут называть её своей предводительницей и подчинятся её приказам. Соловей обводит взглядом поляну и замечает, что всё же находятся те, кто возражают: даже не «за» Норку, но против той ахинеи, что была устроена открыто и без стеснения, будто нет установленного порядка смены власти и более мирные, адекватные варианты переговоров, без ультиматумов и провокаций. Соловей слушает Бересклета, слушает Шелеста — слушает, как неодобрительно на них шипят соплеменники, кажется, готовые наброситься на своих же товарищей за иное, отличное от их мнение.

[indent] Соловей поднимает взгляд на Неясыть, стоит той заговорить о нечистокровных, и тихо хмыкает: впервые в жизни он, как и все прочие соплеменники, слышит, чтобы она так хорошо высказывалась о них. Неясыть увлекается: своим положением, своей уверенностью, своей жаждой до власти, — и Соловей поднимается с места, стоит той, яростной и взбешённой, приблизиться к Шелесту и Бересклету. Соловей улавливает настроение Неясыти безошибочно — она начинает переступать рамки разумного, если уже не сделала этого. Соловей пробирается через толпу соплеменников ближе к центру, где находятся основные действующие лица, вслушиваясь в яростный тон подруги, — и подходит как раз в тот момент, когда она бьёт хвостом Шелеста, а затем переключается на Бересклета. Неясыть обещает погибель, обещает смерть — у Соловья шерсть на загривке встаёт дыбом, потому что у него отчётливое ощущение, остро колющее в груди, что это угроза не одному Шелесту — это угроза всему племени Теней.

[indent] Соловей подходит к Неясыти, оттесняя её от Бересклета — мягко, но уверенно и непоколебимо: если она вздумает наброситься на кого-то, что же, пусть это будет он, а не молодой воитель. Пока Норка разглагольствует о том, кто прав, а кто виноват, что правда, а что ложь, и Гремучница плюётся ей в ответ, Соловей склоняет голову, смотря в глаза Неясыти, спокойно выдерживая её пылкий, яростный взгляд, слишком знакомый, чтобы действительно устрашать.

[indent] — «Традиции предписывают соблюдение уважения к своим соплеменникам», — повторяет её слова Соловей, не повышая голоса: он не собирается участвовать в развернувшихся дебатах, его задача — усмирить в Неясыти то, что одинаково может как восхищать, так и ужасать, — и обращается Соловей именно к своей подруге.  — Так не смей идти наперекор им, бросаясь с угрозами на тех соплеменников, что думают иначе, чем ты, — Соловей вытягивает шею, опаляя дыханием ухо Неясыти. — Не смей строить свою власть на крови и костях, милая, ты лучше этого, — Норка соглашается на разговор наедине, и Соловей отступает к соплеменникам, позволяя главной троице, наконец, определить исход происходящего.

+7

21

[indent] Играется, словно по нотам. Почти.

[indent] Мрак наблюдает со скалы за племенем, всматривается в морды соплеменников, пытается уловить выражения. И ему нравится то, что он видит. Почти идеально, исключая только виновницу торжества, что вскочила на лапы и, судя по всему, была готова напасть. Мрак холодно ловит чужой зеленоватый взгляд.

[indent] «Давай. Атакуй, и тут же ты и умрешь, падаль».

[indent] Мраку кажется в какой-то момент, что здравый смысл в Норке перевешивает. «На какой-то момент» - ключевое здесь. Слово берет Неясыть. Неясыть мягко стелет, да жестко спать. Неясыть пользуется чужой оплошностью для того, чтобы выставить Норку посмешищем, и белый воитель лишь одобрительно кивает, соглашаясь с каждым сказанным словом.

[indent] В идеале – все решено. Остаются лишь небольшие формальности, и одна из этих формальностей подает голос с задних рядов, как только Неясыть заканчивает очередную часть своей обвинительной речи. Голос принадлежит Шелесту, и взгляд мрака легко находит молодого воителя в толпе соплеменников. Мрак без страха и без вызова, с ледяным спокойствием встречает чужой взгляд, как и обвинения в предательстве. Потому что Мрак сегодня предает не свое племя. Мрак сегодня предает свою предводительницу, которая не достойна править племенем. А это две большие разницы.

[indent] «Мне жаль, что ты не видишь разницы».

[indent] Когда следом выступает Бересклет, Мрак не удивлен. Потому что его бывший ученик всегда там, где справедливость. Даже если справедливость в конкретно взятом случае – лишь субъективное понятие. Даже если справедливость требует принести в жертву чужим нереализованным амбициям племя.

[indent] Пожалуй, они с Неясытью могли бы гордиться своими учениками. Они не побоялись быть не как все – впрочем, Бересклет с его открытой верой в Звездных предков с котячества был не как многие – они не побоялись открыто выступить против толпы, которая, возможно, могла бы растерзать Норку и без необходимости пачкать белые лапы. Мраку искренне жаль, что у их учеников стерлась разница между верностью племени и верностью предводительнице. Но пути назад уже нет.

[indent] Неясыть черной тенью слетает со скалы. И тут Мрак понимает, что черная глашатая то ли впала в азарт, то ли переигрывает. Но останавливать ее не стремится, со скалы наблюдая за тем, как она бьет Шелеста по морде, как изрыгает проклятья и угрозы. Сцена сомнительной красоты но, возможно, она только лучше отпечатает в сознании их соплеменников информацию о том, что бывает с идущими против воли большинства.

[indent] Мрак не спешит следовать за Неясытью. Распускать лапы он не намерен тем более. Особенно важно это, учитывая тот факт, что пока что все идет по их плану. Даже несмотря на небольшой срыв Неясыти. Сейчас он уже ничего не решает.

[indent] Ничего не решают и слова, что кричит Норка, раздирая глотку. Когда-то Мраку казалось, что бывшая предводительница выбрала себе на самом деле достойную замену. Сейчас он смотрит на Норку сверху вниз и понимает, что был неправ.

[indent] Слова уже ничего не значат. Сегодня судьбу всего племени решат конкретные действия, потому что Норка соглашается отправиться в лес. Мрак демонстративно, не скрывая своего жеста, кивает слегка Неясыти, рядом с которой оказывается Соловей, шепчущий что-то глашатаей на ухо, будто интересуясь ее одобрением. И получает кивок в ответ.

