У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

коты-воители: раскол

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ru


новости

условия

Сейчас лето 2018 года.

— погода в июне: днём — от +20 до +26°C, ночью — от +13 до +16°C
— погода в июле: днём — от +23 до +29°C, ночью — от +16 до +18°C
— погода в августе: днём — от +23 до +26°C, ночью — от +14 до +16°C

Важные факторы на лето: Засуха. Между племенами отношения натянутые, напряжённые. Люди перекрыли автомагистраль, начав строительные работы, и некоторые коты считают, что это начало конца. Происходит загрязнение реки. Тени нарушают границы, пользуясь отсутствием машин, внутри племени грозит произойти переворот. Возле лагеря Теней разбили палатки люди.

очередь

мк №4: состязания:
произвольная

мк №9: стычка на нагретых камнях:
волчеликая → [сойка → дымка → лепесток] → [вечерница → мрак] → [осоед → пустельга] → гм

рк №3: древолазы:
тенелап → гм → дымушка

рк №7: цапля:
жабик → ягнятник → тенепляс

рк №8: под землёй:
пескарь → пустельга → форелька → ракушка

рк №8.1: собрание:
произвольная

тк №1.1: облава на крыс:
[ костеломогнецвет → соечка ] → [ щитомордник → гремучница → дербник ] [ неясыть → всполох → норка ] → гм

тк №3: уроки жизни:
овсяночка → мрак

тк №6: поход за мятой:
полоз → всполох

тк №7: вылазка:
овсянка → царапка → камушек
всполох → мрак → бересклет

тк №8: нарушители:
курганниковсянка → сойка

тк №9: переворот:
мрак → неясыть → норка
остальные отписываются в произвольном порядке

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители: раскол » личные эпизоды » [07.18] weight of the world


[07.18] weight of the world

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

weight of the world
Лепесток (7 лун) & Форелька (7 лун) & Волчеликая (77 лун) & Небосвод (18 лун)
http://s8.uploads.ru/LPHhn.gif

— тип эпизода:
закрытый

— условия:
лагерь Речного племени → пустошь; утро; +15°C

— сюжет эпизода:
I've got trouble on my mind
I see the cracks in the open sky
I feel lightning illuminate the pain inside
I don't know what I will find deep inside.

Отредактировано Лепесток (2018-07-05 20:14:48)

+3

2

Форелька припал на передние лапы, прикасаясь грудью к растущей траве, не то чтобы проще было наблюдать, не то просто от своей извечной жажды движения, выгибая спину дугой, склоняя голову то к одному плечу, то к другому – он был занят рассмотрением чего-то очень важного для него. Прищурился, будто измеряя расстояние, задумчиво поводя хвостом, а затем с видом великого дегустатора или ресторанного критика медленно провел языком по растущему прямо перед ним листу. Лист оказался горьковато-безвкусным – серый так и поднялся во весь рост с неразборчивым мычанием вместо слов и с недовольно высунутым языком, пытаясь придумать, как теперь избавится от этого неприятного привкуса - на зубах уже заскрипела земля, от которой оруженосцу надо бы поспешить отплеваться.

Подобными занятиями он был занят последний час или полтора (ему же казалось, что уже целые дни) – Форельке в лагере, что он исходил уже вдоль и поперек дюжину сотен раз, было до смерти скучно. А скука – его злейший враг. Она всегда толкает его на безрассудства – все, что угодно, любое занятие, даже самое неприятное для большинства членов племени (он с радостью бы побежал сейчас вычесывать блох у старейшин, если бы ему предложили) - только чтобы не сидеть на месте. И эта тягучая, мрачная скука, пробирающаяся ему под шкуру огненными муравьями, заставляющая дергаться, перемещаться, придумывать занятия для своих вечно неугомонных лап - она так легко с ним справлялась, подгибала под собой, а он не мог противопоставить ничего в ответ. Не мог унять это желание, это жжение, постоянную потребность в движении, бесчисленные попытки занять своей мозг раздумьями, новыми идеями, чтобы отвлечь от изнывающе медленного идущего времени. Но его разум всегда был переполнен, а Форелька вновь и вновь ошибочно начинал погоню сразу за несколькими мыслями – и в итоге не мог словить ни одной, все они прерывались на полпути, недовведенные до конца, скользкие рыбешки, выскользнувшие из его когтей.

