У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

коты-воители: раскол

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители: раскол » игровой архив » [07.18] under the water


[07.18] under the water

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

under the water
Лепесток (7 лун) & Бересклет (17 лун)
http://s9.uploads.ru/GsoK9.gif

— тип эпизода:
закрытый

— условия:
где-то у реки; день; +20°C

— сюжет эпизода:
Under the water we die
Then why do we jump in?
Why do we jump in?
Under the water we die

+4

2

Взгляд цвета светлого шафрана не умел быть яростным, ищущим битвы, как не умел смотреть на тех, кто отличается с далёкого, недостижимого высока. Не в последнюю очередь потому, что принадлежал плешиво-вшивому отщепенцу, уводившему верных последователей общей идеологии с пути истинного, пути основательно протоптанного и безопасного на скользкие дорожки, непролазные тропки, где покоя ступившему не видать от начала до конца. Где чуть неверно поставишь лапу, шире сделаешь шаг, поддавшись иллюзорному спокойствию — хищной гордой птицей с перебитым крылом ухнешь в темнеющую низину.

река-река, далёко до моря,
река-река, звала за собою,
расскажешь, как добраться домой?

В данный момент «низина» была малого того, что темнеющая. Она совсем не метафорично бурлила, кипела, со звонким хрустом ломала хребты прочных веток, унося их на острых гребнях волн. Бересклет заворожённо смотрел на гибельно-живые воды, обманчиво прозрачные и приветливые под тонкими лучами солнца. Опасность, неразгаданная тайна искусства сливаться с рекой, становиться своевольным потоком манила, притягивала по-хищному жёлтый взор.

Не раз и не два на советах худощавый пытался выведать у лоснящихся обитателей чужой земли, что для них есть плавание. Но разве ответишь на такой странный вопрос не менее странному мелкому оруженосцу, коего с первым напористым порывом ветра, кажется, заберёт в серебрящееся лунным светом поднебесье. Вот и важные Речные воины считали, что не ответишь.

ведь ты, река, звала за собою
меня.

Бересклет едва подался вперёд, напрягая отозвавшиеся вмиг тренированные мышцы. Однако разве спасут они, коли духи реки присмотрели тебя в друзья до смерти, чересчур близкой сейчас. Оступишься — твой остов не прочнее ветки для волны, оступишься — никто не услышит мольбы наполненного студёной водой горла, оступишься — и кот оступается. Лапа скользит по траве, скользит на коварно показавшийся гладкий камень. Только камень не булыжник, слишком мал и слишком быстро обрывается. Как обрывается истошный вопль Теневого.

Как там шутили соседи? Спасение утопающих — дело лап самих утопающих? Тогда конкретно Бересклета можно сразу отправлять в утопленники.

Он, конечно, с таким раскладом не согласен. Упрямо сжимает клыки, барахтается, с первобытным ужасом пытаясь отдалиться от воронки, раскрытой пастью чудища чернеющего дна. Только не дно самое страшное — страшное впереди, ибо от родных земель немилосердный, беспристрастный поток уносит всё дальше. Чудом воитель оказывается на поверхности, чудом глотает воздух, которого хватает лишь на ещё один призыв о помощи — на сей раз гораздо тише. Тише, ведь горло схватывает холодным спазмом. Тише, ведь постепенно отнимаются жилистые лапы. Тише.

Совсем. Тихо.

+3

3

[indent] Запахи реки всегда успокаивал, приводил мысли в порядок, заставлял не волноваться. Несмотря на то, что первое знакомство с водой и Лепестка не задалось, благодаря Волчеликой, он все же свыкся с тем, что река совсем не опасна, а наоборот, кормит и поит Речное племя, да и плаванье доставляет то еще удовольствие. Кот зависает на несколько секунд, смотря на то, как солнце расплывается по гладкой поверхности реки, отражается бликами и слепит голубые глаза.

[indent] Стрекозы резвились у самой кромки воды, заманивая оруженосца прямо в реку, сверкая синеватыми крылышками. Лепесток оглядывается, но никого в округе нет, он здесь совсем один, наедине со своими мыслями. Прыжок – и стрекоза с поломанными крыльями оказывается в лапах оруженосца. Он равнодушно сталкивает ее в воду.

[indent] Волчеликая пинком под зад отправила ученика охотиться, но в такой ленивый солнечный день хотелось заниматься чем угодно, только не охотой. Журавлик ушел в патруль или тренироваться с Тисовейкой, и Лепесток остался сам себе на уме. Встряхнувшись от назойливой мошкары, оруженосец с наслаждением погрузился в речные воды.

[indent] Течение подхватывает тело котика, унося с собой, и Лепесток подчиняется, вытягивая морду и прижимая уши. Он ныряет с головой, тут же подхватывая зазевавшуюся рыбешку обеими лапами, и выныривает с ней в зубах. Кот выбирается на берег и с наслаждением расправляется с добычей; все равно он сможет кучу таких же наловить, да и грех не подкрепиться. Хоть и нырять, ловя рыбу, было для Лепестка все еще сложным, но благодаря Волчеликой он трудился усерднее, и вот практически без единой ошибки смог выловить ершика.

[indent] Он хочет продолжить охоту уже в лесу, как видит чье-то барахтающееся тело в воде, и замирает, не понимая, это Волчеликая кого-то топит или Сумрачные коты учатся плавать? Поколебавшись, оруженосец все же бросается обратно в реку, интенсивно гребя жилистыми лапами и следя за тем, как неизвестный белоснежный вояка все же уходит под воду. Задержав дыхание, Лепесток делает рывок, усердно гребя, и вцепляется зубами в загривок кота, благо, шерсти у него мало. Ученик отталкивается от илистого дна, с трудом дотаскивая незнакомца до берега, где когтями взрывает песок, и, наконец, вдыхает запах лиственного леса.