[indent] Как по нотам.

[indent] - Сойка, Щитомордник, - повышает он слегка голос, обращая на себя внимание нужных воителей: - Я прошу вас выйти в лес на охоту. Куча с дичью снова почти опустела, а это сейчас не то, что нужно племени, - самое важное – сказано. Произнесены, словно прочитаны с листа бумаги, кодовые фразы, которые окончательно расставят все фигуры на свои месте.

[indent] Мрак легким прыжком спрыгивает со скалы, приземляясь на то самое место, где еще несколько минут назад стояла Норка. Он провожает взглядом Неясыть, что ведет Норку к выходу из лагеря. Он догонит их буквально спустя несколько секунд. Только завершит кое-какие дела, чтобы разгрузить плечи глашатой, которой итак предстоит непростое дело.

[indent] - Гремучница, - Мрак делает несколько шагов навстречу песчаной воительнице, заглядывая в ее янтарные глаза: - Мы с Неясытью просим тебя присмотреть за лагерем в наше отсутствие, - и добавляет чуть тише, чтобы слышала только она – та, которой предназначаются слова: - Я полагаюсь на тебя.

[indent] Простой жест доверия, Мрак не задерживается надолго рядом с Гремучницей и идет дальше. Шелест и Бересклет. У первого есть своя наставница, но наставник Бересклета, хоть и бывший – он.

[indent] И он все еще чувствует за Бересклета ответственность. Он все еще помнит неугомонного котенка, что задавал сто двадцать пять вопросов в секунду и в первый день ученичества послушно наматывал вокруг него круги. Он все еще помнит, хотя узы наставничества между ними давно превратились даже не в нить - в призрачную паутинку. Отдаление пошло трещиной по когда-то теплым отношениям, и сейчас, кажется, падет последний бастион, последняя тонкая ниточка истончается и рвется буквально на глазах, стерев все, что было ранее. Делая их чужими друг другу. Стерев все, что связывало Мрака и Бересклета.

[indent] - Знай, что я горжусь тобой, Бересклет, - тихо отмечает белый кот, глядя молодому воителю прямо в глаза. Он не лукавит, нет. И не привирает, не пытается этого делать. Потому что в этом нет смысла. И говорит он это открыто, перед всем племенем, что еще остается на поляне. Потому что если воитель не может подумать сам – он не воитель. И любое мнение, даже если оно неверно, достойно уважения. Особая же смелость нужна для того, чтобы высказать мнение, которое не одобрят, и за которое придется расплатиться.

[indent] - Соловей, - он чуть улыбается черно-белому старшему воителю: - Возьми, пожалуйста, Бересклета, Шелеста и Огнецвета, и сходите в патруль к Гнили. Неясыть хотела отправить туда воителей, чтобы лишний раз проверить активность крысиного воинства, - кот с легким почтением склоняет голову перед Соловьем, после чего, проходя мимо, словно случайно касается его плеча кончиком длинного белого хвоста.

[indent] Шепчет так, чтобы услышал только Соловей: - Не волнуйся, я присмотрю за ней. Мы не сделаем глупостей.
  [indent] «По крайней мере еще больше, чем уже по твоему мнению», - добавляет мысленно.

[indent] Перейдя с шага на бег, Мрак следом за Норкой и Неясытью исчезает в туннеле, ведущем прочь из лагеря.

Отредактировано Мрак (2018-07-16 04:05:18)

+7

22

[indent] Щитомордник замечает боковым зрением, как подскакивает Сойка с места, горячо соглашаясь с ним и поддерживая разделяемую всеми мысль: Норка провалилась как предводительница, как лидер, что должен был повести за собой Тени, сделав всё, чтобы их племя процветало. Он ухмыляется, со злорадным весельем переглянувшись с Сойкой, замечая, что Курганник рядом пребывает не в менее яростном, злом ажиотаже: дети Неясыти и Соловья, безусловно, достойные воители своего племени. Щитомордник замечает оставшегося в стороне воителя, слабо прищурившись: он знает, что Соловья не посвящали в планы, поэтому неудивительно, что он растерян. Щитомордник думает о том, что главное, чтобы воитель не вздумал пойти против толпы: будет печально, если Тени потеряют такого славного охотника.

[indent] Огнецвет некстати встревает, и Щитомордник закатывает глаза на его вопросы, недовольно вздыбливая загривок, стоит тому пристать к Сойке с глупыми шутками и рассказами. Он хочет уже зашипеть на рыжую бестолочь, когда Мрак скидывает Норку со Скалы — и Щитомордник мигом отвлекается на это зрелище, широко скалясь. Это — поражение по всем фронтам, и Щитомордник рад, что Мрак решил последовать его совету. Более унизительное и показательное зрелище было бы трудно придумать, и Щитомордник переглядывается с Гремучницей, преисполненный злой, мстительной радостью. Теперь Норка больше не заберётся на эту Скалу — это падение было олицетворением того, что она раз и навсегда утратила былой авторитет.

[indent] Всё же находятся те, кто выступают против — Бересклет, старовер без мозгов, и Шелест, у которого тоже, похоже, что-то перемкнуло в голове. Щитомордник прыскает со смеху, слыша, как слаб голос Шелеста, каким неустойчивым, беззащитным он сам кажется, окружённый теми, кто готов вспороть ему глотку, если с его губ сорвётся ещё одно необоснованное, возмутительное обвинение. Бересклет подхватывает, спевшись с воителем, и приплетает ко всему прочему давно мёртвые, бросившие их некогда Звёзды — Щитомордник едва не давится подступившей к горлу желчью, чувствуя прилив бешенства. Гремучница смеётся над глупцами, которых стоит выгнать вместе с их рыжей недопредводительницей, и Щитомордник хлещет себя хвостом по бокам, готовый устроить этим двоим взбучку здесь и сейчас.

[indent] Слова про нечистокровных, про традиции, требующие уважать даже таких выродков, задевают Щитомордника, и он разделяет недовольство Гремучницы.