Поднял голову, выдыхая. У него уже были такие дни, когда занять себя было совершенно нечем. Он старается твердить себе, что «когда-нибудь это закончится», «ничего не может длиться вечно», «скоро что-нибудь произойдет». Но ничего не происходило, а день этот только начался и будто на самом деле собирался длиться вечно.

Или нет? Взгляд зацепился за кого-то. Многие соплеменники уже ушли – кто в патруль, кто на охоту, кто на тренировку, кто пополнять запасы мха. Но Форелька определено видел этого сухого длиннолапого ещё котенка, почему-то находящегося на главной поляне. Белоснежный оруженосец с цветочным именем, серо-бежевый знал его, но не помнил, чтобы они общались – может, просто забыл, выкинул как «ненужную» эту информацию, потому что быстро переключился с Лепестка на что-нибудь ещё, заинтересовавшее его сильнее этого кота, так непохожего на обычного Речного представителя. Но он определенно жил с ним в Детской. Впрочем, даже если бы Лепестку было за пятьдесят лун, серого бы это не особо заботило – он был уже на полпути к своей цели, несясь вприпрыжку, будто углядел старого друга.

- Привет! - окрик ещё издалека, но расстояние это быстро сократилось. А затем дружелюбная улыбка, птичий наклон головы, хотя ему приходилось смотреть снизу вверх, потому что, несмотря на схожее тощее телосложение, Рель был чуть более коренастым, чуть более Речным, - Ты же Лепесток, да? Я запомнил тебя, потому что у тебя цветочное имя и ты такой высокий. Все потому, что мне нравятся цветы. Хотя мне больше нравится, когда кого-то называют в честь какого-то определенного цветка – как Триреберника, например – ты знал, что это еще и название цветка? Такое сложное, но красивое. Я бы не отказался от такого имени. А ты знаешь мое имя? Мы жили вместе, когда еще были котятами, - чуть замолчал, задумавшийся над своими словами. – Хотя стой, раз тебя тоже посвятили в оруженосцы, мы и сейчас вместе живем, верно? Верно-верно, все ученики же живут в одной палатке, значит, и мы вместе до сих пор живем. Но даже если ты не знаешь моего имени, ничего страшного – оно не сложное, быстро запоминается. А если знаешь, то ещё лучше – могу сразу позвать тебя погулять, все равно в лагере пока делать нечего, а вдвоем веселее, - пока трепался, чуть отвлекся, дернул лапой, не переставая говорить, прижав собственный хвост к земле, потом поднял её – и тот слова завертелся, будто и не управляемый Форелькой.

+3

3

[indent] Вернувшись из патруля, Лепесток с наслаждением растянулся на окраине поляны, вытягивая и без того длинные лапы. Волчеликой было не видать, и у оруженосца точно есть пять минут отдыха, которыми он с радостью воспользуется. Прикрыв глаза, котик вслушивается в шорох камышей и голоса соплеменников; даже здесь слышно как бурлит река.

[indent] Дернув ухом, на чье-то приветствие, Лепесток решил, что обращаются не к нему, и вновь расслабился, чувствуя, как стебли высокой травы щекочут шерсть на хребте. Но, услышав, как чей-то топот приближается именно к нему, оруженосец поднял голову с лап, волнуясь, что это будет его наставница, увидевшая, как ее отпрыск отдыхает, развалившись в теньке. К его счастью, это оказалась не Волчеликая, и ученик облегченно выдохнул, вежливо улыбнувшись подошедшему Форельке.