[indent] Оруженосец вытаскивает тело белоснежного кота на берег, дрожа всем телом. Это тебе не за рыбкой нырять. Лепесток, тяжело дыша, обнюхивает тело и понимает, что это неудачная попытка воителя племени Теней поплавать. Или же он случайно сорвался в воду? Впрочем, помочь котик был обязан, не зря же он рисковал, спасая пловца. Ученик с силой жмет на грудь кота, дабы вода вышла из его легких.

+2

4

Темнота. Темнота окутывала рассудок обманчиво мягко, будто далёкое воспоминание из детства о лапах любимой матери. Однако вряд ли мать стала бы душить собственное дитя, даже если дитя — Бересклет, а вот темнота душила, отнимала воздух по каждой живительной капле. Невыносимо медленно, болезненно, так пульсирующее, бьющееся в стремительно мрачнеющей клетке сознание успевает выхватить момент агонии. Худые лапы бессильное вздрагивают — скорее инстинкт, чем попытка выбраться. Непростительную ошибку, ошибку, стоившую многого-всего Теневой уже допустил. Вода не казалась больше холодной, вода казалась лишь чуть, самую малость прохладной, омывающей мягко сорванное — кажется разодранное, горло.

В самый последний, краткий миг от вечности лесной жизни перед глазами плывут моменты из прошлого? Нет, зачем бы им трудиться, плыть, когда плывёт сам отходящий в мир иной. Да не просто плывёт, расплывается всем естеством, растворяется, становясь лёгкой пузырчато-радужной пеной на гребнях волн. Река зовёт, и сердце, постепенно замедляющее свой бег, окутываемое мягкой тиной со дна, несётся на зов, чтобы замереть, разбиться, уснуть.

Чьих-то любезных острых зубок на собственном загривке Бересклет не чувствует, а потому возмущаться не спешит. Он в принципе не спешит ничего — ни просыпаться от предсмертно-нежного покоя, ни благодарить отчаянного самоубийцу или законченного альтруиста (грань между данными понятиями слишком, даже чересчур тонка), который вытащил жилистое тело на берег — тело-то пока не осознала, что уже можно начинать страда… Жить, конечно же. Впрочем, от лап на грудной клетке так просто не отбрехаться.

Первой приходит боль. Бересклет резко, с интонацией хронически больного каким-нибудь цветастым кашлем вдыхает, после выдыхая. Не воздух правда — студёную водицу. Так продолжается всего пару-тройку раз, но воителю оные упорно кажутся парой-тройкой десятков. А ещё каждое ребро ощущается будто не своим, чужим совершенно, воткнутым по ошибке, мешающим сердцу пуститься, наконец, наутёк. Ритм уж такой, что добежало бы оно до пропащих в расколе прошлого племён и ещё успело бы вернуться к ужину.

— Кхра-хар, — звуки вороны-астматика всё никак не хотят утихать, однако издающему их уже легче — тяжкий переворот набок позволяет воде покинуть чужеродное пристанище, вернуться смеющимся, скалящимся солнечными зайчиками ручейком в бурлящую реку.

— Я.. Кхрах.. Что, — крайне многозначительно выдаёт Теневой, пока не до конца справляясь с настойчиво-раздражающе ударяющей по отравленному спокойствием-обманкой, спокойствием вечным и холодным сознанию. Однако стоит помутневшим цитриновым глазам наткнуться на кипящий поток, обладатель оных кричит. Точнее, пытается. Горло отзывается абсолютно незнакомыми, заботливо прибавляющими испугу сиплыми хрипами. И даже зрачки, будто прямо касаются палящего солнца в зените, отчаянно дрожат. Кот беспомощно перебирает абсолютно чужими сейчас конечностями, хватая воздух без возможности им надышаться вдоволь.

+3

5

[indent] Воитель выплевывает воду, начинает сипеть и хрипло кашлять, а Лепесток чуть отступает, давая ему самому закончить сплевывать остатки реки. Запах племени Теней щекочет ноздри оруженосца, но он его игнорирует, любопытство заполняет всего кота и ему хочется накинуться с вопросами на белоснежного чужака, но он понимает, что это будет как минимум невежливо.

[indent] — Ты в порядке? — подает голос Лепесток, наклоняясь над воителем.
На ум приходит воспоминание о его первом знакомстве с речной водой. Волчеликая безо всяких предостережений и вступлений окунула ученика в воду, а тот чуть не задохнулся , глотая речной песок и воду, оседающих в его легких. Он вовремя сумел вынырнуть и очутиться на берегу, а, если бы не смог, течение бы просто подхватило его безжизненное тело, унося прочь от Речных территорий. Вот уже кто порадовался такому исходу, так это его наставница.

[indent] — Почему ты упал в воду? — оруженосец не может сдержать рвущиеся наружу вопросы. — Тебе надо вылизываться, чтобы быстрее согреться.
Ученик дергает усами, наблюдая за незнакомцем. Он впервые видел чужака из другого племени; мать рассказывала ему, что Сумрачные воители гораздо лучше ориентируются в темноте и у них всех темные окрасы, но, видать, бывают исключения в виде таких вот белоснежных воителей.

[indent] Лепесток неловко переступает с лапы на лапу, не кидаться же ему самому вылизывать Сумрачного кота. Выпустив когти, оруженосец взрывает ими намокшую землю и резко отряхивается, словно внезапно вспомнив о себе самом.

+2

6

э п и з о д  з а м о р о ж е н

[nick]Мастер Игры[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2zURM.png[/icon][sign][/sign][status]гулять по льду[/status]

0


Вы здесь » коты-воители: раскол » игровой архив » [07.18] under the water