[indent] — Я вспорю им животы, если они вправду так думают, — яростно шепчет он на ухо сестре, затем снова переключаясь на Бересклета и Шелеста, вновь раздумывая спустить с них шкуры — может быть, тогда прибавится немного ума или хотя бы повиновения тем, кто теперь диктует правила. Впрочем, за него это делает Неясыть, не менее разъярённая, и Щитомордник с удовольствием наблюдает, как та отвечает каждому наглецу, сыплясь угрозами, и ему жаль, что глашатая решает ударить Шелеста хвостом, а не лапой с выпущенными когтями.

[indent] К ней подходит Соловей, о чём-то говоря, но Щитомордник отвлекается на Норку, продолжающую с отчаянием цепляться за уже навсегда утраченное, и только отмахивается от её слов, точно от надоедливой мухи — главное, что она согласилась на их условие, дело остаётся за малым. Щитомордник улыбается уголками губ, стоит Гремучнице зашипеть в ответ — это самое настоящее предупреждение и обещание, но рыжая дурочка ещё надеется, что всё обойдётся и что она сможет вернуть себе власть. Щитомордник поворачивает голову к Мраку, встречая его взгляд, и склоняет голову, кивнув, и поднимается с места.

[indent] — Хорошо, — соглашается Щитомордник, демонстративно показывая, что исполняет приказы Мрака как новоиспечённого глашатая. Он поворачивается к Сойке, подходя к ней, не без удовольствия отталкивая плечом от неё Огнецвета. — Нас ждёт славная охота, — хрипло мурлычет он, не сводя взгляда с воительницы, и, проведя хвостом вдоль её бока и бедра, уверенным шагом следует на выход, зная, что она пойдёт следом. Выходя из лагеря, Щитомордник успевает услышать, как Мрак распределяет патрули, точно настоящий глашатай, и ухмыляется своим мыслям.

[indent] Тишина леса звенит в ушах после балагана в лагере. Щитомордник оборачивается, смотря на Сойку, и кивает головой в сторону.

[indent] — Пойдём, подготовимся, — и направляется дальше, чтобы обваляться в пахучей, скрывающей его запах траве, перед тем как двинуться в обход остальным дальше, в сторону автомагистрали.

+7

23

[indent] Страсти накалялись с каждой секундой на поляне, и когда Огнецвет, хоть и в своей обычной шутливой манере, высказался против Норки, Сойка одобрительно кивнула, взглянув на кота, не обращая внимания на недовольство Щитомордника, расположившегося рядом с ней. Быстрым взглядом пробежавшись по лицам соплеменников, воительница задумалась, правда ли кто-то из них поверил Норке? Или они все будут согласны ее свергнуть и принять Неясыть как новую предводительницу? Если все пройдет гладко, они смогут как можно раньше выступить на Речное племя.

[indent] — До этого еще далеко, — пробурчала в ответ кошка, пихнув Огнецвета локтем.
Нет, она определенно не готова перебираться в детскую, проведя там несколько недель в окружении других королев. Сойка хорошо относилась к котятам, но сидение взаперти ее не особо радовало, хоть и срок этот довольно короткий. Взглянув на Неясыть, она призадумалась о том, что можно спросить у нее совета после всего этого, как глашатая справлялась с ней и Курганником в яслях.

[indent] Голос Шелеста сбивает ее с толку, а когда он начинает обвинять Мрака и Неясыть в преступлении, Сойка ошарашенно оборачивается на него, ничего не понимая. Что с тобой такое? Почему ты защищаешь эту рыжую падаль? Сердцебиение учащается, и воительница растерянно смотрит на то, как кот пробирается к подножию скалы, а позже к нему присоединяется и Бересклет, вещающий что-то про кодексы и традиции. Кошка особо не слушает о чем они говорят, все равно их речи пустой звук, который ничего не поменяет в перевороте. Только время теряют. Но разочарование выбором Шелеста сжимает грудную клетку Сойки, мешая ей вдохнуть. Она слышит обрывок его фразы, пробудивший в ней странные чувства. Со мной, который, возможно, спас жизнь твоей дочери. Кошка прижимает уши, нервно дернув кончиком хвоста.

[indent] Неясыть продолжает речь, лестно высказываясь в сторону грязнокровок, и Сойка видит, как меняется в лице Щитомордник, что-то прошипев на ухо своей сестре. Воительница старается не выдавать свои настоящие чувства, и впивается когтями в землю, сделав пару глубоких вдохов-выдохов. Все равно это всего лишь представление, Неясыть знает, что говорит. Курганник рядом с ней придавал уверенности, и она немного успокоилась. Но недостаточно, чтобы позабыть о Шелесте.

[indent] Норка оказывается под скалой, и Сойка фырчит, поняв, что пропустила самое интересное. Впрочем, это помогает ей отвлечься, и она переглядывается с братом, замечая горящий в его глазах огонь возбуждения и радости.
Когда Неясыть ударяет Шелеста, Сойка вздрагивает, подавляя желание вмешаться. Внутренние демоны кричат, что он заслужил этого, но сама кошка в это не верит. Проклятье.

[indent] — Хорошо, — воительница соглашается с Мраком, ведущим себя уже как настоящий Сумрачный глашатай.
Сойка чувствует прикосновение хвоста Щитомордника и скалится в ответ. Да, это будет определенно лучшая охота в ее жизни.

[indent] Соловей останавливает Неясыть, и воительница надеется, что он сумеет остудить ее пыл.

[indent] — Прошу, не трогай его, — шипит Сойка, проходя мимо матери, возвышающейся над Шелестом, и кидает на воителя взгляд, полный боли и досады.

[indent] Лесные запахи вскружили голову, наполняя легкие, и воительница последовала за Щитомордником, не оборачиваясь на лагерь. А теперь будет сыгран последний акт.

+8

24

Placebo — Protege Moi

Правда ли, что мы получаем по заслугам?