[indent] — Привет, — осторожно ответил котик, удивляясь такому потоку слов. — Да, я Лепесток... Наверное, мое воительское имя будет, как и у Триреберника.
С этим серо-рыжим учеником оруженосец редко пересекался, даже и не болтал подолгу. Вроде как, они вместе пару раз играли в детской, но Лепесток мог и ошибаться, все же, много лун назад это все было и много воды утекло с того момента. Форелька был весьма необычным, как внешне, так и внутренне, но котика это не пугало, наоборот, вызывало дикий интерес взглянуть на мир его глазами.

[indent] — Я помню, ты - Форелька, — продолжил отвечать котик, следя за тем, как не сидится тому на месте. — Верно, мы живем в одной палатке. А куда ты хочешь пойти?
Лепесток заинтересовался предложением прогуляться, все равно его дневной отдых был нарушен, а Волчеликая не маячит на горизонте, так что, оруженосцу открывалась полная свобода действий.

+2

4

Форелька радостно скалился, сверкая острыми детскими зубками, в открытую, не стесняясь, разглядывая белого котика – не потому, что считал его каким-то не таким или особенным – в его взгляде не презрение, а детское любопытство, какое котята выражают к чему-то новому и неизвестному – к пришедшему в гости коту или трупу мышки, упавшей перед ними. Он видел, что Лепесток не похож на большинство Речных котов – они, конечно, не все как на подбор были коренастые, приземистые, мускулистые и длинношерстные – попадались разные. Но этот выделялся на их фоне – слишком высокий, даже выше Реля, слишком сухой (а не тощий, как в случае серого), изящный, тонкокостный и тонколапый – как он будет вытаскивать отчаянно бьющуюся рыбешку из реки? Но его отличительность привлекала Форельку - ему всегда нравились необычные вещи. Впрочем, обычные тоже.

- Но подожди, как у тебя может быть такое же имя, как и у Триреберника, если оно уже его? Думаешь, Рассветная Звезда даст вам одинаковые? Как же мы тогда будем различать вас? Триреберник Один и Триреберник Два? Или Триреберник Пестрый и Триреберник Однотонный? Или Триреберник Цветной и Триреберник Белый? – в своей вечной привычке по-птичьи склонил голову набок, задумчиво водя взглядом где-то за спиной собеседника, размахивая крысиным хвостиком, давно перестав задавать вопросы конкретно ему, скорее обращаясь уже к своему воображению, помолчал с мгновение, зависнув, затем дернулся, будто вспомнил что-то или проснулся от недолгого сна, навострил большие уши, провел языком по грудке и продолжил радостно трещать, как ни в чем не бывало:

- О, а пошли налево, как выйдем из лагеря. Сейчас утро, так что будет у нас почти за спиной, поэтому не придется постоянно щуриться, когда смотришь на него. А ещё можем даже попробовать поохотиться – вдруг получится, принесем еды в племя, и никто даже не скажет нам, что мы зря потратили время. Мышку там или, может, даже кролика. Тебе больше нравятся мышки или кролики? Или рыба? Или птица? Птицу сложно ощипывать. Но мне нравятся перышки – они всегда такие красивые. Тебе нравятся перья? – быстро высунул язык, будто проверяя, на месте ли он. - Было бы весело, если бы у котов были бы перья вместо шерсти, правда? А у птиц шерсть вместо перьев.

Отредактировано Форелька (2018-07-13 04:45:54)

+1

5

[indent] — Оу, нет, я имел в виду, что меня назовут тоже в честь какого-нибудь растения, — растерянно пробормотал Лепесток.
Он поднялся с травы и, потянувшись, последовал за Форелькой через заросли камыша, чуя приятный запах речной воды. Его попутчик тут же перескочил на другую тему, без пауз начиная рассказывать что-то про дичь, а оруженосец терпеливо слушал, не совсем вникая в его разговоры.

[indent] — Например, меня могут назвать Зверобоем, — ученик дотронулся кончиком хвоста до золотистого цветка.
Он бы точно не отказался от такого имени, оно звучало красиво и не слишком муторно и длинно. Солнце светило в спину, и Лепесток был согласен с Форелькой, что не придется щуриться, когда идешь в его сторону. Заметно облегчало путь.