Неясыти хочется ответить на этот вопрос двояко, смотря, к какой стороне он относится, но чувствовала, как он царапает позвоночник изнутри с непередаваемым скрежетом, как кровь сгущалась в телах находящихся здесь котов, складывая из себя тягостную паузу. Нутро разгоралось с новой силой и остывало ещё быстрее, сменяясь напряженным жаром и осторожным предвкушением победы. Глашатая осознала, что происходит, когда между ней и Бересклетом появился ещё один кот, который мог бы вызывать утишение, но в глазах читалось что-то неживое, необузданное и по-животному дикое, саркастичное, учитывая её недавние слова про сохранение своей вменяемой личности. Сколько Медведь говорил, что надо держать в лапах свои приступы агрессии, поддающийся лишь Соловью, ратующему за упокой и здравие. А если этот упокой загоняет во тьму, сбивающую с ног до тех пор, пока не упадёшь? Нет-нет, падать нельзя, если и спасёт огрубевшая чёрная шерсть, то потянет ко дну, в трясину, расплачиваясь за все грехи. Кошка дышит часто и отрывисто, пытается успокоиться, устало прикрывает веки. Глаза, правда, все те же, озлобленные. Может, оно и к лучшему, если она не успела кого-то убить в порыве ярости. Соплеменники смотрят осуждающе, означая лишь одно — честь ещё не разбита, но игра в пасьянс проиграна.

— Ты защищаешь меня от моих желаний или от чьих-то ещё? — низко шепчет Неясыть, превращаясь из чудовища обратно в воина Теней, однако распространяющаяся эпидемия гнева задавливает сильнее. — Уважение приемлемо, если оно не уничтожает суть, — когда друг говорит про кости и её высшую силу, ей хочется растерзать кота и гордо поднять голову, но голос становится тверже, и жестко, со своеобразной любовью отрезает, касаясь носами, — и ты его достоин, если ты хочешь обойтись без чужой боли тех, кто уже стал прахом. Уж я обо всем позабочусь. И мертвые, и живые получат то, что заслужили. А теперь, — уже обращаясь ко всему племени после распределений патрулей сообщником, — Не смейте перечить Мраку. Он говорит от моего имени, как законного глашатая. У нас с Норкой есть более важное дело, исправно выполняйте свои обязанности, если не хотите получить посильнее, чем некоторые. Это мой приказ!

Мимо проходит Сойка, шипит как-то особенно, защищая Шелеста, и желтоглазая провожает её недоуменным взглядом. Не трогать его? Уж не влюбилась она или просто прониклась жалостью на словах "спас жизнь дочери"? Некоторое время постояв на месте и обдумав её слова, она неопределённо хмыкает. В конце концов, она уже взрослая и сама решает, но сноситься с таким глупцом… Не мешкая, Неясыть выпорхнула из палатки и в тишине — не пустой, а наполненной торжественным ропотом леса — поспешно направилась в сторону лесопилки, как можно дальше от Гнили, туда, где широкой цепью раскинулись дома Двуногих и Нагретые Камни, где можно было окунуть лапы… и захлебнуться водой при определённых действиях. Очень удобное, да и расположено за автомагистралью и предполагает полное отсутствие чужих глаз. Факт того, что территория Реки недалеко, не волновал — была надежда, что дело обойдётся без лишней крови. Когда они оказались на небольшой, окружённой деревьями поляне, она встала на небольшой ветке поваленного дерева, чтобы Норка могла её видеть и слышать.

— Все мы когда-нибудь отправляемся вниз. Ты быстро встала, когда упала со Скалы, но… перед твоим падением в безжизненный мир хватит ли тебе смелости посмотреть в глаза своим соплеменникам, что против тебя, в глаза страху? Боишься ли ты смерти, Норка? — с толикой загадочности провозгласила свою последнюю речь будущая предводительница, ведь больше не оставалось шансов, что должность отныне будет принадлежать ей. Она говорила медленно, тщательно взвешивая слова, на последнем предложении спрыгнув с ветки и начав обходить противницу со всех сторон, как бы выискивая слабое место. — Ты идёшь ко дну, Норка. Будет досадно, если твоё существование будет прервано одним укусом в горло. Многие луны канут в историю, но этот метод никогда не изменит себя. Эта ночь принесёт победу или поражение. Думаю, ты догадалась о том, что мы устроим поединок один на один? Ты прожигаешь своё бессмертие, но у тебя есть последний шанс, чтобы мы разошлись по-хорошему. Мы не зря пришли к лесопилке. У тебя есть решающий выбор. Ты можешь принять бой либо со мной, либо с Мраком, позволяю тебе напасть первой. Либо ты уходишь из племени навсегда, за границы Реки и Сумрака, возможно, туда, куда ушли племена прошлого, и мы можем проводить тебя по душевной доброте. Не усмиришь своё подсознание — сгинешь в небытие. Пролей свет на свои намерения и услышь зов разума.

«Вернись, последнее предупреждение. Мы получили сполна. Пора вернуть Сумрак к возвышению нашими лапами, но не этими рыжими».

Отредактировано Неясыть (2018-07-16 20:54:19)

+7

25

Норка будто отключилась. Она не желала слышать напыщенных котов племени Теней, они еще пожалеют о своих словах. Она лишь послушно пошла за Неясытью, гонимая желанием покончить с этим раз и навсегда. Хотят битвы - будет им битва. Однако это слегка глупо. Неясыть привела Норку к лесопилке, надежное место, чтобы скрыть весь "разговор" от лишних глаз. Естественно, что именно сюда.. Кто бы сомневался. Скорее всего, место выбрал Мрак, Неясыть слишком глупа, чтобы додуматься до чего-то подобного.

- Я не боюсь смерти, Неясыть, - кошка села напротив глашатой и накрыла лапы хвостом, показывая абсолютное спокойствие. Она ничуть не боялась собственной соплеменницы, даже зная о ее высоких навыках борьбы. - Ты ведь не всегда была такой... Я более чем уверена, что ты не способна говорить такие слова близкому, например Соловью. Будешь ли ты так жадно смотреть на него, выискивая слабости, говоря о том, что он пал.. - Норка прикрыла глаза. - Это ты упала. Твоя жажда власти и крови ослепила тебя. я могу понять твое рвение, твое желание пролить кровь Речных котов.. И уж тем более я могу понять твою жажду власти. Однако то, что ты делаешь только разрушит племя. Не мне ли говорить тебе о том, что в бездумной войне с речным племенем погибнет большая часть воителей Теней, и ты ничего не сможешь с этим поделать. Неужели ты готова пожертвовать жизнями воителей в угоду себе? - предводительница замолчала и прищурилась, глядя на Неясыть. - Или же ты готова броситься в любую передрягу, за любой затеей о войне в ту самую секунду, когда эта затея появилась, лишь бы победить? Ты готова пожертвовать собственной жизнью ради ничего? Если ты сейчас станешь предводительницей и тут же поведешь племя на территории Реки, а после погибнешь там.. Ради чего? Ради мнимой победы? Тебе ли не знать, что к любой битве нужно готовиться, - вновь пауза. Красивые слова Неясыти о справедливости, о благе племени.. Они были для Норки как пустой звук, шевеление губами. Чистой воды вранье.. а эти слова о грязнокровках. Как красиво, но все вранье. Однако все так ослепли, что и не видят этого. Но Норка не хотела допускать гибели племени.