[indent] — Я предпочитаю рыбу, — вставил свое слово оруженосец.
Он принюхался, стараясь почувствовать запахи дичи в округе, но заметил лишь, как кролик нырнул в высокую траву прямо перед ними. Кот поколебался, но двинулся дальше. Лапы чесались кинуться вслед за добычей, но ученик подавил это желание.

+2

6

- Рыба? – проигнорировав предыдущие фразу спутника, Форель навострил большие уши, будто бы впервые услышал это слово. – Рыба – это тоже вкусно. Мне назвали в честь рыбы, - улыбнулся, оборачиваясь на Лепестка через плечо. – Я люблю говорить, что это из-за моей худобы. Чтобы не перепутали с Теневым. Но ты тоже очень худой. Это странно. Почему ты такой худой? Ты мало ешь? – искренняя озабоченность в голосе, он склоняет голову, разглядывая длиннолапого соплеменника. - Я иногда забываю поесть. Раньше мама напоминался мне об этом, а сейчас напоминать некому. Хотя у меня есть брат. Но он обычно не напоминает – он очень много тренируется, поэтому мы стали меньше общаться. Ты знаешь его? Он очень умный, - в голосе засквозила гордость – он действительно всей душой обожал своего ближайшего родственника и никогда не сомневался, что эти чувства были взаимны – хотя, наверное, стоило бы. Форелька был тяжелым ребенком. Что бы ни говорили его родители, но даже они, несмотря на всю любовь к собственному отпрыску, скорее всего, были немного (а, может, даже больше, чем немного) разочарованы в нем. А что тогда можно было сказать о его брате, что выслушивал эту постоянную болтовню, смотрел на его бесконечные нервные подергивания, нянчился с ним с самого глубокого детства? Но серый никогда об этом не задумывался. Он видел мир в своих собственных красках, под своим собственным углом, для него не существовала многих понятий, без которых действительно сложно было выжить в этом мире: презрения, жалости, злости. Возможно, кому-то было пара открыть ему глаза. Но не сегодня. Сегодня он был все тем же ребенком, что и вчера.

- Смотри, Лепесток! – замер, вперив свой восхищенный взгляд куда-то за спину белого оруженосца. - Смотри, это стрекоза! – мгновение – и его нет. Малец прыгнул в кусты за порхающим насекомым, совсем забыв о сопровождающем. Он часто так делал. Он легко перескакивал с одной мысли на другую, неспособный удержать их в голове одновременно. Секунду назад он думал о брате, теперь ему потребуется пара мгновений, чтобы вспомнить его имя, потому что все его внимание было приковано к этому невесомому существу, за которым он гнался как безумный, боясь потерять этот скоростной вертолет, меняющий направление каждое мгновение – скорее всего, гиперактивность этого ученика помогала ему уследить за стремительными движениями цели.

К счастью, самого Форельку потерять было сложнее: он несся вперед, игнорируя кусты и колючки, игнорируя ветки и упавшие деревья с таким шумом и криками, что, наверное, даже на границе с племенем Теней его было бы слышно:

- Эй, да постой же ты! Я не могу бежать так быстро, а летать и вовсе не умею. Я научусь когда-нибудь, но не сейчас – пока я не умею! Постой, это нечестно. Я так тебя не поймаю. Притормози! – вряд ли серый замечал сейчас, в какую сторону он бежит и следует ли за ним Лепесток. Он не видел ничего, кроме мельтешащих крыльев, тонкого тельца и многоцветных маленьких глаз. Его уже не волновало, в какой стороне солнце и придется ли ему щуриться, не волновало, что он может потеряться или забрести совсем не туда, куда они планировали. Хотя, планировали ли они вообще что-то определенное? Они хотели попробовать поохотиться. И вот он  - охотиться. Почему бы не принести стрекозу на ужин? Ему эта идея пришлась по душе.

+3


Вы здесь » коты-воители: раскол » личные эпизоды » [07.18] weight of the world