- Лживый мир с племенем Реки был не просто так. Как я и говорила на скале, это было нужно для того, чтобы выиграть время для подготовки, и чтобы речные немного расслабились. Чтобы они перестали видеть в нас достойного врага. Это унизительно, однако даст нам плюс в войне. Но сейчас.. если они пронюхают о перевороте, вы можете не успеть подготовиться и напасть. Бездумное нападение здесь не пройдет, ты и сама об этом знаешь. Речные коты не такие слабые и глупые, как хотелось бы. Нельзя недооценивать их, особенно когда мы хотим господствовать на всех территориях. Ты должна понимать, что в этой войне должны выжить теневые воители, большая их часть. В противном случае и против тебя могут поднять переворот. А ты ведь хочешь быть хорошим лидером, верно? - Норка наклонила голову в бок, а после тяжело выдохнула. Она действительно надеялась, что Неясыть послушает ее и хотя бы примет ее слова к сведению. Именно хотя бы это..

- Ты бы знала о плане, если бы выполняла свои обязанности, как глашатай племени Теней. Однако ты предпочла действовать у меня за спиной. Не боишься той же участи? И не говори, что с тобой этого не будет, потому что ты не такая, как я. Все мы знаем, что это ложь. Никто не застрахован от ошибок, в том числе и ты, - кстати об ошибках.. Одна, та самая роковая ошибка, что поставила Норку на путь "падения".. Но эта ошибка слишком дорога.

Норка вспомнила, как нашла того котенка, как все было. Она убила одиночку, что отказалась покидать территории Теней. А после нашла котенка этой самой одиночки, совсем недалеко. Что-то екнуло, и она забрала это грязнокровное отродье в племя. И теперь платит за это. Ее воспитывали ненавидеть грязнокровных, однако сейчас она противоречила этому воспитанию. Она мало того, что приняла одиночку в племя, так еще и назвала его своим сыном, защищала от тех, кто намеревался покончить с ним. И сейчас он остался в лагере один, на растерзание толпе. Что если и правда, на растерзание? Сердце замерло. Норка впервые испугалась за кого-то, кроме себя. Но при этом, в сердце разгоралась ненависть. Если бы не этот мешок с костями, Норка бы до сих пор была предводительницей! Кошка стиснула зубы. Что делать? Броситься в бой? Сможет ли она победить и Мрака, и Неясыть? Если они нападут одновременно, то точно нет. Если она умрет, то ее сын будет мертв тоже. Он не сможет себя защитить от целого племени, просто не справиться. Если же Норка победит и Мрака, и Неясыть.. Она наверняка будет с серьезными ранами, и тогда защитить сына она, увы, тоже не сможет. Ему может прийти конец, прямо сейчас.. "Почему этот комок шерсти для тебя дороже самой себя?" - усы дернулись. Норка встала на лапы и посмотрела на Неясыть.

- Я отказываюсь от своей должности и согласна на изгнание. Однако взамен я прошу привести сюда моего сына и отпустить его вместе со мной, - Норка не поверила собственным ушам. Как она может говорить такое? Неужели стала настолько мягкой? "Мягкотелая мышеголовая кошка.." - пронеслась мысль в голове. Наверняка и Мрак, и Неясыть подумали так же, когда услышали такие слова от некогда жестокой и беспощадной кошки. Неясыть станет предводительницей. Если она услышит последние слова Норки, возможно, племя останется в безопасности. Ну, уж что-что, а Норка хотела бы увидеть, чем кончиться война. Это было бы интересно. Однако теперь она не участник ни одной из войн, которые развернет родное племя. Хорошо ли это?

+9

26

[indent] Лес погружен в тишину. Мрак чует след Сойки с Щитомордником, который вскоре виляет в сторону, исчезает с тропы в сторону. Двое молодых воителей, разыгрывая план по нотам, отправились искать пахучие травы. Мрак предпочитал называть это не коварным планом, а мерой подстраховки, без которой нельзя обойтись, имея дело с воителями племени Теней.

[indent] По крайней мере, сам Мрак всегда предпочитал перестраховываться. Просто потому, что его ошибка могла стоить ему жизни, а пожить еще хотелось. Тем более сейчас, когда Норку на посту предводителя сменила – почти уже сменила – Неясыть, и впереди была новая большая игра. В этот раз Мрак собирался направить свои усилия против Речных котов, что жили на другой стороне реки.

[indent] Мрак вдыхал запахи леса полной грудью. Будто это ему предстояло идти в изгнание, а не рыжей кошке, что вышагивала впереди, рядом с черной глашатаей – наверное, теперь вернее называть ее предводительницей, что ни говори.

[indent] Выбранная Неясытью поляна окружена деревьями со всех сторон. Неподалеку – граница с Речным племенем. При желании Норка может уйти к ним. Если, конечно, Рассветная Звезда со своими котами будет рада подобному прибавлению. В крайнем случае, Норка вполне миловидна, может и к двуногим пристроиться. Если, конечно, не решится пойти против них. Если не решится выйти на бой.

[indent] Мрак бы, наверное, на ее месте, не пошел в бой. Ушел бы с территории, и будь, что будет. Но он – это он, а Норка – это Норка. В конце концов вовсе не факт, что кошка способна к трезвомыслию.

[indent] Неясыть выбирает в качестве альтернативе скалы ветку поваленного дерева. И начинает завершающий этап представления. Мрак выбирает место почище и садится на траву, оборачивая длинным пушистым хвостом лапы, стараясь не запачкать светлую шерсть. Смотрит попеременно то на Неясыть, что вещает с упоением с выбранной ветки, то на Норку, что не остается в долгу. Ему кажется, что полемика может продолжаться бесконечно, как и обмен взаимными колкостями напополам с упреками. Мрак молчит, смотря куда-то мимо Норки, не на нее, но и не в сторону.

[indent] Отгремели последние раскаты бури. Все кончено.

[indent] - Щитомордник, Сойка, - Мрак окликает воителей, что должны были притаиться неподалеку. Сигналом – условным сигналом к нападению – был не оклик по имени, да и нет смысла нападать. Тени имеют честь. Тени дали выбор, и Тени могут с уважением к нему отнестись. Мрак усмехается в усы.

[indent] - Приведите ее щенка из лагеря, - кот кивает слегка воителям, после провожая их взглядом. Он знает, что у Щитомордника когти чесались «поохотиться» на дичь покрупнее кошки. Но раз возможность выбирать дана – так тому и быть.

[indent] «На месте Неясыти я бы убил тебя, не раздумывая. И так и поступлю при случае».

[indent] - Норка, - голос у Мрака тихий – он исчерпал себя, говоря со скалы, напрягая голос там: - Пока мы ждем твоего приемыша в сопровождении наших воителей, - четкое разделение на «твое» и «наше», потому что общего с Норкой у них больше ничего нет. И, как Мрак надеется, никогда не будет. – Позволю себе напомнить, что если после полуночи кто-либо из наших соплеменников поймает тебя или его на нашей территории, мы поступим с тобой, как с чужаком.

[indent] Коротко смотрит на Неясыть. Невольно думает о том, что патрулям надо дать не просто приказ прогнать, если встретят ее на территории Теней. Но сначала стоит обсудить этот ход с теперь уже Совиной Звездой.

+5

27

[indent] Донельзя простой план не теряет своей кровавой обворожительности: Сойка и Щитомордник должны обваляться в пахучей траве, чтобы скрыть свои запахи, направиться в сторону лесопилки в обход маршруту, выбранному Мраком, Неясытью и Норкой, а затем дождаться условного сигнала от вот ещё чуть, чуть и нового глашатая Теней. На предстоящей охоте их добычей является сама Норка: если та откажется выбрать изгнание и решит принять бой, Щитомордник и Сойка выступят гарантией того, что Норка не сможет выбраться с лесопилки в целости и сохранности, что уж говорить о возвращении в лагерь — и возвращении власти. Щитомордник скалится в предвкушении: уже бывшая предводительница сама решает загнать себя в ловушку, из которой ей не выбраться, если она не выберет позорное бегство.

[indent] Извалявшись в грязи и траве, таким образом скрывая свои запахи, а заодно и присутствие, Щитомордник направляется вместе с Сойкой на условное место встречи. Он взбудоражен и зол, и он видит, что Сойка разделяет его настроение: слишком напряжённая атмосфера в лагере, слишком много разговоров, но им хочется действовать и проливать кровь — это будет самым убедительным и показательным из всего, что произойдёт за этот долгий, насыщенный вечер. Они ступают бесшумно — и, достигнув лесопилки, Щитомордник даёт Сойке условный знак хвостом, показывая, где ей лучше спрятаться и занять выжидательную позицию. Сам он, затаившись в листве, замирает готовой наброситься на добычу змеёй, через густую растительность наблюдая за происходящим между троицей — благо, они достаточно близко, чтобы всё видеть и слышать, при этом благодаря маскировке оставаясь незаметными.

[indent] Неясыть выдвигает новые условия Норке — либо бой, либо изгнание. Щитомордник не думает, что Норка согласится убежать — не в её характере, даже если она уже совсем не похожа на прежнюю себя, порывистую, агрессивную и кровожадную. Щитомордник надеется, что в Норке ещё есть толика гордости, достоинство лесного воителя, который предпочтёт изгнанию гибель в смертельном поединке — так она сможет сохранить остатки чести, а не запомниться позорным отступлением. Щитомордник вытягивает шею, жадно вглядываясь и прислушиваясь, ожидая, что ответит Норка — и едва не выдаёт себя, чудом сдержав раздражённое шипение: Норка всё-таки соглашается на изгнание, заодно решив спасти шкуру своего приёмного сына. Он чувствует злобное разочарование: да, переворот удался и Норка лишилась своей должности, однако Щитомордник не сможет добраться ни до неё, ни до её нечистокровной падали.

[indent] Когда Мрак окликает их — и это не призыв к нападению, — Щитомордник мрачным силуэтом показывается среди листвы и слышит указание привести сюда приёмного сына Норки. Смерив взглядом троицу, Щитомордник молча разворачивается, взмахом хвоста приглашая Сойку пойти за ним.

[indent] — Вместо того, чтобы содрать с неё шкуру, я должен носиться на побегушках, чтобы доставить им этого выродка, — недовольно шипит он по дороге обратно в лагерь и хмуро смотрит на Сойку. — Сожалею, что Норка совсем забыла, что такое честь, и решила быть прогнанной точно те крысы с Гнили, — Щитомордник вспоминает произошедшую в Юные Листья облаву, и от воспоминаний, сколько крысиных тварей тогда погибло, включая их вожака, становится чуточку легче. — По крайней мере, наши земли избавились от ещё одной грязи, — и в не самом лучшем расположении духа они возвращаются в лагерь.

[indent] — Где это лисье отродье? — Щитомордник игнорирует остальных соплеменников, разве что недовольно покосившись на Гремучницу, и рыскает взглядом по поляне, пока не находит приёмного сына Норки, каким-то чудом дожившего до становления оруженосцем. — Сейчас ты отправишься вместе со своей мамашей в далёкое путешествие, и если мы ещё раз увидим тебя или вас вдвоём на землях Теней, щадить вас больше никто не станет, — убедившись, что малец окончательно зашуган и растерян, Щитомордник с довольной ухмылкой толкает его на выход, в последний раз бросив через плечо всему лагерю. — Готовьтесь встречать своего нового лидера, — и направляется с прибавлением к их компании обратно.

[indent] На лесопилке ничего не меняется за время их отсутствия — всё такие же разговоры, всё такое же натянутое, готовое вот-вот треснуть миролюбие. По дороге Щитомордник заставляет себя успокоиться и привести натянутые нервы в порядок — он должен сохранять голову на плечах, даже если очень хочется размозжить чужую. Вместе с Сойкой он приводит недо-оруженосца к троице и грубо толкает его навстречу Норке.

[indent] — В целости и сохранности, — язвительно шипит он, с отвращением глядя на новоиспечённых изгнанников. Теперь остаётся дождаться момента, когда они уйдут с земель Теней, и на том бесславная история Норки как предводительницы будет окончательно завершена.

+6

28

[indent] Пахучая трава скрыла запахи двух Сумрачных охотников, и они продолжили свой путь, занимая нужные позиции. Дернув хвостом, Сойка укрылась за раскидистым кустарником, навострив уши, когда заслышала шорох шагов по сосновой хвое. Она надеется увидеть, как две кошки сцепятся, и ей со Щитомордником нужно будет выскочить на подмогу. Норка ведь не растеряла остатки своей гордости и жестокости, такая как она должна принять бой.

[indent] Но, услышав слова бывшей предводительницы Теней про то, что она согласна отправиться в изгнание, Сойка недовольно цокает языком. Нет, все-таки они ошибалась, и Норка будет позорно выгнана с земель племени Теней. Мрак подзывает воителей и велит привести оборванца к его мамочке, а воительница, сердито сверкнув глазами, соглашается с возмущением Щитомордника.

[indent] — Может, прибьем его по пути сюда? Скажем, что он случайно зацепился за корень и переломал все косточки, мы тут ни при чем, — задумчиво предлагает Сойка, скорее задавливая разочарование глупой шутейкой.
Щитомордник что-то говорит приемышу, и оба воителя сопровождают его сквозь сосновый бор, который он видит в последний раз. Во всяком случае, кошка надеялась на это.

[indent] Сойка подталкивает мелкого к Норке, и отходит в сторону, с вызовом глядя на рыжую кошку.

+5

29

[indent] Оглядываясь назад, Шелест с удивительной ясностью вспомнит все детали этих напряжённых мгновений, все многочисленные слова Неясыти, свой собственный сперва ледяной страх - что если действительно убьёт? вспорет глотку на глазах всего племени? на какой-то миг он поддаётся панике, и перед взором начинают мелькать вечные сосны Сумрачного Леса; но затем рассудок берёт верх. Не смерть - пощёчина, Шелест едва успевает повернуть голову, и всё равно хлёсткий удар заставляет его присесть на задние лапы. На губах мелькает рассеянная, даже мечтательная улыбка, совершенно ненормальная для шелестова положения; он всем духом перенёсся на границу и уже бежит, спасаясь не столько от гнева племени, сколько от жгучей боли где-то в глубине черепа, какого-то жуткого проклятия. Унижение заставляет Шелеста повторить себе: я был готов, но он всё равно почему-то представляет себе глаза Шум и Осоеда, устремлённые на него, хотя вообразить их выражение оказывается непосильной задачей.
[indent] Кот опускает подбородок, больше не высказываясь. Им с Бересклетом - но как звучит! "им с Бересклетом!" - никогда не было под силу остановить переворот. Они просто отрезали себе путь к отступлению, сделав шаг к пугающей неизвестности и - свободе, что бы это ни означало. Шелест обкатывает в уме речь Неясыти. Позже он подумает, что глашатая была неумна. Вся её речь была слабо построена, а торжество революционеров в этот день обеспечили Мрак, проявивший большую осмотрительность, и вековая жестокость племени Теней, вдруг взыгравшая в этом поколении. Сейчас Шелест кривится от мысли, что Неясыть навсегда останется его бывшей временной наставницей. Он не может узнать наверняка, но верит, что с расстояния всю сцену наблюдала и Черешня. Гордится ли она им? Жалеет о том, на что Шелест обрёк себя? И то, и то.
[indent] На языке горечь, идущая словно бы изнутри, и голова немного кружится, как от обилия свежего воздуха, но Шелест всё ещё думает и видит чётко, когда в конфликт вмешивается Соловей. Серый вскидывается изумлённо; чувствует благодарность - за все прошедшие луны - и вину - за то, что даже не вспомнил о воине, принимая свои (возможно, поспешные) решения. В следующие несколько слов всё кончается; слишком быстро. Шелест озирается с видом лёгкого удивления, но встречается взглядом с Бересклетом, кивает другу и чувствует себя увереннее. Где бы он был, комок шерсти, без поддержки? Где теперь они оба, два комка светлой, ещё юношески мягкой шерсти?
[indent] Мрак уже отдаёт приказы. Его распоряжение относительно Шелеста звучит достаточно удобно, чтобы не возражать вслух: главным назначен Соловей. Мимо ступает Сойка. Серый замечает резкость в её движениях и возвращённый ему взгляд; прояви она равнодушие, и кот ушёл бы, не оглянувшись, но она даёт ему повод переложить камень со своей души на чужую. Малодушно? О да. Шелест догоняет Сойку, прежде чем Соловей принимает или не принимает возложенную на него обязанность.
[indent] - Я буду вечером у ручья. Приходи, если хочешь поговорить, - негромко, но не скрываясь говорит Шелест. Для Сойки, наверное, лучше бы не находиться рядом с ним. Репутация-шмопутация, Шелест чувствует спокойную уверенность, потому что теперь его проблемы и чувства станут обузой для Сойки и облегчением для него.
[indent] Может быть, так ей будет сложнее отвернуться от него. Может быть, наоборот.
[indent] Во всяком случае, Шелест возвращается, подходя к Соловью. Есть ещё нерешённые вопросы, и в случае с Соловьём - серый благодарен за то, что его он может спросить напрямую. Мрака можно даже слегка пожалеть: интриги так утомляют. Группа выдвигается из лагеря в напряжённом, красноречивом молчании и двигается до боли знакомым путём.
[indent] Сколько ещё раз ему доведётся здесь пройти?
[indent] - Ты веришь в то, что они говорили? - из ниоткуда начинает Шелест, догнав старшего охотника. Впрочем, подобный разговор нельзя считать неожиданностью, правда? Взгляд серого настойчив; Соловей - один из очень и очень немногих, чьё мнение Шелест хотел бы узнать. Не то чтобы оно повлияло на его будущее, впрочем. - В какую часть из этого, ты думаешь, они верят сами?
[indent] Беззаконие беззаконием, а семья семьёй. Шелест с трудом может представить себе положение Соловья. Его собственная семья, пожалуй, и рада, что их узы распались задолго до событий сегодняшнего собрания. "Что ты собираешься делать? Ты поддержишь Неясыть, даже если это будет означать ещё больше нелепостей, больше гонений и, наверняка, больше крови?" Шелест не спросит такого. Он хочет услышать, что его уважение к чёрному воину всё ещё чего-то стоит, хочет уйти, не чувствуя презрения к родному племени.

+7

30

[indent] Я защищаю тебя от падения.

[indent] Озлобленный взгляд жёлтых глаз оставляет ожоги на морде, но Соловей не боится. Он физически ощущает, как внутри Неясыти плавится гнев напополам с искренним желанием привести угрозы в действие — поэтому Соловей стоит рядом с ней, поэтому Соловей напоминает ей снова и снова: насилие — не выход, гнев — это крах, а не гарантия успеха. Попытка запугать своего бывшего оруженосца вызывает у кого-то одобрение или даже восторг, но Соловей понимает, что это — миниатюра и предупреждение того, что будет происходить с каждым, кто точно так же решит в будущем выступить против. Может быть, власть вправду болезнь, и Соловей помнит, что чувствовал, когда Норка посвящала Неясыть в свои глашатаи: гордость напополам с сожалением, что перед пагубным влиянием этой заразы Неясыть как никогда уязвима. Соловей трётся носом о чужой, вслушиваясь в настойчивые, уверенные слова Неясыти, и молчит, ненадолго прикрыв глаза: он не поколебал её мнение, но предупредил пожар, который бы сожрал этот лагерь вместе со всеми теми, кто сейчас скалится и шипит на Норку.

[indent] Мрак раздаёт указы, будто уже утверждён на должность глашатая, и Соловей смотрит на него искоса, наблюдая: воитель выглядит непоколебимо спокойным, принимая это за данное, и с ним соглашаются все те, кого затрагивают его приказы. Щитомордник и Сойка с готовностью выдвигаются из лагеря на охоту, и от Соловья не ускользает, как Сойка обращается к Неясыти и как дочь смотрит на Шелеста — Соловей намеренно не вслушивается ни в его, ни в её слова. Гремучница остаётся во главе лагеря на время отсутствия верхушки племени и старших воителей. Соловей смотрит прямо в глаза Мраку, когда тот упоминает его имя, собираясь отправить его в главе патруля в сторону Гнили, чтобы проверить активность крыс. Мрак абсолютно гармонично смотрится на должности глашатая, приняв на себя все обязанности и ответственность этой должности, но загвоздка в том, что в глазах Соловья Мрак таковым не является — пока не состоится посвящение. Соловей не двигается с места, пока Неясыть не говорит, что это — её приказ в том числе, и воитель, наконец, подчиняется.

[indent] Лёгкое прикосновение белоснежного хвоста и шёпот на ухо Соловей встречает молчанием и лёгким кивком. Ему нечего сказать Мраку — тот играет свою партию уверенно и успешно, и не в его интересах позволять Неясыти срываться с цепи. По крайней мере, в пределах лагеря, но что будет там, в бору, никому, кроме этой троицы, неизвестно. Соловей взмахом хвоста призывает назначенных в патруль воителей и ведёт их на выход из лагеря, в последний раз бросив долгий взгляд в спину Неясыти. Теперь их дело — обследовать Гниль и вернуться в лагерь, но Соловей понимает, что по их возвращении на Скале будет восседать уже совсем другая фигура. Соловей ведёт патруль в сторону Гнили молча, мягко ступая по выстланной хвойными иголками земле. Мрак попросил его не волноваться, но тревога душит его, сковывая его изнутри: хаос и беспорядок внутри племени ещё никогда не привносили спокойствия.

[indent] Голос Шелеста нарушает ход его мыслей — Соловей поворачивает голову к серому воителю, чуть замедлив ход, чтобы поравняться с ним, и выслушивает его, и видит, что это не просто желание посудачить о произошедшем. Шелест был одним из немногих, кто выступил против абсурда происходящего, и Соловей может лишь представлять, какими последствиями это обернётся для воителя — и для Бересклета тоже. Старовер вдобавок... Иронично, что против Мрака и Неясыти выступили их же ученики. Шелест задаёт вполне очевидные вопросы, и Соловью не нравится пришедшее понимание, что впредь каждому придётся думать, кому и что можно и следует говорить.

[indent] — В то, как Неясыть защищает нечистокровных? Жизнь должна быть полна сюрпризов, но не абсурда, — Соловей улыбается уголками губ, но голос у него негромкий и не самый радостный. — Им нужно было перекричать Норку, чтобы племя поверило. Они это сделали, а суть переполоха... — Соловей обводит взглядом местность, но в бору тихо, и сквозь редеющие стволы деревьев впереди уже маячит Гниль. — Они верят, что они правы. Это единственное, что должно волновать, — Соловей спускается по склону вниз, подбираясь ближе к Гнили. Среди кучи мусора снуёт несколько крыс, но не более того — это уже не те полчища, что захватили местность в сезон Голых Деревьев во главе со своим вожаком. Соловей даёт команду Бересклету и Огнецвету, чтобы те обошли Гниль с другой стороны, а сам направляется вдоль периметра вместе с Шелестом.

[indent] — Наступают смутные времена, — замечает Соловей, бросив на воителя рядом внимательный взгляд. — Будь осторожнее, Шелест. Мне тревожно за тебя не меньше, чем за Сойку или Курганника, — он вновь чуть улыбается Шелесту, к которому всегда относился как к родному сыну. Он вырос. Как Сойка и Курганник. Они все уже взрослые и теперь выбирают, каким путём идти. Теперь Соловей может только наблюдать за их взлётами и падениями, и то, что происходит сейчас, ясно показывает, насколько разными каждый из них вырос — какие разные судьбы их ждут.

Отредактировано Соловей (2018-07-22 17:06:15)

+6


Вы здесь » коты-воители: раскол » квестовые эпизоды » [06.18] тк №9: переворот